Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава IX КАК ВЫИГРАТЬ ВРЕМЯ, ИЛИ ПРОГУЛКА ПО МУЗЕЮ

Глава IX КАК ВЫИГРАТЬ ВРЕМЯ, ИЛИ ПРОГУЛКА ПО МУЗЕЮ

Hoax Хасин, отец Йоси, заведовал отделом реставрации в Музее Израиля. В этом отделе исследовали черепки, найденные при археологических раскопках. Сюда доставлялись мешки, полные обломков керамики; к каждому мешку прикреплялась записка с указанием, где собран материал. Сотрудники музея очищали черепки, а затем тщательно их сортировали. Когда сортировка заканчивалась, наступала очередь реставратора: ему предстояло из множества битых черепков склеить кувшин или вазу.

Работа реставратора требует больших знаний и большого терпения. Знания помогают установить возраст керамики, место, где ее изготовили, тип печи, в которой она была обожжена. Но и терпение не менее важно: не так уж легко склеить вазу или кувшин, если в руках у тебя только часть ручки или горлышко, а остальные детали ты должен отыскать в груде обломков.

Отец Йоси немало удивился неожиданной просьбе, но, увидев, что сын чем-то очень взволнован, согласился пригласить семью Фройнд на экскурсию в музей в тот же вечер. Однако матери такая поспешность показалась странной.

— Отец устал. В музее немало экскурсоводов, им за это деньги платят — пусть они и водят туристов.

— Это совсем не значит, что я должен отказать Йоси, — заметил отец. — И вообще, у меня там есть несколько очень интересных экспонатов, которые я охотно покажу друзьям.

--- Друзьям? — удивилась госпожа Хасин.

— Друзья Йоси — наши друзья, Дора, не так ли?

— Хорошо бы только сначала с ними познакомиться...

— А вот об этом позаботится Йоси. Послушай, дружок, скажи своим друзьям, пусть приходят к музею в шесть часов. Сегодня открыто до десяти.

— Спасибо, папа.

— Только не забудь почистить ботинки!

--- Хорошо, мама.

— Вечно ты потакаешь его глупым капризам! ---- не удержалась госпожа Хасин, когда Йоси вышел.

— С каких это пор экскурсия называется "глупым капризом"? Сколько лет мы учим его, что...

— Вот именно! Учим, чтобы он не устраивал нам сюрпризов! Сначала спроси разрешения, а потом приглашай!

— Иногда стоит поступить наоборот.

— Со мной это не пройдет.

--- Дора!

— Хорошо, Hoax, успокойся. Я, пожалуй, пойду с вами. Мне очень хочется увидеть этих Фройндов.

— Ничто человеческое тебе не чуждо, --засмеялся господин Хасин.

Пока Йоси "обрабатывал" своих родителей, Яэль подготавливала своих к неожиданному приглашению. Господин Фройнд отменил назначеную встречу, надел синий костюм и повязал бордовый галстук. Госпожа Фройнд провела в ванной лишний час, тщательно уложила волосы, а потом надела длинное светлое платье. Яэль тоже нарядилась и повязала голову оранжевой лентой. Йоси было довольно трудно объяснить, почему Шмуэль не смог пойти с ними. Он невразумительно бормотал о каких-то неотложных делах, внезапно свалившихся на голову его

друга, но что это за дела, никто так и не понял.

Госпожу Хасин и ее мужа знакомство с семьей Фройндов ничуть не смутило. Они привыкли к заграничным гостям.

— Итак, дело в их дочери, --- шепнула госпожа Хасин мужу, прежде чем мужчины успели пожать друг другу руки.

— Что ж, очень симпатичная, — ответил господин Хасин.

--- Мы ---- родители Йоси. Моя жена Дора.

— Очень приятно. Меня зовут Роберт. Моя жена Агнесс. А это ---- Жаклин, наша дочь. О ней вы, конечно, уже слышали?

— Как же, конечно, — ответила госпожа Хасин.

— Входите, пожалуйста.

— А разве мы не должны сначала купить билеты? — удивился господин Фройнд.

— Только не сегодня, — ответил господин Хасин. — Вы --- наши гости, точнее, гости Йоси.

--- Спасибо, Йоси, -- произнес господин Фройнд.

— Можно мне вас звать Дорой? --- тут же спросила госпожа Фройнд.

— Пожалуйста.

— Итак, дорогая Дора, я должна сделать вам комплимент: ваш сын просто очарователен. Вчера он помог мне нести сумки с базара.

— А мне помог выбрать мебель в Старом городе, — добавил господин Фройнд.

— Он и его друг Шмуэль, -- восстановила справедливость Яэль.

— Да, мы вместе, — подтвердил Йоси, смущаясь.

—- Я даже не знала, что он околачивается в Старом городе, — заметила госпожа Хасин.

— Вечно ты им недовольна, — прошептал ее муж.

— Иногда довольна, — проговорила госпожа Хасин.

— "Иногда?" Дора, милая, как вы можете? Ваш сын — образец...

— Дамы и господа! — прервал их господин Хасин. --- С этой минуты вы переходите в мое распоряжение! Вначале разрешите мне, как хорошему гиду, сказать несколько слов о нашем музее. Конечно, в нем, как и в любом другом музее, имеются картины Ван Гога и Гогена, а также работы известнейших скульпторов мира. Но наша гордость — отдел археологии, занимающийся изучением археологических находок на территории Израиля. А наша коллекция предметов культа посвящена еврейскому искусству в странах рассеяния. Отдел, где хранятся древние свитки, мы посетим попозже. Кстати, он расположен в довольно интересном здании, справа от входа в музей. Вы, конечно, заметили белый купол и рядом --- прямоугольное сооружение из черного мрамора? Это и есть Храм книги. А сейчас мы начнем осмотр с зала, где выставлены светильники и футляры для свитков Торы.

— Ой, мама, посмотри! Светильник из камня! — воскликнула Яэль.

— Это семисвечник, выполнен в том же стиле, что и храмовые светильники, --- продолжал господин Хасин. — Обнаружен в синагоге, неподалеку от горячих источников, возле Тверии; относится ко II либо III веку нашей эры. Обратите внимание на художественную резьбу по камню: отчетливо видны плоды граната и цветы. Слева вы видите два светильника совсем иного типа: они привезены из Польши. Это девятисвечники, они относятся к XVIII и XIX векам. Первый высотой в метр, выполнен из латуни, и его гнезда украшены шарами, увеличивающимися по мере того, как они приближаются к центру подсвечника. Основание подсвечника — три ножки в виде львов, свесивших языки.

— Три льва, свесивших языки, — тихонько повторил Йоси.

— В этих витринах находятся украшения, которые евреи Италии и Восточной Европы прикрепляли к свиткам Торы. Свиток, как правило, помещался в бархатный футляр, на котором было вышито имя дарителя, пожертвовавшего синагоге этот свиток, — точь-в-точь, как сегодня, господин Фройнд! К футляру прикреплялись изукрашенные серебряные пластинки (в субботу и в праздники пластинки менялись), серебряная указка (ею чтец водил по строчкам текста), а также короны и гранаты для украшения верхней части свитка Торы.

— Вот серебряная пластинка из Аугсбурга (Германия), ей двести лет. В центре изображена корона, по обеим сторонам — рычащие львы. Под короной — двуглавый орел, слева и справа от него -- по солдату. В нижней части пластинки вы видите голову льва и два колокольчика... Йоси, что с тобой? Ты ведь рассматривал эту пластинку не один раз?

— Да, папа, но я никогда не обращал внимания на львов.

— Львов? Ну, львов у нас тут более чем достаточно. Они символизируют образ Иехуды, родоначальника одного из двенадцати колен Израилевых, которого называли молодым львом, а также храбрость и мужество царей. Вот еще одна корона, она тоже из Польши. На ее основании изображены двуглавый орел и цветы. Поддерживают корону шесть львов, а венчает ее шар, на котором укреплена птица. Хочешь еще что-нибудь о львах?

— Нет, папа...

Потом господин Хасин рассказал своим гостям о кубках, о рукописях, о хануккальных подсвечниках, которые вешали на стены... Затем он повел их в итальянскую синагогу, перекочевавшую в музей из города ВитториоВенето и сохранившую очарование прошлых времен. Женщины восторгались бухарскими украшениями, разноцветными бусами, вышитыми подвенечными платьями из Йемена -словом, взрослые от души радовались интересной экскурсии. А Йоси и Яэль тем временем стояли в сторонке и... считали львов. Львов действительно было много. Казалось, их свезли в музей со всего света.

— Йоси, --- спросила Яэль. — Может быть, эти львы — ваши?

Йоси, ошалевший от такого количества львов, окончательно растерялся.

— Может быть, — ответил он и принялся вспоминать записку деда: ,'...на Крестном пути, напротив льва..." --- Нет, это не подходит. Но дальше говорится: "два льва украшают его". Яэль, ты меня совсем сбила с толку!

— Честное слово, я не хотела.

— Я знаю, но... В общем, это не наши львы. Наши — у Мошико, и Шмуэль их сторожит.

— Ему, наверное, холодно, ---- сказала Яэль.

— Нехорошо, что мы оставили его одного.

— Да, нехорошо, — согласилась Яэль. ---

Пойдем, твой отец зовет нас.

Салах пришел на улицу Метудела, 36 через несколько минут после того, как Фройнды ушли.

---- Странно, -- подумал он. ---- Девочка, конечно, передала им, что я приду. Что ж, я подожду немного. Подожду.

Он уселся на зеленую скамейку возле дома и стал ждать. Мимо него проносились машины, их фары слепили глаза. Салах прикрыл глаза рукой и начал про себя ругаться. Он проклинал американского туриста, его упрямую дочь и чертово кресло. А пуще всего он проклинал себя — за то, что соблазнился шелестом банкнот.

За несколько минут до прихода семьи Фройндов Салах поднялся со скамейки.

— Приду завтра, — решил он. — Прямо с утра и приду.