Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава VI ЗАГАДОЧНОЕ КРЕСЛО

Глава VI ЗАГАДОЧНОЕ КРЕСЛО

Дети, которые проводят полдня в школе, потом готовят уроки, а напоследок бегают по Старому городу в поисках львов, как правило, бессонницей не страдают. Йоси и Шмуэль уснули в ту же минуту, как их головы коснулись подушек. Но и во сне загадочное кресло не давало им покоя.

Йоси приснилось, будто Яэль спускает кресло с четвертого этажа на веревке, связанной из разноцветных платков. Веревка стала рваться, и Яэль испуганно вскрикнула. Йоси, стоявший внизу, не знал, что предпринять. На его счастье, мимо проезжала пожарная машина. Йоси схватил каску и взобрался наверх по пожарной лестнице. ,,Браво, Йоси!" --- закричала Яэль по-английски. ,,А почему бы тебе не говорить на иврите?" — засмеялся Йоси. Он карабкался все выше и выше, но кресло, словно дразня его, отдалялось и отдалялось. Вдруг у кресла выросли крылья, и оно огромной птицей полетело в сторону монастыря Святого креста. Там кресло расположилось на одном из куполов, и... перепуганный Йоси проснулся.

А Шмуэль видел во сне, как торговец возит кресло по переулкам Старого города на маленьком ослике. Шмуэль, крадучись, шел следом за Салахом. Салах шагал с довольным видом, придерживая кресло рукой. Нет. Это был не ослик! Кресло покачивалось на горбу верблюда, шедшего в Хеврон. Шмуэль попытался догнать верблюда, но торговец ---- сейчас он был одет бедуином — отогнал его угрожающим жестом. Нет! Это был не верблюд. Кресло оказалось в руках скачущего всадника с мечом. Шмуэль гнался за ним в отцовском автомобиле. Всадник свернул с дороги, автомобиль — за ним. Машина прыгала на ухабах, скользила по ущелью, потом стала взбираться на гору. "Только бы шина не лопнула", — думал Шмуэль. Похититель заметил, что Шмуэль настигает его, и пришпорил коня. Искры так и летели из-под копыт. "Кресло!" — закричал Шмуэль и... проснулся.

— Пойдем к Яэль после обеда? — предложил Шмуэль, рассказав Йоси свой сон.

— Нет, пойдем в пять часов, а то на нас будут сердиться. Моя мама... Ладно, неважно.

Лучше послушай, что мне приснилось.

— Да ну тебя с твоей мамой! Уж эти мне церемонии! Работающие люди не спят после обеда. И нечего на меня так смотреть. Ну, хорошо, расскажи свой сон.

Йоси рассказал.

--- С каких это пор у кресел растут крылья?

----Ас каких пор ты водишь отцовскую машину?

--- Когда-нибудь научусь. Но кресло...

— А осел? А верблюд? А всадник?

— Так это же сон! — оправдывался Шмуэль.

—- Только бы и вправду не украли мое кресло. То есть наше, ---- быстро поправился Йоси.

-- А что мы будем делать до пяти часов?

--- Уроки.

— Ай да ответ!

--- Поможешь мне решить несколько примеров по математике?

— Если пообещаешь, что потом позанимаешься со мной английским.

В пять часов вечера в дверь квартиры Фройндов позвонили. Мать Яэль открыла дверь и увидела Йоси и Шмуэля.

— Мы пришли проведать Яэль, —- объяснил Йоси.

--- Жаклин будет вам очень рада. У нее пока нет друзей в Израиле, но...

Йоси и Шмуэль собрались было войти, эднако госпожа Фройнд остановила их.

— Я даже не знаю, как мне сказать вам... Я эчень сожалею, но сегодня к Жаклин нельзя. Зы же помните, как она себя вела в магазине? Ну, и... отец очень рассердился на !ее. Хорошо, что вы не слышали, что он ;казал ей... Одним словом, он наказал ее.

— Яэль не виновата, — заявил Йоси. --- Это я попросил ее...

— Очень мило с твоей стороны, что ты так говоришь, Джозеф. То есть, Йоси, верно?

-- Да, меня зовут Йоси.

— Это очень по-товарищески, Йоси. Но у нас, в Америке, девочки таких истерик не акатывают, да еще перед посторонними.

----- Да вы спросите ее! Это все я...

--- Мы уже спрашивали. Господин Фройнд прашивал, и я тоже. Она просто хотела, тобы мы купили ей кресло.

— Госпожа Фройнд... --- попытался вмешатья Шмуэль.

-- Приходите к нам в гости дня через два, будем вам рады. Мужу вы очень нравитесь. Ты, надеемся, что вы будете разговаривать с Жаклин на иврите, и...

— С удовольствием, ---- ответил Йоси. --- Но, южет быть, можно увидеть ее сейчас хоть на [инутку? Только сказать ей несколько слов?

— Мой муж просил не впускать никого. Ее нужно проучить.

Дверь из комнаты Яэль тихонько приотворилась, и девочка выглянула в прихожую.

— Хелло! --- засмеялась она.

--- Жаклин! — строго сказала мать.

— Нам очень жаль, --- совсем растерялся Йоси.

— Хел-л-о-о-о! — весело пропела Яэль снова, и дверь закрылась.

--- Мы придем через два дня. Но знайте: Яэль не виновата.

Йоси нарочно произнес эти слова громко, чтобы Яэль услышала. Он надеялся, что она не очень на них сердится.

По дороге к дому Йоси Шмуэль заметил:

— Надо бы позвонить Яэль, поговорить с ней.

— Позвоним ей от меня.

-- Хорошо.

-— А если мать подойдет к телефону? — спросил Йоси.

— Если, если! Нужно попытаться!

В телефонном справочнике мальчики нашли с десяток Фройндов, но ни один из них не проживал на улице Метудела.

— Узнаем в справочной, — предложил Йоси и набрал "14".

— Справочная слушает.

— Здравствуйте, мне нужен номер телефона...

--- Мальчик, — ответил усталый женский голос, --- поищи себе другое развлечение.

И они услышали частые гудки в трубке.

— Дай-ка я наберу номер, --- сказал Шмуэль.

— Давай-давай, поглядим, как у тебя получится.

Шмуэль набрал номер.

--- Справочная, будьте добры, номер...

— Мальчик, мы ведь с тобой уже разговаривали. Думаешь, если ты изменил голос, я тебя не узнаю? Напрасно тратишь папины деньги — каждый звонок стоит тридцать агорот25.

И трубку повесили снова.

--- Ох, эти взрослые! --- рассердился Шмуэль. — Вечно они думают, что дети хотят их надуть!

-- Может, попросим мою маму, чтобы она позвонила?

— Не надо. Я придумал, как найти номер телефона. Правда, это сложновато и требует времени.

— Как? — спросил Йоси.

— Вот послушай. На улице Метудела, 36 живут восемь жильцов. Имена семи из них написаны на почтовых ящиках. Восьмой — Фройнд. Мы будем искать в телефонной книге фамилию человека, который живет на улице Метудела, 36 и чье имя на почтовом ящике не написано. И это будет фамилия хозяина квартиры, в которой сегодня проживает Фройнд. Его телефон как раз и окажется телефоном Фройнда.

----- И это ты называешь — "сложновато"?

-— А как ты это называешь? "Страшно сложно"?

-— Так. Ты знаешь, сколько в Иерусалиме телефонов?

— Больше сотни. Верно?

---- "Чуть-чуть" больше сотни. Нам придется просмотреть все номера телефонов в Иерусалиме. Может, есть более легкий путь?

— Мне он неизвестен, ---- резко ответил Шмуэль. — Пойдем читать фамилии на почтовых ящиках.

Осмотр почтовых ящиков на улице Метудела привел к неожиданному результату: на ящике квартиры Фройнда красовалась бумажная табличка с надписью... "Фройнд". Правда, сквозь бумагу проступало имя прежнего владельца. Шмуэль ногтями содрал верхнюю надпись и прочел нужное имя "Кармон".

— Слава Богу. Телефонный справочник ---не самая любимая из моих книг.

— Верно. Одни имена и никакого действия, --- согласился Шмуэль.

Вернувшись домой к Йоси, друзья без труда нашли номер телефона семьи Кармон, ул. Метудела, 36.

--- Если подойдет мать, скажи, что тебе нужен господин Кармон, — посоветовал Йоси.

— Ладно, ладно.

— Добрый вечер, Фройнд у телефона, — послышался в трубке голос отца Яэль.

Шмуэль положил трубку.

— Почему же ты ничего не сказал? — удивился Йоси.

— Я растерялся. Он ответил по-английски.

— Нужно позвонить завтра утром, когда господин Фройнд будет на работе.

---А до тех пор что делать? Любоваться креслом во сне? Знаешь, я порядочно устал, гоняясь за всадником!

— Сегодня ночью можешь позвать меня, я тебе помогу, — пообещал Йоси.

— Позвал бы, да боюсь --- свалишься, чего доброго, с пожарной лестницы.

— Шмуэль, — посерьезнев, спросил Йоси, — ты не волнуешься за кресло?

— Яэль за ним присмотрит. Не переживай.

В переулках Старого города реб Аврахам чувствовал себя помолодевшим. Он шагал легко, помахивая палкой, весело здороваясь с друзьями-торговцами. В Старом городе ему всегда хотелось подальше забросить свой посох — свидетельство преклонного возраста — и присоединиться к молодежи, снующей по рынку, но боль в спине прогоняла эти вздорные мысли. С погрустневшим лицом, он

все крепче сжимал серебряный набалдашник.

Реб Аврахам знал, что Йоси уже несколько дней бьется над решением его загадки. Более того, ему было известно, что Йоси поделился тайной со своим лучшим другом Шмуэлем. Интересно, добрались ли они до магазина Салаха, невольно подумал реб Аврахам, когда поравнялся с его дверью.

Салах встретил реб Аврахама на самый изысканный восточный манер, но ему с трудом удавалось скрывать волнение.

--- Как поживаешь, друг? ----- начал реб Аврахам. — Как сыновья? Как дела?

— Слава щедрому и милостивому Аллаху! А ты, реб Аврахам, как поживаешь, как твое здоровье?

Реб Аврахам отвечал пространно. Он рассказал о художниках и мастерах, "захвативших" его квартал. Вот недавно они устроили ярмарку возле ветряной мельницы, торговали там картинами, кувшинами, медной посудой и украшениями.

--- Легкие украшения! — фыркнул реб Аврахам. — Много работы и мало золота!

— Да, времена меняются, --- согласился Салах. — Мои товары тоже нынче весят меньше, чем прежде.

От разговора о делах они незаметно перешли к воспоминаниям о былых днях, потом поговорили о политике, правительстве и налогах... Жаркие часы полудня сменились часами свежей вечерней иерусалимской прохлады. Салах предложил гостю кальян, и некоторое время оба блаженно курили в молчании. Потом реб Аврахам поднялся и стал прощаться с хозяином. Салах приглашал реб Аврахама навещать его, когда только вздумается. И уже в самом конце реб Аврахам как бы невзначай спросил:

—- Да, как поживает мое кресло? Чуть было не забыл.

Вопрос поразил Салаха, словно внезапный удар противника после того, как гонг уже возвестил о конце поединка. Он растерянно смотрел на реб Аврахама. Сначала он собирался сказать, что все в порядке, кресло хранится в подвале. Потом, немного придя в себя, решился открыть правду.

— Был тут один турист... хаваджа Фройнд его зовут. Купил у меня разную мебель. Его маленькая дочь увидела кресло и прямо влюбилась в него. Начала плакать. Так плакала — у ее матери чуть сердце не разорвалось...

— И ты продал ему мое кресло? ---- в гневе спросил реб Аврахам.

— Избави Аллах! Конечно, нет. Так, одолжил на пару дней. Только чтобы девочка успокоилась. Вот его адрес.

— Да ведь в кресле было... --- но реб

Аврахам не договорил. Он не хотел раскрывать Салаху свою тайну.

— Я найду твое кресло... Все свое состояние отдам! Дом отдам!

Реб Аврахам видел, как сильно смущен торговец. В сущности, он ведь не виноват, что я затеял игру в загадки, думал он. На душе скребли кошки: он потерял драгоценное кресло, он разлучил близнецов. Салах думал о другом. Ему хотелось рассказать реб Аврахаму о двух мальчишках, приходивших к нему в магазин, но в последнюю минуту он решил не усложнять дела. "Завтра пойду к господину Фройнду, заберу кресло и отдам реб Аврахаму", --- решил про себя Салах.

— Я верну тебе его, можешь на меня положиться, --- сказал он вслух.

Реб Аврахам давно ушел, а Салах все еще сидел у себя в магазине. Он то и дело подкручивал усы, но те уныло обвисали -видно, тоже не могли забыть унижения, которое Салаху пришлось пережить. Торговец уже жалел о выгодной сделке, о хорошем барыше. Он представлял себе, как реб Аврахам рассказывает хавадже Махмуду Сухи, что он, Салах, не оправдал его доверия. Сын приходил звать отца наверх. Жена дважды намекала, что ужин стынет. Салах прогнал сына, жене сердито ответил, что не голоден, и вышел на улицу.

Полная луна освещала Виа Долороса, ласкала своими лучами мостики и купола. Салах зашагал вдоль по улице, к Львиным воротам. У ворот он остановился и стал глядеть в темноту.