Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава VIII В МАСТЕРСКОЙ МОШИКО

Глава VIII В МАСТЕРСКОЙ МОШИКО

В столярной мастерской Мошико, на улице Агриппас, два помещения. Первое оснащено современным оборудованием, на котором изготовляются мебель для спален, стенные шкафы и покрытые формайкой столы. Во втором помещении, похожем на небольшой склад, Мошико ремонтирует старую мебель. Главный доход приносит первое, большое помещение, и это сразу видно. Там гудит огромная пила, распиливающая белые доски, от которых в разные стороны летят опилки. Но Мошико больше любит второе, "свое" помещение. Там он проводит долгие часы, склеивая потрескавшиеся детали, меняя ящики или ножки шкафов, стараясь вернуть старой, сломанной мебели ее былую красоту.

Мошико лет пятьдесят. С мебелью он разговаривает по-болгарски. Он невысок, но крепок; небольшие, тщательно ухоженные усики украшают его круглое лицо. Неотъемлемая часть внешности Мошико — черный берет, постоянно прикрывающий лысину, — маленькую, но постепенно, год от года увеличивающуюся. Мошико очень любит детей. Дети знают, что у "мебельного доктора" всегда найдется для них жевательная резинка или конфета. Но когда он занят "лечением" мебели, он забывает даже о детях и, случается, оглушительно кричит — разумеется, по-болгарски — на своих юных друзей, осмелившихся войти в "операционную". Рассказывают, что однажды так он накричал на собственного сына и выгнал его из мастерской — он просто не узнал мальчика. Вот до какой степени он был увлечен своей работой!

В последние годы Мошико назначил старшего сына ответственным за работу в новом помещении, а сам удалился в старое — ради своей любимой старинной мебели.

— Я занят. Идите к Цви, — заявил Мошико Йоси и Шмуэлю, когда те появились у него в мастерской.

— Мы уже были у Цви. Он сказал, что вы ремонтируете мебель семьи Фройнд, -- объяснил Йоси.

— Фройнд? — повторил Мошико. — Американцы Салаха?

— Верно, верно! — подтвердили друзья.

— Ну и что? У меня тут клей застывает, пока я с вами разговариваю. Приходите часа через два, я вас угощу...

-- Да нет, мы хотим, то есть, мы просим вас — покажите кресло, которое вы ремонтируете.

— Хотите? Просите? Очень хорошо! А какое вам дело до мебели Фройндов? Клей сохнет, говорят вам. Идите отсюда, пока я не рассердился по-настоящему!

— Мошико, я сын Ниньо, водителя такси. Вы же знаете моего отца, — попытался умилостивить его Шмуэль.

— Ниньо? Отличный парень. Только скажи ему, пусть ездит помедленнее. Я вот вчера читал в газете... Так ты, значит, сын Ниньо? Ладно. Садитесь вон там и немного помолчите. Все время они болтают! Ш-ш-ш... Вот так. Теперь эта ножка будет держаться. Прибить ножку гвоздями каждый умеет! Только он не понимает, что калечит вещь. Ножка, утыканная гвоздями — это уже не та ножка! Вот, взгляните. Заметно, где склеено?

— Н-нет...

— Верно! Разбираетесь! Теперь положим немного темной политуры, и следов вообще не останется. Прямо как новенькая. Если бы мебель могла выступать на соревнованиях, это кресло стало бы чемпионом.

— Точно! — восхитился Шмуэль, который тоже любил спорт.

— Так ты сын Ниньо. Отличный парень, только ездит слишком быстро.

— А можно нам посмотреть кресло Фройндов? — снова спросил Шмуэль, пользуясь хорошим настроением столяра.

--- Чего ради?

--- Их дочь — наша подружка. Она просила... — нашелся Йоси.

— Их дочь! А вы делаете все, о чем их дочь ни попросит? Ну?! Катитесь отсюда, у меня сегодня пропасть работы!

— Можно, мы посидим и посмотрим, как вы работаете?

— Нет. Вы мне мешаете.

— Вы...

— Послушай, приятель. Не приближайся к этому красному столику.

— Извините, — смутился Йоси.

— Это очень хрупкая вещь, и...

— Да я его даже не тронул!

--- Еще этого мне недоставало! Настоящий китайский столик настоящей китайской принцессы. Вот, видите скамеечку? Здесь она сидела, смотрела на себя в зеркало, а ее служанка делала ей массаж.

— Столик китайской принцессы? —- заинтересовался Йоси.

— Ему минимум восемьсот лет. Мастерская работа! А какое дерево! настоящее красное дерево.

— И сколько же стоит такой столик? --спросил Шмуэль, чтобы поддержать разговор.

— Больше, чем твой отец зарабатывает в месяц, нет, в год. Человек, который сдал его в починку, заплатил за него сорок тысяч лир. Почти даром!

— Сорок тысяч лир? — переспросил Шмуэль, не веря своим ушам.

— Это же не просто столик! Это гарнитур, настоящий, изысканный. Глядите, глядите! Я тут с тобой болтаю, а твой дружок крутится у меня в мастерской! Цви! Выставь это "сокровище", пока я не...

Кресло стояло неподалеку от того места, где они разговаривали. Йоси даже удивился, как он его раньше не заметил. Теперь он понял: Мошико сменил прежнюю цветную обивку на гладко-зеленую, прекрасно гармонирующую с красновато-коричневым деревом. Львы на подлокотниках сияли новым блеском, казалось, они вот-вот прыгнут... Но Йоси и Шмуэлю —- тот тоже заметил кресло --- не пришлось долго любоваться вещью — пришел суровый Цви и вытолкал их на улицу.

Там их ждала Яэль.

— Привет, Яэль! -- опередил Шмуэль Йоси.

---- Привет! —- ответила Яэль и поправила свои длинные густые волосы.

--- Мы же договорились, что придем к вам вечером, — обратился к ней Йоси по-английски.

— Верно. Но с тех пор кое-что изменилось. Сегодня к нам приходил этот торговец-араб. Я уверена, что он хочет забрать мое кресло.

— Наше, — поправил Йоси.

— Его, --- возразила Яэль. ---- Отец обещал вернуть ему кресло, а он свое слово держит.

— Это очень плохо, — вздохнул Йоси.

— Все время не везет, — пробормотал Шмуэль.

-- Мошико сменил обивку, -- сообщил Йоси. — А в обивке-то и был спрятан секрет.

— В самом деле, неприятно, — посочувствовала Яэль.

— ,,Неприятно"! --- оскорбился Йоси. -- Это ужасно!

----- Торговец сказал, что придет вечером, когда папа и мама вернутся, — вспомнила Яэль.

— Нет! — воскликнул Йоси.

— Так он сказал...

— Мы должны что-нибудь придумать. Шмуэль...

— Скажи Яэль, — шепнул на иврите Шмуэль, — что мы должны увести родителей сегодня вечером из дому.

— Это не так-то просто, ---- ответила Яэль, когда Йоси перевел ей слова Шмуэля.

— А может... может, предложим им пойти в музей? В тот отдел, которым заведует твой отец?

— Это идея! воскликнула Яэль. — Папе вы очень нравитесь. А после того, как вы помогли маме нести сумки, он вас еще больше зауважал.

— А кто же будет сторожить кресло? — спросил Шмуэль.

— Никто, — ответил Йоси.

— А я думаю, что кто-то должен остаться здесь, возле мастерской!

— А я думаю, что кресло в няньке не нуждается!

—- А я думаю, что нуждается! — заупрямился Шмуэль.

— Значит, ты побудешь здесь, пока мы не вернемся из музея?

— Почему бы и нет? Только скажи моей маме, что я останусь у тебя ночевать. Чтоб не волновалась.

-- Договорились.

-- Так что ж ты стоишь? Бери Яэль и идите.

-- Шмуэль, а ты не обижаешься?

— Ну, идите же! --- рассердился Шмуэль.

Ребята говорили на иврите, и Яэль не поняла ни слова. Но она почувствовала, что речь идет о ней, и это ей было лестно.

Вскоре после того, как Яэль и Йоси скрылись в переулке, Мошико запер свою мастерскую на тяжелый висячий замок. Шмуэль, ожидавший этой минуты, тотчас подошел к нему.

— Простите, господин Мошико, не могли бы вы мне ответить на один вопрос?

-— А, сын Ниньо! — узнал его Мошико.

--- Вы сменили обивку кресла семьи Фройнд...

— Фройнд? О нем мы уже говорили. Зачем повторяться?

---- Скажите, а старую обивку вы выбросили? Пожалуйста, ответьте, это очень важно, господин Мошико!

---- Мошико никогда ничего не выбрасывает. Иди домой, мальчик, уже поздно.

---- Спасибо, господин Мошико!

— За что спасибо? Ну да ладно. Привет отцу. Не забудь!

Подобные вопросы могли бы насторожить любого человека, но только не Мошико. Для него разговор о мебели был вполне естественной темой. Напевая себе под нос что-то по-болгарски и размахивая рукой, он отправился домой.

Шмуэль не последовал совету столяра. Домой он не пошел, а остался сторожить мастерскую.

В это же время в одном из соседних домов некто Сони совещался с приятелями.

--- Подождем, пока рынок опустеет, --- говорил Сони.

— Вымрет, — уточнил его товарищ со шрамом на подбородке.

--- Инструменты готовы?

— Ключи у меня в кармане, ---- отозвался низкий голос из угла.

— А грузовик? — продолжал спрашивать Сони.

— Да разве это грузовик? Это же тигр!

— Погрузимся — и прямиком в нашу нору. А потом разбежимся по домам.

— Скорей бы уж это ,,потом", — пробурчал водитель грузовика.

— Что, нервишки не в порядке? От тебя ведь только и требуется, что вести машину — ничего больше!

— Ладно, ладно... Скорей бы уж...