Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава V ЯЭЛЬ ПЛАЧЕТ

Глава V ЯЭЛЬ ПЛАЧЕТ

"Сколько раз тебе повторять: сначала жуют, а потом глотают!"

Мама Йоси была очень строга насчет правил хорошего тона и порядка в доме (соседки за глаза называли ее "немкой из Турции"). Не зря Йоси в школе считали франтом. Подумать только -~ мальчик причесывается каждое утро и чистит даже... сандалии!

— Все, я уже поел, — сообщил Йоси с набитым ртом и пулей выскочил на улицу. Во дворе его ждал Шмуэль.

— Пошли, — крикнул Йоси.

— Я тебя уже целый час жду.

— Да я ел...

— Пойдем в наш магазин, — предложил Шмуэль.

— Тебя туда так и тянет.

— А я тебе еще раз говорю: "напротив льва".

— Но мы же договорились, что сегодня пойдем к Львиным воротам, --- заупрямился Йоси.

— Ну хорошо, пойдем, только по дороге на минутку заглянем к нашему торговцу.

— К твоему, а не к нашему!

— Послушай, я чувствую, что львы спрятаны у него в подвале. Он даже испугался, когда мы заговорили с ним о львах.

— Испугался? Я что-то не заметил. Ладно. Если уж тебе так хочется... Зайдем.

Они уже подходили к магазину, когда Йоси вдруг снова заколебался:

— Может, ты один пойдешь? Мне что-то неудобно...

— Честно говоря, я и сам не знаю, что сказать ему.

— Ну, видишь? — кольнул его Йоси. — И вообще, сегодня твои львы какие-то тихие. Почему я не слышу рычания?

— Подожди, скоро услышим, как твои рычат, — рассердился Шмуэль.

— Ты моих львов не трогай. Говорят, они когда-то приснились султану Сулейману21 и угрожали съесть его, если он обложит налогом жителей Иерусалима.

— Ну, когда это было... Четыреста лет назад... Эти львы давно уже превратились в каменные статуи на стене, которую построил султан. А камни, как известно...

— Шмуэль!

— Ладно, пошли к Львиным воротам.

— Значит, не пойдешь в магазин?

— Не сейчас.

Дома на Виа Долороса тесно лепятся друг к другу. Дворик к дворику. Арки нависают над узкими улочками, как мосты. Железные двери, украшенные крестами, --- обычный вход в церкви и монастыри — то и дело встречаются прохожему на Виа Долороса.

Йоси и Шмуэль остановились у Львиных ворот и залюбовались пейзажем — Масличная гора, тесно покрытая старинными надгробьями, Гефсиманский сад, мост над рекой Кидрон, а рядом — памятник солдатам, погибшим в Шестидневную войну. Еще выше, справа — стена, окружающая Храмовую гору, и ворота Милосердия, в которые должен войти Мессия22...

Друзья сразу узнали эти места. Не раз отец Йоси, археолог по профессии, приводил их сюда — погулять вдоль реки Кидрон, возле города Давида и родника Шиллоах.

Наглядевшись вдосталь, ребята обернулись к воротам: четыре льва, свесив хвосты с металлической решетки, отдыхали в молчании. Ни грозного, ни тихого рычания. Вообще ни звука!

— Интересно, что означают эти львы? — раздался внезапно чей-то голос. Мальчики оглянулись: неподалеку стоял какой-то турист с женой и дочерью.

— А вот ты ему и расскажи, — хихикнул Шмуэль. — Ты же хвастаешь, что знаешь английский.

Йоси внимательно поглядел на долговязого туриста, на его толстушку-жену — у той вспотело все лицо, даже щеки — и на их дочь. Примерно тех же лет, что Йоси и Шмуэль, густые каштановые волосы падают на плечи... Ну как рассказать им о султане, построившем эти стены, и о его снах?

— Что же ты молчишь? --- настаивал Шмуэль.

— Да как я заговорю с незнакомым человеком?

— А ты попробуй. На вид они вроде симпатичные.

Йоси колебался... Вдруг он заметил, что туристы не сводят с него глаз.

— Эти ворота называются ,,Львиные", — Йоси и сам не ожидал, что первая фраза получится у него так легко.

— О, ты говоришь по-английски? — удивилась вся семья.

— Так, несколько слов, скромно ответил Йоси и запустил всю пятерню в свою шевепюру. — Через эти ворота десантники ворвапись в Старый город во время Шестидневной

http://istok.lc/netcat_files/Image/l4.jpg

войны. Тут шли тяжелые бои. Они сражались как львы.

— Потрясающе! — шепнул Шмуэль. — Учительница английского поставила бы тебе пятерку!

— Wonderful!23 — обрадовался турист, а его жена поспешила все записать в маленький блокнот.

— Львиные ворота — ворота героев, — произнесла девочка.

— Не хотите ли сфотографироваться с нами? — предложил турист.

— Пожалуйста, --- ответил Йоси.

— Встаньте ближе друг к другу. Агнесс, ты стой сзади. Жаклин — посередине. Так! Теперь улыбнитесь. Спасибо. Может... может, пойдем попьем чего-нибудь? Кока-колы, например?

Йоси и Шмуэль переглянулись. .

—  С большим удовольствием, — ответил Йоси. — Моего друга зовут Шмуэль --Самуэль по-английски. А меня — Йоси, то есть Джозеф.

— Очень приятно. А мы — семья Фройнд. Это моя жена Агнесс и дочь Жаклин. Друзья говорили мне, что Жаклин на иврите Яэль. Жаклин, поздоровайся с мальчиками.

— Хелло,

— промолвила Жаклин, точно взрослая дама.

— Вы давно в Иерусалиме? — вежливо спросил Йоси.

— Мы собираемся здесь жить, — объяснил господин Фройнд. — Я представляю американскую фирму, которая строит крупноблочные дома. Дома собирают из стен и деталей, сделанных на заводе, понимаете?

-- Да, -- сказал вдруг Шмуэль. К своему немалому удовольствию, он обнаружил, что все понимает.

— Может быть, зайдем в кафе ,,Лев"? --предложил Йоси.

— Прекрасная мысль! — подхватил господин Фройнд. — Посидим, отдохнем. Мы с женой еще не привыкли к здешнему климату.

— Сегодня не так уж жарко, — сказал Йоси, усаживаясь за столик.

--- Что для вас заказать? — обратился господин Фройнд к мальчикам, когда хозяин кафе подошел к ним.

— Порцию арбуза, пожалуйста, то есть две порции, — ответил Йоси на иврите — он не знал, как сказать "арбуз" по-английски.

— И три стакана колы, — добавил господин Фройнд.

— Вы остановились в гостинице? — спросил Йоси.

— Мама, я тоже хочу арбуз, — вмешалась девочка.

— Хорошо, сейчас закажу, — сказал господин Фройнд и знаком попросил хозяина принести еще одну порцию арбуза.

— Мы сняли квартиру на улице Метудела, — ответила госпожа Фройнд. --- Красивое место, оттуда виден даже музей.

— И монастырь Святого креста, — добавил Йоси.

— Верно! А откуда ты знаешь? — удивилась госпожа Фройнд.

— Агнесс, они же иерусалимцы! — засмеялся ее муж.

— А может, твои иерусалимцы, Роберт, покажут нам какой-нибудь мебельный магазин? Мы ведь пришли в Старый город, чтобы купить мебель для нашей квартиры.

Йоси собрался было ответить, что в мебели они разбираются слабо, но Шмуэль торопливо зашептал:

— Поведем их в наш магазин!

— Разве там продается мебель? — спросил Йоси на иврите.

— Я не заметил, но... почему бы не зайти? Скажи им что-нибудь, они на нас смотрят, это неловко.

— Напротив кафе есть магазин, — обратился к туристам Йоси. — Вчера мы с Самуэлем были в нем. Может быть, вы там что-нибудь найдете.

— Ведите! — воскликнул отец Жаклин, расплачиваясь с хозяином.

— Спасибо за арбуз, --- поблагодарил Шмуэль. Это была вторая в его жизни фраза по-английски, если первой считать произнесенное им ранее слово "да".

-— Это вам спасибо, — госпожа Фройнд вытерла лоб. ----- Ах, как мы устали, верно, Жаклин?

— Что ты, мама, я совсем не устала, — засмеялась девочка.

Хозяин магазина обрушил на пришедших нескончаемый поток цветистых приветствий. Правда, когда он увидел Шмуэля и Йоси, его усы нервно задергались.

— Наши юные друзья посоветовали нам ваш магазин, — объяснил господин Фройнд.

— Тысяча благодарностей. Милости просим. Все мои товары — к вашим услугам.

— Дело в том, что мы недавно въехали в новую квартиру и нам нужна мебель для гостиной. Что-нибудь в восточном стиле, что-нибудь вроде... ну, вы меня понимаете...

Разумеется, хозяин понимал. Он имел дело с туристами не первый год. На этот раз он чувствовал, что состоится настоящая сделка. Цена мебели для гостиной может выражаться четырехзначной цифрой.

— Мебель я держу в подвале. Не будете ли вы так добры спуститься, --- любезно предложил он. ---- Кстати, дети, — обратился он к Шмуэлю и Йоси, — вы, конечно, нашли подарок для мамы? Со львами? Ха-ха-ха!

— Нет, не нашли, — ответил Йоси.

— Видишь, он опять заговорил о львах, — шепнул Шмуэль. — Я же говорил тебе!

— Очень жаль, —- торговец оборвал смех. — Вы, наверно, останетесь наверху? Мой сын принесет вам холодной воды, как вчера. Пожалуйста, сюда, господин, --- повернулся он к Фройнду.

—  Нет, мы тоже спустимся, — ответил Шмуэль тихо, но решительно.

Огонек неудовольствия зажегся в глазах торговца. Он не выносил детей, которые перечили старшим. Его сыновья беспрекословно слушались каждого его слова.

— Что же, пожалуйста. Просто я думал, что внизу слишком тесно.

—  Самуэль, Джозеф, где вы? — позвал господин Фройнд.

— Они уже спускаются, — успокоил его хозяин.

По внешнему виду этого магазина никак нельзя было догадаться, что за сокровища скрываются в его подвале. Подвал походил на кладовые какого-нибудь принца, который захватил немало неприятельских крепостей и свез богатую добычу к себе во дворец. Но этому принцу было, очевидно, много сотен лет, потому что мебель, ковры и светильники относились к самым разным эпохам.

Госпожа Фройнд восхищенно завопила ,,Wonderful!" и принялась переворачивать все вверх дном. Муж заразился ее воодушевлением. Для него это был неповторимый шанс приобрести ,,настоящий" письменный стол.

Трудно передать, как обрадовался господин Фройнд, увидев то, что ему хотелось. Это был необъятный письменный стол с невероятным количеством ящиков и замков. Правда, краска кое-где облупилась, а некоторые ящики выдвигались с трудом; специалист без труда заметил бы, что одна из ножек -- от другого стола; но несколько хороших ударов молотка и чистка полировки сделают его просто великолепным. У старой мебели есть свои преимущества, это не то, что новая вещь, только что вышедшая из мастерской, — старинный стол имеет историю! Кто знает, где только он не побывал за двести лет своего существования! Может, турецкий паша писал за ним свои указы? Может, богач из Дамаска составлял на нем свое завещание? А может... Трудно сказать, ведь столы не умеют говорить. Как бы то ни было, отныне этот стол будет стоять в кабинете Роберта Фройнда, который создаст, сидя за ним, проекты новых жилых зданий и промышленных предприятий Израиля. Однако прежде, чем это случится, нужно уладить один "пустячок". Такую вещь не отдают даром.

Торговец сразу заметил, чем заинтересовался его покупатель.

— Сколько стоит этот стол? --- спросил господин Фройнд.

— Стол? — прикинулся непонимающим хозяин. — Ах, этот стол, самый красивый стол, который у меня есть? Примите мои поздравления, господин, у вас отличный вкус!

Господин Фройнд не обратил на комплимент никакого внимания. Он умел разговаривать с продавцами, а потому старался не показать, что стол ему понравился.

— Сколько? — деловито повторил он.

--- О цене поговорим потом. Лирой больше, лирой меньше — какая разница? Господину нравится стол? Он его получит! Да что я говорю, не получит, а из рук выхватит! Несколько дней назад у меня был профессор университета, так он прямо влюбился в этот стол. Несколько часов возле него простоял. Хотел тут же его забрать.

Господин Фройнд пропустил мимо ушей восторженную речь торговца.

--- Господин, конечно, знает, что это за народ — профессора. Умные, ученые. А вот насчет денег... — хозяин пренебрежительно махнул рукой. Он ожидал, что покупатель поддержит разговор, назовет цену. Но отец Жаклин отошел от стола, точно передумал. --- Этот стол нуждается в серьезной починке, — сказал он. — А нынешние столяры дерут такие деньги за работу...

— Серьезная починка? — всплеснул руками хозяин. — Два-три гвоздика да несколько капель масла — петли смазать. Стол просто в отличном состоянии!

— Сколько же он стоит?

— Сколько? М-м-м... Профессор предлагал мне тысячу четыреста. Ха-ха-ха! Такой стол стоит минимум две тысячи лир. Да это себе в убыток! Вы только посмотрите на эти дверцы пальмового дерева, на эти ножки в виде пальмовых листьев. Две тысячи за такой стол — это же бесплатно! Я сам заплатил за него больше.

Господин Фройнд словно и не слышал.

— Ваша жена, я вижу, выбрала ковер, этажерку и кресло. Цену обсудим попозже. А стол пусть забирает профессор...

Господин Фройнд молчал.

— Госпожа берет зеркало и тахту. Тысяча семьсот. Только для вас.

Господин Фройнд молчал.

— Госпожа выбрала люстру. Тысяча четыреста. Наличными.

Господин Фройнд раскурил трубку и взглянул на вещи, отобранные женой. Йоси и Шмуэль помогали ей передвигать мебель.

— Дочка господина выбрала кресло для своей комнаты. Тысяча двести. Это мое последнее слово. Где наше не пропадало...

— Я готов дать восемьсот. Наличными, как вы просите.

— Господин!

— Меня зовут господин Фройнд.

---- Хаваджа24 Фройнд, меня зовут Салах.

— Очень приятно. Я говорю, восемьсот. Договорились?

— Тысячу, хаваджа Фройнд. Тысячу.

--- Девятьсот.

Ударили по рукам. Фройнд был доволен своим умением торговаться. Салах тоже не выглядел разочарованным. Когда же он увидел мебель, выбранную госпожой Фройнд, глаза его загорелись. Он мысленно подсчитал стоимость вещей и хлопнул в ладоши. Примчался сын, неся поднос с крепким кофе.

— Давайте выпьем кофе за новым столом госпожи, ---- предложил Салах, вытирая низенький мозаичный столик.

Кофе оказался крепким и сладким. Госпожа Фройнд поинтересовалась: как жене хозяина удается варить такой кофе? (На самом деле кофе был принесен из кафе "Лев").

Внезапно лицо Салаха омрачилось. Усы его нервно задергались, глаза забегали. Он поглядывал то на господина Фройнда, то на Жаклин.

— Сейчас мой сын позовет грузчиков — вынести мебель из подвала, — сказал хозяин.

Он шепнул что-то сыну. Тот сперва не понял, о чем речь, потом кивнул.

Все поднялись наверх, в магазин, и тут Йоси и Шмуэль почувствовали, что случилось неладное. Хозяин, правда, продолжал разговор о цене, но при этом время от времени бросал подозрительные взгляды на вещи, которые грузчики выносили из подвала. Только когда вся купленная мебель была перенесена в магазин, Салах облегченно вздохнул. Он стал подсчитывать стоимость проданного, а господин Фройнд тем временем вынул из кармана туго набитый бумажник.

Госпожа Фройнд с удовольствием оглядывала покупки... И вдруг раздался взволнованный голос Жаклин. Она пыталась что-то объяснить отцу.

— Мы забыли внизу кресло, которое Жаклин выбрала для себя, —- сказал господин Фройнд.

Забыли? — пролепетал торговец. — Сейчас спущусь, проверю.

Проверка не отняла много времени. Вскоре Салах вернулся, неся кресло.

— Это не то кресло, --- запротестовала Жаклин.

— Вы уверены?

— На том кресле были львы, — стояла на своем Жаклин.

Негромкое рычание зазвучало в ушах Шмуэля и Йоси. По магазину закружились львы.

Они взбирались на кресла, по-царски снисходительно лизали усы хозяина, прыгали в озорных глазах Жаклин...

— Мы спустимся вниз и поможем найти твое кресло, — вызвались мальчики.

— Погодите минутку, — торговец хотел было задержать их, да опоздал. Вся троица уже была в подвале. В полутьме виднелись горы мебели, в том числе несколько кресел, но Яэль (с легкой руки Шмуэля и Йоси Жаклин превратилась в Яэль) никак не могла найти "свое" кресло.

— Расскажи-ка, как оно выглядит, — попросил Йоси.

— Кресло как кресло. Я помню только, что на подлокотниках там были львы. Это мне и понравилось.

— На каждом подлокотнике ---- лев?

— Одним словом — "два льва"! — воскликнул Шмуэль. — Йоси, расскажи Яэль о дедушкиной загадке. А я пока буду искать.

— Барышня, должно быть, ошиблась, — торговец тяжело переводил дух. Он торопливо спускался в подвал.

— И вовсе не ошиблась! — крикнула Яэль. Йоси уже успел кое-что рассказать ей, и она поняла, что кресло разыскать просто необходимо.

— Йоси помоги мне сдвинуть эти ковры, — послышался голос Шмуэля. — Мне кажется...

— Мальчики! Вы мне тут все перевернете!

— Мне кажется, кресло здесь!

Хозяин лавки застыл как вкопанный, только тихо бормотал про себя ругательства.

--- Его кто-то спрятал! Яэль, смотри! Это то кресло?

— Да, это оно, --- подтвердила Яэль.

Йоси и Шмуэль внимательно разглядывали кресло. Было оно старое и потрепанное. Обивка во многих местах порвалась. И размерами особенными оно не отличалось. Такое кресло можно за бесценок купить у любого старьевщика... Только вот на подлокотниках возвышались выточенные из дерева львы.

— Посмотри, — сказал Шмуэль. — Все совпадает. Точно как в дедушкиной записке. Мы просто обязаны...

-— Еще бы. Ты отвлеки хозяина, а я попрошу Яэль нам помочь.

Яэль, конечно, согласилась. Тем временем господин и госпожа Фройнд спустились в подвал.

---- Папа, я хочу это кресло!

— Мне очень жаль, господин, — извинился торговец, — но это кресло не продается.

--- Что значит ,,не продается"? Для кого вы бережете эту рухлядь?

— Я обещал его одному покупателю. Даже задаток получил.

— Что ж это за покупатель? Уж не профессор ли? — засмеялся Фройнд. --- Скажите лучше, что вы просите на десять лир больше, и кончено дело. Сколько вы хотите? Тридцать лир?

— Честное слово, не знаю даже, как объяснить... Кресло...

— Сорок? — предложил Фройнд.

— Я... я уже продал это кресло!

— Он не хочет его продавать, — шепнул Шмуэль Йоси. — Скажи Яэль, пусть сделает что-нибудь. Скажи, пусть... поплачет, что ли.

Йоси перевел Яэль слова Шмуэля. Она глубоко вздохнула и тихонько заскулила.

— Скажи ей, что нужно погромче!

Йоси перевел.

— Я только беру разгон, — объяснила Яэль и разразилась горьким плачем.

— Жаклин, что с тобой? — удивилась госпожа Фройнд.

— Я хочу это кресло, ---- всхлипывала Яэль.

— Прекрати спектакль, -- резко потребовал господин Фройнд. --- Хозяин говорит, что уже продал его другому человеку.

— Кре-е-е-сло! Кре-е-е-сло! --- голос Яэль то набирал силу, то затихал — ни дать ни взять, сирена "Скорой помощи".

— Жаклин, я этого не потерплю! -- рассердился отец.

— Он не продал! Не продал! — завывала Яэль.

— Роберт, я не понимаю, что случилось с девочкой. Я готова отказаться от всех покупок, только бы она успокоилась!

— Жаклин, ты слышишь, что мама говорит?

— Кре-е-е-сло! Кре-е-е-сло!

Яэль, конечно, побаивалась отцовского гнева, но желание помочь Йоси и Шмуэлю было сильнее. Она решила не отступать.

—  Мне очень жаль, господин Салах. Наша дочь неважно себя чувствует. Наверное, из-за жары... Мы с женой зайдем к вам завтра, — и господин Фройнд спрятал бумажник в карман. — Простите за беспокойство... Я и сам не знаю...

Выгодная сделка уплывала из рук прямо на глазах Салаха. Он чувствовал почти физическую боль, глядя, как туго набитый бумажник исчезает в кармане Фройнда. Салах быстро прикинул: конечно, он обещал реб Аврахаму хранить кресло, но ведь реб Аврахам сказал, что пришлет покупателя! Может, это именно он? Может, этот неожиданный плач и есть тот самый условный знак? Может...

— Кресло, — сказал наконец торговец, — принадлежит моему другу. Я обещал хранить его у себя в кладовой. Буду рад предложить барышне другое кресло, более красивое. Смотрите, барышня, обивка здесь порвана, и...

— Хочу это! Хочу это!

— Я могу его вам одолжить на время, --озарила Салаха новая идея, — пусть оно будет у вас, пока мой друг его не потребует.

Яэль продолжала плакать — она ждала, что ей скажет Йоси. Тот посовещался с приятелем и шепотом разрешил: "ладно". В подвале воцарилась желанная тишина.

— Ты вела себя ужасно! ---- сердито сказала госпожа Фройнд. — Что подумают о тебе наши новые друзья? Тебе не стыдно?

Яэль не ответила. Она видела, что Шмуэль и Йоси радостно улыбаются. Ребята понесли кресло наверх. Там грузчики уже ставили купленную мебель в небольшой фургон.

Господин Фройнд пересчитал банкноты и вручил их Салаху. Торговец категорически отказался взять деньги за кресло. Он стоял на своем: кресло отдается им на время (возможно, продолжительное). На клочке бумаги он записал адрес Фройнда.

— Еще раз хочу извиниться за поведение моей дочери. Вообще-то она девочка хорошая, ---- сказал господин Фройнд. — Кстати, коекакая мебель нуждается в починке. Не посоветуете ли нам какого-нибудь столяра, на которого можно положиться?

— Обычно мои клиенты обращаются в мастерскую Мошико, на рынке Махане-Иехуда. Скажите, что я вас прислал. Он хороший столяр. Работает с душой.

Йоси и Шмуэль вынесли кресло из магазина и погрузили его в фургон. Они чувствовали, что торговец с тяжелым сердцем расстается с этой вещью.

— Господин Фройнд, может, мы поедем с грузчиками? — предложил Йоси.

— Очень любезно с вашей стороны. Водитель знает адрес: улица Метудела, 36. Госпожа Фройнд, Жаклин и я поедем следом за вами в такси.

По дороге к дому Фройндов Йоси тщательно обследовал кресло со всех сторон. Он даже запустил руку под изорванную обивку, но ничего не нащупал, кроме высушенной морской травы и пружин. Клада внутри не оказалось.

— Дай-ка я поищу, — попросил Шмуэль.

— Пожалуйста!

Шмуэль тоже ничего не обнаружил.

— Может, еще разок прочтем записку? Начинай ты.

— "След его" ---- "его" — значит, кресла, так я понимаю, --- начал Йоси.

— Я тоже, "...обрывается на Крестном пути". Это Виа Долороса.

— "...против льва"-- это твое кафе, Шмуэль.

— Ну, а дальше? Что значит — "сокровище"? Чье это кресло?

— Вот это нам и нужно выяснить. Торговец сказал, что оно принадлежит его другу.

— ,,Только взрослый — не мальчик..." — это, конечно, ты, Йоси, после бар-мицвы.

---- Ой, об этом я даже не подумал.

И "взрослый" Йоси важно уселся в кресло.

— А эти слова понятны: "два льва украшают его", — Йоси осторожно погладил львов, вырезанных на подлокотниках.

--- Только последние слова пока что неясны, -- заметил Шмуэль.

— "Только"! Именно последние слова самые важные! "В нем секрет мой". Где же дедушка мог спрятать этот "секрет"?

— Ладно, по крайней мере, хоть кресло мы нашли. Нам здорово повезло.

-— Верно. Только кресло теперь принадлежит господину Фройнду.

— Не совсем. Оно принадлежит другу Салаха.

— Интересно, кто же этот друг? — задумчиво произнес Йоси.

— Видел, что торговец спрятал кресло? Я уверен, что он тоже знает, что это кресло не простое.

— Да, он чуть было не отказался от сделки из-за него.

— Йоси, это, должно быть, очень важный секрет. Настоящий клад.

— А как тебе Яэль? Правда, она молодец?

— Еще какой молодец! Только... как же я с ней буду разговаривать? По-английски?

-— А что тут такого? Ты прекрасно говорил по-английски.

— "Прекрасно" -- это немножко не то слово...

— Нам придется ей все рассказать. Только бы она не оказалась и на самом деле плаксой, — засмеялся Йоси.

— Вот еще, именно ее плач...

— Я думал, отец ей сейчас как врежет!

— Я тоже. Слушай, Йоси, мы уже подъезжаем. Когда будем вносить кресло в дом, постарайся договориться с Яэль. Это должен сделать ты.

— Думаешь, так уж приятно разговаривать с девчонками?

— Я тебя понимаю. Но у нас нет выхода. Фургон остановился. Следом подъехало

такси. Господин Фройнд показал грузчикам, куда нести мебель. Ребята с величайшей осторожностью поставили кресло в комнате Яэль.

— Следи за ним хорошенько, — шепнул Йоси. -- Завтра мы к тебе придем. Ты настоящий товарищ --- не знаю, как это по-английски, но ты понимаешь...

— Понимаю, понимаю. Вон идет папа. Господин и госпожа Фройнд поблагодарили мальчиков. Они пригласили их на ужин, но Йоси (посовещавшись со Шмуэлем) отказался — час был поздний. Завтра их ждал обычный день, со школьными уроками и тому подобным. Впрочем, день оказался не совсем обычным.