Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Все евреи ответственны друг за друга

Все евреи ответственны друг за друга

Даже возвышенные чувства сверяются только с Торой

«Сказано в Барайте: «Решение об объявлении года високосным выносят лишь те, кто был для этого заранее назначен». Вот случай, произошедший в Доме Учения рабана Гамлиэля. Он объявил: «Пусть рано утром семеро поднимутся ко мне!» Однако наутро в назначенном месте он обнаружил восьмерых и сказал: «Поднявшийся без приглашения пусть спустится!» Встал Шмуэль Акатан и сказал: «Это я пришел без приглашения…» Это было не так, но Шмуэль Акатан решил поступить таким образом, чтобы не смутить пришедшего без приглашения. Подобное произошло, когда Раби во время урока почувствовал запах чеснока. Он сказал: «Тот, кто ел чеснок, пусть выйдет из Дома Учения!» Встал раби Хия и вышел, и вслед за ним встали и вышли все остальные. Раби Шимон, сын Раби упрекнул раби Хию: «Ты огорчил моего отца!» На что раби Хия ответил: «Да не случится такого в Израиле!» У кого же раби Хия научился так поступать? У раби Меира. Барайта приводит историю о женщине, которая пришла в Дом Учения раби Меира и сказала: «Раби! Один из вас посвятил меня в жены физической близостью!» Раби Меир встал, написал разводное письмо и вручил ей, и все ученики поступили так же. У кого же этому научился раби Меир? У Шмуэля Акатана. А у кого научился Шмуэль Акатан? У Шханьи бен Йехиэля, о котором сказано: «И воскликнул Шханья бен Йехиэль из потомков Эйлама и сказал Эзре: мы оставили нашего Б-га и взяли нееврейских жен из народов этой земли. Но теперь есть надежда для Израиля»[1]. А от кого это перенял Шханья бен Йехиэль? От Йеошуа: «И сказал Б-г Йеошуа: встань, зачем ты пал на свое лицо? Согрешил Израиль!»[2] Йеошуа обратился к Всевышнему: «Властелин мира! Кто же согрешил?» На что Б-г ответил: «Разве Я доносчик? Пойди и узнай!» А Йеошуа получил это от Моше, о котором сказано: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!»[3]»[4].

Все это совершенно непонятно. Неужели нам требуются доказательства правильности обычая, достойность которого очевидна? Всякий сразу поймет, что праведно спасти ближнего от стыда, позора и поношения. Если бы у нас не было подобных примеров из Торы и традиции, переданной мудрецами, разве мы не догадались бы сами, что так поступать правильно?

И следующий вопрос. Допустим, нам ни в каком вопросе не следует полагаться на собственное разумение, и во всем требуется указание великих людей прошлого. Но зачем Талмуд приводит всю цепочку передачи этого обычая по традиции и объясняет, что каждый из мудрецов научился ему у предшествовавшего ему, который был выше в мудрости, – вплоть до Йеошуа и Моше рабейну, одаренных мудростью непосредственно Самим Б-гом? Для подтверждения правильности такого обычая нам было бы достаточно одного самого веского довода – слов святой Торы!

Кроме того, от нас сокрыт смысл последнего доказательства, которое привел Талмуд. Всевышний сказал Моше: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!»[5] Действительно, Всевышний обвинил Моше в грехах евреев, но в этом заложен совершенно другой смысл! Это обвинение было связано с тем, о чем говорят наши мудрецы: «вместе с сорняками выдергивают и капусту»[6]. То есть обвинение не предъявлено Всевышним лично Моше и Аарону: роза пострадала только потому, что росла рядом с терниями. Обвинение Всевышнего было вызвано вовсе не Его желанием сокрыть истинных виновников и спасти их от стыда!

Глубоко изучив эти слова наших мудрецов, предельно проникнув в их суть, мы осознаем, что великие нашего народа в своей глубочайшей мудрости знали: человеку не следует на практике руководствоваться даже тем, что на первый взгляд кажется очевидным этическим принципом, если он опирается только на собственное разумение. Он должен воспринять эти принципы от учителей, которые, в свою очередь, тоже получили их от своих учителей, а те – от своих. И эта цепочка должна дойти до святой Торы – источника Знания и высших душевных качеств. Ведь каждое, даже самое возвышенное чувство, должно пройти проверку: можно ли им руководствоваться в жизни?

Во-первых, даже самые праведные чувства не должны переходить установленных им границ. Поэтому качества человека на Святом языке называются «מידות» – меры. Каждому качеству необходимо определить его точную меру, нарушение которой может превратить хорошее качество в его противоположность, и оно, упаси Б-г, окажется дурным. За поиском верных решений следует обращаться к святой Торе, тайны которой переданы нашим мудрецам, благословенной памяти, постигшим Высшее Знание и Волю, по словам которых нам следует жить.

Во-вторых, учитывая влияние, которое положительное качество человека оказывает на его душу и души окружающих, можно обнаружить несколько сопутствующих ему ограничений. Бывает, что на первый взгляд некое свойство покажется абсолютной добродетелью, но если мы присмотримся внимательнее, то обнаружим в нем многочисленные изъяны и недостатки, так что ущерб от него превысит пользу.

Из всего сказанного следует, что невозможно решить, хорошо ли то или иное качество, а уж тем более, определить границы его применения, пока человек не взвесит это на весах разума. И даже этого недостаточно: мы не имеем права полагаться на собственный разум и свой критический подход, а должны глубоко изучить слова мудрецов прежних поколений, вдуматься в их жизненные пути, определить цель их деяний и понять по каким критериям праведники прошлого сверяли свои жизни с каждым качеством и чувством.

Обратите внимание на то, что к поступку раби Хии Талмуд относится неоднозначно и вносит в наши сердца сомнение в его правильности. Спасение ближнего от публичного позора принятием на себя его вины мы сочли несомненным достоинством, однако на самом деле это не так уж очевидно. Во-первых: этим праведник очерняет себя в глазах окружающих, поскольку они считают, что он поступил недостойно и огорчил учителя. Во-вторых: особо возвышенному поведению человека обычно сопутствует гордыня – ведь оказавший ближнему такое благодеяние чувствует себя чистым от греха, поскольку он даже готов принять на себя позор другого! В-третьих: вместо того, чтобы помочь ближнему, он делает его жизнь еще тяжелее, поскольку наносит ему тяжелейший удар: «спасенный от позора» чувствует, что он настолько жалок и ничтожен, что даже не может сам ответить за свой проступок, а товарищ настолько выше него, что принимает его вину на себя. И, в-четвертых: в подобном поступке можно усмотреть неуважение к учителю: если он хотел выявить виновника – кто же имеет право ему в этом воспрепятствовать?!

Для уверенности в том, что этот обычай проистекает из источника истины и совершаемый поступок правильный, раби Хия должен был перенять его от своих учителей, зная, что они тоже пришли к нему не из собственных соображений, а восприняли, в свою очередь, от своих учителей, и, в конечном итоге, убедиться, что этот обычай коренится в святой Торе.

Обязанности человека, заповедованные Торой. отличаются от того, что подсказывают его чувства

Даже если отвлечься от всех этих рассуждений, поступки, которые человек совершает, опираясь на свой разум и чувства, могут существенно отличаться от деяний, предписанных святой Торой. Один и тот же поступок становится совершенно иным, правильным и совершенным, если его совершают в соответствии с установлениями Торы.

Свидетельство этому – история, произошедшая с раби Хией. Нам кажется, что человек, поступающий как он, свободен от греха, и его действия вызваны не ощущением вины за чужое прегрешение, а исключительно любовью к ближнему, за что он достоин славы. Но если мы вдумаемся в слова святой Торы, то обнаружим, что корень и суть этого обычая проистекают из совершенно иного источника. Вовсе не милосердие и сострадание сердца должны побуждать человека скрыть позор ближнего. Принимая на себя часть его вины и стыда, он действует строго по закону и справедливости! Более того, человек проявит низость души, если его ближний будет опозорен, а сам он будет радоваться собственной непогрешимости – как будто не несет своей доли ответственности за поступки других.

На каждого возложена частичная ответственность за поступки ближнего. Ведь невозможно, чтобы действия одного человека совсем не отражались на других. Человек влияет не только на свое ближайшее окружение, в определенной мере он воздействует на души всех людей. Очищая свою душу, совершенствуя поступки и мысли, а также исправляя пути, он улучшает качества других и исправляет их души. Чистые чувства и непорочные мысли проникают в сердца людей, окутывая их духом истины, чистоты и добродетели. В святых книгах сказано, что исполнение человеком заповеди распространяет вокруг него атмосферу Ган Эдена, которая очищает и окружающих. Чем сложнее заповедь и чище душа исполнившего ее, тем больше влияние Ган Эдена. Когда же некто совершает зло, все должны ощущать свою причастность к его поступку. Ведь если бы наши сердца были чище, а пути и дела праведнее, нет сомнения, что наше воздействие на грешника было бы сильнее и могло предотвратить его преступление. Более того, злодей неизбежно влияет на нас самих. Он приближает грех к тем, кто его не совершал, и они испытают его воздействие. Получается, что, когда грешник творит злодеяние, в этом, сами того не зная, участвуют души других людей, которые получают свою долю ущерба. Человек с чувствительным сердцем, воспринимающий и осознающий происходящее в глубине своей души, ощущает себя соучастником каждого совершающегося в мире греха, хотя его доля в нем и невелика. Поэтому он и не возлагает всю вину только на согрешившего, а принимает на себя ее часть, не считая себя полностью чистым и невиновным.

Теперь мы сможем ответить на вопрос, возникший у нас в самом начале урока. Мы говорили о том, что обвинение Всевышнего, обращенное к Моше и Аарону: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!»[7], – находит свое отражение в распространенной поговорке о том, что «вместе с сорняками вырывают и капусту». И дело не в том, что Всевышний не в состоянии отличить тернии от розы. Б-жественные свойства не похожи на качества людей, Он знает корень и место всего в мире, и «не пристало Судье мироздания наказывать праведного и невинного вместе с грешником и преступником»! Но поскольку роза растет возле терний, они влияют друг на друга. И если мы видим, что воздействие розы на тернии слишком слабо, чтобы смягчить их шипы, это знак того, что тернии влияют на розу. Так и порочные деяния грешников оставляют след в душах праведников. Именно в этом Всевышний упрекнул Моше и Аарона: «Доколе вы будете отказываться соблюдать заповеди Мои и повеления Мои?!»[8] Таким образом, мы поняли, в чем заключалась суть обращенного к ним упрека.

До сих пор мы говорили о влиянии, которое люди, в силу своей природы, оказывают друг на друга и на весь мир в целом. Но сыновья Израиля связаны друг с другом особой духовной близостью, которая позволяет каждому еврею с большой силой воздействовать на души своего народа. Возможно, именно это имели в виду наши мудрецы в своем изречении: ««И будут спотыкаться друг о друга»[9] – преступление одного является преткновением на пути каждого. Это доказывает нам, что все в народе Израиля ответственны друг за друга»[10]. При этом слово «ответственность» на Святом Языке буквально означает «связь» и «смешение», а использованный в приведенном изречении предлог подтверждает правильность именно этих значений! То есть это высказывание следует понимать так: «Все евреи связаны («смешаны») друг с другом». Их души связаны в единое целое, и потому поступок каждого оставляет отпечаток в душах всех сыновей Израиля. Никто из евреев не может отделиться от своего народа и грешить лишь в ущерб себе, не причиняя этим вреда душам других. Ответственность евреев друг за друга в книге Томер Двора объясняется тем, что их души действительно проникают одна в другую[11]. И все слова Торы должны пониматься на четырех уровнях толкования. Когда Ахан согрешил, присвоив добычу из заклятого в Йерихоне[12], Всевышний сказал Йеошуа: «Согрешил Израиль»[13]. Ведь в действительности согрешил не только Ахан, но и весь народ Израиля, ибо в нем нашелся Ахан, взявший из заклятого, что стало грехом всей общины! И когда двое из сыновей Израиля, не поверив словам Б-га, вышли в шабат собирать манн[14], в этом проявился недостаток веры всего Израиля, в том числе Моше и Аарона, и потому Всевышний сказал им: «Доколе вы будете отказываться исполнять заповеди Мои и повеления Мои?!»[15]

Итак, если у человека возникнет желание разделить с ближним вину за его проступок, важно понимать что является истинной причиной этого желания. Оно должно пробудиться не только из-за стремления избавить его от позора, но, в первую очередь, из ощущения, что и он сам не свободен от греха, а потому обязан принять свою долю стыда и наказания. Если человек это осознает – как прекрасен и похвален его поступок! Теперь в нем нет недостатка, ведь в его основе – не только сострадание, но и ответственность за других евреев, чему нас учит святая Тора.

Почему наш праотец Авраам удостоился награды всех поколений, живших до него?

О силе влияния людей друг на друга мы узнаем из слов наших мудрецов, благословенной памяти: «От Ноаха до Авраама прошло десять поколений; это учит нас тому, сколь велико долготерпение Всевышнего. Все эти поколения гневили Б-га, пока не появился Авраам и не получил награду за всех»[16]. На первый взгляд, это совершенно непонятно. Какая награда была уготована тем, кто «гневил Б-га», и каким образом их награду Всевышний мог отдать Аврааму? Как награда одного человека может быть передана другому? Неужели Всевышний, упаси Б-г, судит не по справедливости?

Идея здесь как раз в том, о чем мы говорили. Наши мудрецы показали нам, насколько свойственно природе человека попадать под влияние других людей. Даже если всего один человек отклонится в сторону от пути истины, всем остальным уже станет труднее следовать за правдой и прийти к трепету перед царством Небес. А насколько большим будет ущерб, если сошедших с пути – много; и что уж говорить о том, когда большая часть человечества отдалилась от Завета Б-га! В такой ситуации, чтобы превозмочь свое дурное побуждение и направить стопы в верную сторону, от человека требуется неизмеримо большая духовная мощь. А награда, уготованная человеку, возрастает в соответствии с усилиями и решимостью, требующимися от него, чтобы не свернуть с пути: «Награда соответствует тяжести приложенного труда»[17]. И когда все оставили истину, и верным Всевышнему остался лишь один человек, воздаяние ему безгранично – оно неизмеримо больше награды, которую он заслужил бы, если бы другие тоже шли путями истины. Таким образом, получается, что насколько уменьшился удел не следующих путями Всевышнего, настолько же возросла награда того единственного, кто остался безраздельно предан Б-гу и сохранил Его Завет.

Однако по-прежнему остается вопрос, почему Авраам получил в награду ровно столько, сколько потеряли остальные, не больше и не меньше? Чтобы это понять, мы должны осознать, что наши мудрецы, благословенной памяти, умели оценить влияние людей друг на друга и видели, насколько праведникам становится труднее в служении из-за уменьшения числа идущих путем Б-га. Они измерили трудности, с которыми столкнулся Авраам, точной мерой. Если человек физически подставит свое плечо под груз, его вес станет давить на него одного, а если к нему присоединится другой, тяжесть груза разделится между ними; если же их будет десять, каждому станет вдесятеро легче. И если один из десяти откажется нести свою долю груза, его вес распределится между девятью оставшимися. То же самое относится и к возвышенным силам души: насколько сильны были отдалившиеся от заповедей Б-га и Его Торы, и насколько их много, настолько тяжелее станет ноша сохранивших верность Б-гу. Теперь они несут ношу всех, отошедших в сторону, а потому получают и их награду. А если верным Б-гу остался только один человек, воздаяние ему возрастет до награды, изначально уготованной всем людям мира – если бы все они трепетали перед Б-гом. И эта награда полагается ему по справедливости, поскольку его сил хватило, чтобы исправить мироздание и раскрыть Б-жественный свет в той же мере, в которой это удалось бы всему человечеству, если бы все служили Б-гу и исполняли Его заповеди. Всевышнему открыто, что один-единственный человек способен исполнить предназначение всего человечества так же, как если бы весь мир шел праведным путем. Те немногие, на плечи которых возложена задача всего мира, несут ее всю целиком, отдавая этому столько же сил, сколько отдало бы все человечество. И если после того как десять предыдущих поколений гневили Б-га, и появился только один верный Ему человек, который открыл истину, соизмеряет с ней свою жизнь и прилагает к этому столько же усилий, сколько требовалось от всех предыдущих десяти поколений, если бы они верили в Б-га и пребывали в Его сени, то и этого было бы достаточно. Всевышнему нужно не бесконечное количество верных Ему слуг, но сила и трепет их служения, благодаря которым мир движется к своему окончательному предназначению, ради чего он и был сотворен. Именно в этом состоит смысл изречения наших мудрецов о том, что наш праотец Авраам получил награду всех предыдущих поколений. Он получил все воздаяние, которое было им уготовано, если бы их поступки соответствовали деяниям Авраама[18].

Ответственность сынов Израиля друг за друга наши мудрецы, благословенной памяти, вывели из святой Торы. Они пришли к выводу, что даже если кто-то один в народе Израиля совершает грех, – это недостаток всей общины, и упрек учителя относится ко всем, и каждый должен нести ярмо позора вместе с грешником.

Все сказанное приводит нас к следующим выводам:

1. Любое даже самое похвальное качество является верным и чистым лишь после того, как оно будет исследовано и сверено с нашей святой Торой. Только тогда оно может быть названо подобающим и совершенным побуждением души.

2. Не каждый способен вывести из Торы заключение о характере и природе душевного качества, поскольку это требует ясности в мышлении и проницательности. Без этого нельзя определить отношение к тому или иному отмеченному Торой свойству и его применению в жизни. Поэтому раби Хия не счел себя достойным из слов святой Торы самостоятельно делать практические выводы о правильности этого поступка; он даже не был готов перенять обычай мудрецов прежних поколений и следовать ему в жизни. Ведь не каждый имеет право заимствовать душевные качества и деяния великих. Свойство, подобающее праведнику, может оказаться совершенно неподходящим для того, кто не достиг величия. Случается и так, что прекрасное качество, которым руководствуется в своей жизни вознесенный человек, будет извращено тем, кто не достиг его уровня, и результаты его применения окажутся противоположными. Мы часто видим, как заурядные личности пытаются следовать обычаям великих, но корона оказывается им «не по размеру», и добрый поступок причиняет зло и им самим, и окружающим. Поэтому раби Хия перенял этот, обсуждаемый Талмудом обычай, у раби Меира. Раби Хия застал последние годы жизни раби Меира, наблюдал за его деяниями и обнаружил в своей душе способность поступать согласно его обычаям. Поэтому он смог заключить, что обычай раби Меира подойдет и ему. Подобно этому, сам раби Меир перенял этот обычай у Шмуэля Акатана, и эта цепочка передачи традиции последовательно восходит к Шханье бен Йехиэлю, который обнаружил в себе эту способность и развил ее в соответствии с указанием святой Торы. Только исследовав этот обычай с точки зрения Торы, он внес его в свою жизнь и преподал последующим поколениям урок ответственности за поступки ближнего, их окружения и всего мира, – настолько большой ответственности, что она заставляет ощутить собственную вину за проступок товарища и принять на себя обязанность разделить с ним его позор.

«Награда, даруемая Всевышним, всегда больше ниспосланных Им наказаний», и сколь велико воздаяние за праведный поступок! Ведь совершивший его несет заслуги и очищение всей общине, и в мире укрепляется добро!

 

[1] Эзра 10:2.

[2] Йеошуа 7:10-11.

[3] Шмот 16:28.

[4] Сангедрин 11а.

[5]Шмот 16:28.

[6] Раши, Шмот 16:28.

[7] Шмот 16:28.

[8] Шмот 16:28.

[9] Ваикра 26:37.

[10] Швуот 39а.

[11] Томер Двора 1:4.

[12] Йеошуа, гл. 7.

[13] Йеошуа 7:11.

[14] Шмот 16:27.

[15] Шмот 16:28.

[16] Авот 5:2.

[17] Авот 5:23.

[18] См. Шиурей Даат, «Как виноград в пустыне».