Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Как виноград в пустыне

Как виноград в пустыне[1]

«Сказал раби Юдан: вначале инжир собирают по одному, потом – по два, потом – по три, а затем им наполняют корзины. Так, вначале Авраам был один, и он унаследовал землю; затем их стало двое – Авраам и Ицхак; затем трое – Авраам, Ицхак и Яаков; и наконец «сыновья Израиля расплодились и размножились, и усилились необычайно»[2]»[3].

Служение общине во имя Небес

Я должен вам показать путь вашего будущего служения, однако сейчас не готов говорить об этом, ибо в последнее время замечаю, что мои слова не приносят вам ожидаемой пользы. Я говорю, а вы поступаете так, как будто ничего не слышали.

Сейчас я затрону особую тему, на которой уже несколько раз заострял ваше внимание. Ваше служение Небесам должно быть исполнено трепета, иначе оно превращается в формальную деятельность «Комитета лиц, распространяющих определенные воззрения», который отстаивает свои убеждения и борется за их осуществление. Может оказаться, что и в такой работе есть свои преимущества, ибо тогда деятельность членов Комитета будет отличаться большим рвением, чем деяния, совершенные исключительно во имя Небес.

Ведь желание действовать во имя собственных интересов, пробуждается легче, чем стремление служить Небесам. Как бы человек ни трепетал перед Всевышним и ни желал освящения имени Творца, его мотивация не сравнима с действиями ради своей славы и успеха. Человек потакает своим склонностям, и собственные потребности для него ощутимее и важнее, чем побуждение глубоко сокрытого «я» прославлять Творца. Действительно, стремление действовать во имя Небес проистекает из сокровенных глубин души, сопровождается большим воодушевлением и решимостью, и приводит к более чистому и возвышенному действию – ведь глубина и сила мысли связаны с чистотой сердца! Однако, хотя стремления, проистекающие из этого душевного источника, и горячи, как огонь, они не светят ярким пламенем и не отличаются особым рвением и настойчивостью.

Ведь ревность за славу Небес – это лишь небольшая часть души человека. Каждый, чей глаз зорок, знает в какой степени служение или поступок человека проистекает из источника истины, а в какой – из природных наклонностей. Хорошо ли упорство в служении Б-гу? Является ли это качество еврейским?

Путь служения определяется тончайшим и точнейшим расчетом – ведь расстояние от жизни до смерти – толщиною с волос! Стоит лишь немного отклониться в сторону – и человек уже ступает на путь, ведущий в преисподнюю. Комментируя стих Писания: «Слова мудрецов подобны палке погонщика»[4], – комментаторы объясняют: «Почему слова мудрецов уподоблены палке погонщика? Она направляет вола по борозде, чтобы принести в мир жизнь – и Тора направляет изучающих ее с путей смерти на пути жизни»[5]. Один путь отделен от другого лишь незаметным шажком: как только человек хоть на волос отдаляется от пути жизни, он тут же начинает блуждать по тропам смерти.

На всех путях и поступках еврея, следующего Торе, видна ее печать. Его гордость – это еврейская гордость! Мужество его сердца – это еврейское мужество! Упорство его духа, стойкость и несгибаемость – это качества сына Израиля! Но стоит ему хоть немного сойти с этого пути – и все его качества и поступки уже будут проистекать из порочного, нечистого источника. Теперь его гордость – это свойство чужого народа. Мужество сердца – нееврейское мужество! Упорство, стойкость и несгибаемость духа – не качества сына Израиля! Теперь все его деяния загрязнены, ибо проистекают из неправедного источника. Еврейские качества смешиваются в человеке с самым низменным. Мужество сердца осквернено чуждыми примесями. В его упорстве сквозит трусость, а сквозь мощь души проглядывает нерешительность. Описать все это невозможно, но это чувствует каждое чуткое сердце, и видит всякий проницательный глаз, умеющий исследовать глубины удивительной души человека.

Поэтому мы должны знать, как непросто быть достойным сыном Израиля! Как многогранно истинное соблюдение Торы! И, разумеется, люди, подчинившие свои пути воле Б-га, не составляют большинства. Они и не могут быть в большинстве ни в каком поколении, а тем более в наше смутное время переворотов и духовного хаоса.

Вы сожалеете о том, что ваша группа, состоящая из десяти человек, очень мала. Это неверно! Меня восхищает, что вас так много! В вашем Комитете десять человек – больше и желать не нужно. Разве можно не радоваться тому, что десять человек возложили на себя служение Б-гу в трепете и чистоте сердца?!

А ведь много и не нужно – достаточно одного праведного человека. К нему присоединится другой, затем еще один, и так их служение станет угодно Б-гу, и Его воля будет исполнена. Редко случается, чтобы вместе собрались сразу несколько духовно богатых людей, служение и поступки которых не отклоняются от истины и проистекают из надежного и чистого источника. «Сказал раби Юдан: вначале инжир собирают по одному, потом – по два, потом – по три, а затем им наполняют корзины. Так, вначале Авраам был один, и он унаследовал землю; потом их стало двое – Авраам и Ицхак; затем трое – Авраам, Ицхак и Яаков; и, наконец, «сыновья Израиля расплодились и размножились, и усилились необычайно»[6]»[7]. Так говорит Мидраш.

Мы видим, что в самом начале служения нет необходимости в большом количестве людей. Разве в пустыне много винограда? В начале пути число служащих Б-гу не может быть большим. Их очень мало – один, затем двое, и лишь потом их количество начинает понемногу расти, многократно увеличиваясь со временем. Поэтому, начиная свое служение, вы должны знать, что вокруг святой цели, ради достижения которой возник ваш Комитет, нельзя объединить сразу многих: ведь мир сегодня – это настоящая пустыня! Вы только должны осуществлять свое служение в сильнейшем трепете перед Небесами, – ведь ваша цель именно в том и состоит, чтобы усилить этот трепет, распространяя его в мире. Только ради этого и создан ваш Комитет!

Мы видим, в каком ужасном положении сейчас пребывает мир. Путь Б-га заброшен, стези Торы пустынны, истина исчезла, и зловещий мрак окутал просторы земли. Излишне упоминать, что в наше время даже проникновение в глубины Торы и раскрытие ее тайн не приносит людям должного наслаждения. Не будем говорить об утрате радости переживания истинной веры в Б-га, осознания Его величия – этого в мире почти не осталось. Уже не видно даже самой простой веры, которую называют «женской»! Люди уже почти перестали интересоваться даже самыми основополагающими законами Торы, не спрашивают о них ни родителей, ни учителей, ни судей. Они отправляют кашерное мясо с посыльным-нееврееем, сопроводив его лишь незапечатанным письмом. Напрямую просят нееврея совершить работу в шабат. И таких примеров очень много. Люди перестали видеть смысл в тщательном исполнении законов и нарушают даже такие суровые запреты, наказание за которые – отрезание души и смерть в бездетности и одиночестве, упаси Б-г.

Нет разыскивающих Б-га, нет ищущих правды! Разве мы не видим, как в этом поколении исполняются слова наших мудрецов, благословенной памяти: «В будущем Тора будет забыта в Израиле»[8]?! Мы полагаемся на обещание, которое дал нам Б-г: «Не отойдут эти слова от твоих уст…»[9] Но кто знает, много ли людей останутся с Торой на устах? Может быть, всего один человек и останется!

Видя все это, вы и создали ваш Комитет, чтобы нести земле свет веры, укреплять слабеющие руки трепетом и служением благословенному Б-гу, распространять в мире мудрость из источника нашей святой Торы, поднять ее как знамя и вернуть былое величие.

Вы должны быть стойкими в вашем святом служении. Неважно, много ли вас. Даже если ваше число уменьшится и вас останется восемь, шестеро, двое, – то и тогда этого будет достаточно. Даже если останется всего лишь один человек, но с ним будет истина и он будет действовать и совершенствовать свое служение, к нему присоединятся другие, – и служение окрепнет и расцветет, – как «виноград в пустыне». Таков путь вашего служения. Его основа – вера и трепет!

Наблюдая за вами, я понял, что ваше служение не полностью подчинено этой праведной цели, и, прежде чем я успел все хорошо обдумать, у меня возникло желание отменить все ваше начинание. Ведь если строение возводится не по истинному, изначально задуманному проекту, правильно было бы снести его до основания.

Корень пробудившегося у меня желания отменить начинание, которое не во всем соответствует определенной для него цели, своей основой восходит к принципам Б-жественного управления миром. Когда евреи сделали золотого тельца, Всевышний сказал Моше: «Оставь Меня, и Я их уничтожу.., а тебя Я сделаю народом, сильнее и многочисленнее этого»[10]. Затем Моше воззвал к Б-гу в молитве, и Всевышний простил евреев. Как это следует понимать? Тора не хочет сказать, что Всевышний изменил Свои замыслы, упаси Б-г, что вначале Он намеревался наказать сыновей Израиля, а потом решил этого не делать. На самом деле в этом кроется чрезвычайно глубокая идея, требующая подробного объяснения, хотя изначально я не собирался об этом говорить.

Если мы замечаем, что возводимое нами строение не соответствует своему истинному первоначальному замыслу, у нас возникает побуждение остановить строительство и разобрать построенное. Корень этого желания заложен в принципах Б-жественного управления миром: Всевышний предал в мире жизненность свойству обвинения. После всех стараний, которые Он приложил для создания общины Израиля, они все же не всецело посвятили себя исполнению Его воли. Для них все еще оставалось возможным изготовление золотого тельца – и это пробудило на Небесах обвинение, требовавшее их уничтожить, разрушить все строение, над которым трудились многие поколения, и заново основать Общину Израиля.

Но, подумав и успокоившись, я понял – все не так! Мы не должны и не имеем права разрушать построенное, особенно в том ужасном положении, в котором сегодня находится мир! Мы обязаны работать и строить ради славы Небес. И если нам до сих пор недостает духа святости, трепета перед Небесами и стремления к истине, необходимых для этого служения, то сейчас нужно собраться с силами и их внести в наше строительство. Нельзя опускать руки из-за того, что наше служение до сих пор не принесло ожидаемых результатов.

Со дня разрушения Храма, когда зло пересилило добро, а нечистота – святость, исчез и успех, который раньше Небеса даровали возвышенному духовному служению.

Храм был разрушен не единожды; каждый день разрушаются наши Храмы. Силы нечистоты крепнут день ото дня, проникая в любое достойное и святое начинание, и разрушают его. И чем более возвышенна цель, чем действеннее она распространяет истину, тем больше к ней примешивается злое начало, тем яростнее оно борется против святости, стараясь ее уничтожить и искоренить. Поэтому успеху любого духовного начинания всегда что-то препятствует.

А раз так – пусть это не останавливает нас в нашем служении. Если поначалу мы не добились в нем успеха, соберемся с силами и поднимемся на более высокую ступень святости и чистоты, сделаем больше во имя Небес, чтобы лишить власти силы зла и не позволить им разрушить наше начинание.

Мы обязаны созидать и строить, делая все, что в наших силах! Быть может, Всевышний нам поможет, и во славу Торы нами выстроится нечто, укрепляющее дух общины Израиля.

Рано или поздно мир придет к исправлению – конечной цели Творения, когда добро победит зло, свет вытеснит из мира тьму и воссияет в сорок девять раз ярче света солнца. И может быть, нашим служением мы хоть немного приблизим ожидаемое исправление! Поэтому будем совершенствовать наше служение!

А если случится, что кто-то из членов Комитета не найдет в себе сил идти с нами дальше, – не опустим руки. «Кто боязливый, у кого трусливое сердце»[11] – пусть идет своим путем и не мешает нам в нашем служении.

Ведь конечный результат не зависит от числа людей, занятых этим служением. Авраам сказал Всевышнему:

«Если Завет Обрезания – столь важная для Тебя заповедь, почему Ты не даровал ее Первому Человеку?» На это Всевышний ответил: «Достаточно миру того, что в нем будем ты и Я. А если ты не примешь на себя Завет Обрезания – довольно миру того, что в нем останусь только Я»[12].

Авраам задал Всевышнему вопрос: «Если заповедь обрезания столь важна для Тебя, разве не было бы правильно даровать ее уже Первому Человеку? Тогда все в мире исполняли бы Твою волю и совершали обрезание!» На что Всевышний ответил: «Достаточно миру того, что в нем будем ты и Я». Один человек – этого уже много, это уже большой результат.

Б-жественная воля состоит в том, чтобы благодаря делам и поступкам человека, приносящим желанные результаты, согласно решению Небес, мир озаряется особым светом. Яркость этого света определяется тем, сколько сил и стараний человек приложит к служению Б-гу.

Чем меньше в мире людей, посвятивших себя служению, тем больше усилий каждый из них должен вкладывать в борьбу со злом, окружающим нас со всех сторон. От каждого требуется большая самоотверженность и готовность прилагать свои силы, и в каждый поступок они должны вкладывать больше души. А если служащих Б-гу становится больше, труд каждого из них оказывается легче. Даже если в мире есть всего один человек, который служит Б-гу, второму уже легче присоединиться к нему; если их десятеро, присоединиться к ним еще легче; а если уж их число достигло ста, то, другие, даже обладая ограниченными способностями, могут войти в их круг. Если Б-гу служит только один, от него требуется неизмеримо больше самоотверженности, энергии и решимости, чтобы достичь желанной цели и исполнить волю Б-га.

Свет, исходящий из глубины души человека, и есть суть того, что Б-г требует от нас. Поэтому для Всевышнего не столь важно, какое количество людей Ему служит.

Это разъяснение поможет нам понять одну чрезвычайно неясную и, на первый взгляд, не поддающуюся никакому объяснению Мишну.

«Десять поколений было до Авраама, чтобы мы узнали, сколь велико Его долготерпение. Все эти поколения гневили Б-га, пока не появился Авраам и получил награду их всех»[13].

На первый взгляд совершенно непонятно, почему Авраам должен был получить награду всех? То, что он сам заслужил, ему положено по праву, но почему ему принадлежит и награда других? Кроме того, что означают слова «награда их всех»? Какая у них могла быть награда? Ведь все они только гневили Б-га! А если речь идет о награде, которую они могли бы заслужить, если бы поступали праведно – разве эту предполагаемую награду можно точно измерить? Разве всем положена одна и та же определенная награда?

Наше разъяснение позволяет это глубоко понять. Мишна объясняет, в чем именно состоит служение Б-гу. Она повествует, что служение оценивается только по одному критерию: сколько сил в него вложил человек. Наши мудрецы обладали исчерпывающим знанием сил души и определили, что когда весь мир служит Б-гу, все человечество в целом вкладывает в служение столько же сил и души, сколько вкладывают несколько человек или даже один в те времена, когда мир далек от истины.

Если на земле сменяются целые поколения, в которых никто не знает Б-га, и появляется всего один человек, принявший на себя исполнение Его воли, его служение требует столь же сильного напряжения душевных сил, какое было бы во всех предшествующих поколений, если бы все они служили Б-гу. Десять поколений от Ноаха до Авраама гневили Б-га. Весь мир настолько далеко отошел от пути истины, что люди всеми своими поступками пробуждали только гнев Б-га. Такое состояние сохранялось у десяти поколений до Авраама! Сколько душевных сил потребовалось Аврааму, чтобы противостоять всем, кто гневил Б-га, и прийти к исполнению воли своего Отца, Который на Небесах! Какая самоотверженность и мужество были необходимы ему для совершения каждого праведного поступка! Поэтому его служение, полное многочисленных испытаний, возвысило его настолько, что он смог исполнить волю Б-га, и это позволило ему получить награду всех предшествовавших поколений. Это означает, что даже если бы они все как один стали служить Б-гу, их служение не привело бы к большему результату, чем служение одного-единственного человека – Авраама[14].

Именно это я и хочу донести до вас. Главное – не то, сколько людей в вашем Комитете. Главное – чтобы ваше служение было больше наполнено трепетом пред Небесами, истиной и чистотой, чтобы душа вашего служения была святой и возвышенной. И да принесет оно желанные результаты, угодные Б-гу!

 

[1] Речь, произнесенная перед Комитетом учеников ешивы, которые готовили себя к принятию пути учителя, благословенной памяти, во всех областях жизни, дабы «озарить просторы земли светом веры, укрепить слабеющие руки ради трепета и служения благословенному Б-гу, распространить в мире мудрость из источника нашей святой Торы и поднять Тору как знамя, чтобы собрать под ним людей и вернуть былую красу Торы».

[2] Шмот 1:7.

[3] Берешит Раба 46:1.

[4] Коэлет 12:11.

[5] Хагига 3б.

[6] Шмот 1:7.

[7] Берешит Раба 46:1.

[8] Шабат 138б.

[9] Йешаягу 59:21.

[10] Дварим 9:14.

[11] Дварим 20:8.

[12] Берешит Раба 46:3.

[13] Авот 5:2.

[14] См. комментарии на эту Мишну в «Маген Авот» Рашбаца – он объясняет ее именно так. См. комментарий рабейну Йона. И см. комментарий Руах Хаим великого мудреца раби Хаима из Воложина, который пишет: «И это сказано о том, что заслуженная награда дается праведникам, подобным Аврааму, который получил награду их всех. И здесь проявился высший расчет, призванный усилить свет истины в мире; и вдумайся в это». Более подробно это объясняется в Шиурей Даат, «Все в Израиле ответственны друг за друга». – Примечание редакции.