Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Сила Знания

Сила Знания[1]

«Недостаточно праведникам удела в Грядущем мире, они еще хотят покоя и в этом мире?»[2]

Сила Знания и природные наклонности

Мы уже знаем, что главное в служении человека – подчинить природные наклонности своему знанию. Человек должен развивать и совершенствовать качества своей души, чтобы его воззрение на мир и решения стали беспристрастными и его сердце не было подвластно побуждениям естества. Если эта способность у человека не будет развита, то его естество будет по-прежнему им управлять и диктовать ему решения, что приведет к неизбежным преткновениям и извратит его пути.

Желание покоя и исчезновение Йосефа

Этот принцип разъяснит комментарий наших мудрецов на главу Вайешев:

««И поселился Яаков…»[3] Яаков пожелал покоя – и ему сразу же было ниспослано страдание – исчезновение Йосефа. Всевышний вопрошает: недостаточно праведникам удела в Грядущем мире, они еще хотят покоя и в этом мире?»[4]

Мидраш повествует:

«Сказал рав Аха: когда праведники желают покоя в этом мире, их сразу обвиняет Сатан. Он говорит: «Недостаточно им благоденствия Грядущего мира, они еще хотят покоя в этом мире?»[5]

Прямой смысл этих высказываний мудрецов очень сложен для понимания. Неужели Всевышний не желает праведникам спокойной жизни в этом мире?

Действительно, в Талмуде сказано, что «не каждый удостаивается обоих столов»[6] – благоденствия в этом мире и удела в Грядущем. Но ведь не говорится, что никто и никогда не сможет заслужить обоих столов! Талмуд лишь отмечает, что не каждому это удается, но тот, у кого достаточно заслуг, все же может этого достичь!

Разъясняется это так. Желание праведника безмятежно жить в этом мире свидетельствует о некоем сохранившемся в нем изъяне. По этой причине ему недостаточно доли, уготованной для него в Грядущем мире. Он не удовлетворен наградой будущего и все еще желает привычных земных удовольствий. Это связано только с несовершенством постижения духовных ценностей. А значит, в его разуме и сердце еще остается место для заурядных радостей и желания безмятежной жизни в этом мире. И Всевышний, исследующий сердца, видит этот изъян и недостаток и взыскивает за него.

Желание покоя привело к спуску в Египет

Поговорим о наказании, которое Всевышний определил Яакову: «Тут же его настигло горе – исчезновение Йосефа». Наши мудрецы учат, что Всевышний всегда управляет миром и творениями по принципу «мера за меру» – награда и наказание всегда соответствуют сути поступка. Этот принцип проявился и в наказании страданием из-за утраты Йосефа. Мидраш повествует: «Веревками, что у людей, Я их влек, узами любви»[7]:

«Сказал раби Йеуда бе-раби Симон: нашему праотцу Яакову надлежало спуститься в Египет закованным в кандалы. Сказал Всевышний: «Он – Мой сын-первенец, а Я спущу его туда с позором?! Я вначале направлю туда его сына». Об этом говорит Писание: «А Йосеф был спущен в Египет…»[8] Это можно сравнить с коровой, которую тянут к мяснику, а она упирается. Тогда перед ней гонят ее теленка, и ей приходится идти против воли»[9].

Этот Мидраш, если его воспринимать буквально, очень труден для понимания. Что нового мы узнаем из примера о корове, которую тянут к мяснику? Ведь любой конкретный пример всегда используется для разъяснения некой трудной для понимания идеи. Но мы и так знаем, что наш праотец Яаков спустился в Египет вслед за своим сыном Йосефом, и пример с коровой, на первый взгляд, ничего не добавляет!

Но вдумавшись, мы восхитимся мышлением наших мудрецов и проницательностью их глаз, видящих самые глубины сердца. Среди множества расчетов и побуждений, заставивших нашего праотца Яакова спуститься в Египет к своему сыну Йосефу, они обнаружили и инстинкт, предопределивший окончательность его решения. Наши мудрецы сказали: если спуститься в Египет его заставила любовь к Йосефу, то это сродни ситуации с коровой, послушно идущей к мяснику вслед за своим теленком! Иначе он бы не отправился в Египет. Ведь Яаков знал, что Египет – нечистое место, но все же туда пошел!

Даже если он знал, что потомкам Авраама предопределено египетское изгнание, «человек не должен проникать в Б-жественные тайны»! Пока Яаков мог оставаться в Кнаане – земле своих отцов – ему не следовало спускаться в Египет иначе, как «закованным в кандалы», но уж никак не по своей воле! Так что именно природный инстинкт привязанности коровы к своему теленку, ведущий ее к мяснику, пробудился и в Яакове, заставив его спуститься в Египет. Наказание Яакову в точности соответствовало принципу «мера за меру», – ведь он был наказан именно за пробуждение этой природной наклонности – желания покоя уже в этом мире.

Разумеется, эта наклонность проявлялась у него лишь в самой малой степени, почти неощутимой для нас. Но Всевышнему, исследующему сердца, открыты даже тончайшие душевные порывы человека. И за это проявление слабости Яаков был наказан потерей любимого сына и был безутешен двадцать два года, а когда узнал, что Йосеф жив, то сразу последовал за ним. Итак, чтобы заставить Яакова спуститься в Египет, не потребовалось ни оков, ни цепей – его привел туда природный инстинкт.

Отсюда мы видим, как трудно человеку подчинить свое естество разуму и как неустанно он должен над этим работать. Его постоянно подстерегает опасность, каждую минуту какое-нибудь мимолетное ощущение может отклонить его сердце от решений разума, и он последует за своим естеством.

Молитва – осознание могущества Б-га, властвующего над природой

Прямой путь спасения от подчинения склонностям естества – молитва. Человек должен прочувствовать свою молитву, и он найдет в ней основу веры в Б-жественное Провидение. И, осознав Б-жественное могущество и Его чудеса, человек поймет, что все зависит только от воли Творца. Так он сможет приблизиться к Всевышнему и подняться над своими чувствами и побуждениями, тянущими его вниз и гасящими огонь разума.

Пусть во время молитвы он постоянно представляет себе Того, перед Кем стоит и к Кому обращается: «Благословен Ты, Б-г...» Эти слова означают, что сейчас он предстал перед Тем, Кто обладает истинной реальностью и дает существование всему Творению. Это и есть простое объяснение имени Б-г.

Однако такое представление о Б-ге выходит за рамки возможностей постижения человека. Поэтому мы продолжаем: «Господь наш», то есть обращается к Б-гу в том Его проявлении, которое может охватить наш разум[10].

Но поскольку наша способность постижения Б-жественности слишком ограничена, мы полагаемся на Знание прежних поколений, ибо наши души связаны с ними. Мы  произносим: «Господь наших отцов» – согласно их постижению. А затем – более подробно: «Господь Авраама, Господь Ицхака и Господь Яакова» – каждый из них согласно своему особому, наивысшему постижению Б-га.

Это наполняет нас знанием, что Он – «Господь великий, могущественный и грозный, Господь Всевышний». Он выше всего, Он главенствует над всем, и все силы мироздания подчинены Его воле. Он выше управления миром «посредством законов природы», Он управляет этими законами и ограничивает их действие по Своей воле. Эту Его суть мы и должны постичь.

Мы осознаем, что в Нем источник всякого блага и милосердия, ибо Он «воздает милосердием» и «Ему принадлежит все». Он все сотворил и всему дал существование. И все же Он «помнит добрые дела праотцов», совершенные ради Него, «и приводит Избавителя потомкам их потомков».

«Ради Его Имени» – дабы мы освятили Его имя, как и подобает Его величию. В этом же состоит смысл нашей просьбы в молитве: «И воцарись над нами Ты, Б-г, единственный». Слово «единственный» содержит просьбу о том, чтобы мы получали всю милость только от Самого Всевышнего, без посредников и участия систем управления миром. Этим мы укрепляем в себе веру в то, что ради Его имени Он пошлет нам Избавителя, ведь истинное Избавление состоит в том, что в мире раскроется только одна сущность: «Его великое имя». И все это – «с любовью». Это первое благословение молитвы «Шмонэ Эсрэ» – «Восемнадцать благословений». Оно охватывает все мироздание, от его начала и корня через нынешнее состояние к непременному будущему.

И мы завершаем благословение словами: «Царь помогающий и спасающий, и охраняющий». Это означает, что и сейчас помогает, спасает и защищает только Он, и никто другой.

И если человек привыкнет произносить первое благословение молитвы «Шмонэ Эсрэ» вдумчиво и с должным чувством, то постепенно обретет для своей души истинную веру, и ему откроется, что с сотворения мира и до скончания веков все подчиняется воле благословенного Б-га и цели, заложенной Им в мироздание.

А когда во втором благословении молящийся произносит: «Кто, как Ты, властелин сил» – пусть осознает, что все силы, подвластные творениям нижнего мира, проистекают от Него и зависят лишь от Его воли. Это поможет человеку возвыситься над своими природными наклонностями, препятствующими ему следовать путями Б-га и исполнять Его волю. Пока в душе не упрочится это истинное понимание, человек не обретет спокойствия, – ведь он может споткнуться и свернуть, упаси Б-г, с пути и пасть на самое дно преисподней.

Грех «разведчиков» – недостаток осознания Б-жественного всемогущества

Недостаток осознания Б-жественного всемогущества ярко проявляется в истории с разведчиками. Из повествования Торы следует, что они не сразу стали злодеями. Вначале они лишь немного свернули с пути истины, а затем отклонялись все дальше и дальше. Корень всего зла, причина, по которой они не исполнили волю Б-га, состоял в несовершенстве их веры в Б-жественное всемогущество. Это привело к страшному бедствию – они были приговорены к смерти, а все поколение потеряло право ступить на Землю Израиля и было обречено на смерть в пустыне.

По слову Б-га Моше сказал народу Израиля: «Смотри, даровал Б-г, твой Господь, тебе эту землю; поднимайся и наследуй, как сказал Б-г, Господь твоих отцов; не бойся и не страшись»[11]. Но у разведчиков изначально пробудилось желание воспользоваться для завоевания Земли Кнаан естественными средствами.

А ведь они уже привыкли видеть Б-жественное управление миром посредством чуда и много раз убеждались, что ничто в мире не может устоять перед волей Б-га, а Всевышний обещал передать им Землю Кнаан в наследный удел. И все же эта вера не стала в их душах совершенной. Они потребовали у Моше послать разведчиков, чтобы восполнить этим материальным действием недостаток своей веры в завоевание Земли Израиля. Поэтому, преисполненные волнения, все они спешно собрались перед Моше. Об этом говорит Мидраш, объясняя стих Торы: «И приблизились ко мне вы все»[12]: «Вы столпились вокруг меня в беспорядке, молодые отталкивали старцев, пожилые оттесняли Глав колен»[13].

Видя, как нетерпеливо и настойчиво они предъявляют свое требование, Моше понял, что это проистекает не из чистого источника. Его корень – восстание против воли Б-га. Действительно, само по себе настояние послать разведчиков в Землю Кнаан не заключало в себе ничего плохого – ведь позже и Йеошуа направил разведчиков. К тому же неверно полагаться на чудо, когда есть возможность использовать доступные человеку средства. Однако нужно понимать, что воздействуют не эти естественные средства, а только воля Б-га. Но в глубинах своих сердец люди этого не ощущали и требовали воспользоваться понятными им средствами, как будто в них и заключалась вся суть и залог успеха.

И Моше понял, что в основе их духовного сбоя – слабость веры. Он не хотел исполнить их требование, понимая, что такое состояние духа может привести народ к полному отходу от Б-га. И Всевышний сказал ему: «Пошли от себя людей» – по своему разумению. Я не повелеваю тебе, но если хочешь – пошли[14]. Ведь «если Я не соглашусь, они скажут: из-за того, что нехороша эта земля, Б-г отказался ее нам показать»[15]. Поэтому, послав разведчиков, Моше молился о Йеошуа, «чтобы Всевышний уберег его от их замысла»[16], – ибо почувствовал, что они задумали недоброе. А Калев молился на могилах праотцов о том, чтобы разведчики не смогли привлечь его к осуществлению их замысла.

«И пошли, и явились к Моше… и рассказали: мы пришли в землю, в которую ты нас послал, и вот она течет молоком и медом… Но это ничто, ибо силен народ на этой земле, и города укрепленные и очень большие, и сыновей великанов мы видели там… Амалек живет в земле южной, а хитийцы и йевусеи, и эморейцы живут на горе, а кнаанейцы живут возле моря и вдоль Ярдена»[17].

В их описании этой земли, не усматривается явного зла. Из их слов можно лишь заметить, что они старались подчеркнуть трудности завоевания Земли Израиля, чтобы посеять в сердцах евреев неуверенность и страх перед будущей войной. Но все же пока еще они не выражали свои замыслы открыто. Однако когда они услышали слова Калева: «Непременно поднимемся туда!»[18], в них возобладал дух противостояния, который в сочетании со страхом перед войной заставил их четко сформулировать свое мнение: «Мы не сможем подняться к этому народу, ибо он сильнее Него»[19]. Теперь они уже недвусмысленно заявили, что эти народы «сильнее Него». «Они, если только можно такое произнести, имели в виду Всевышнего»[20]. Однако буквальное значение их слов – «он сильнее нас», то есть канаанские народы сильнее Израиля.

С этого момента их падение привело к вопиющей клевете на Землю Израиля: «Это земля, пожирающая своих жителей, и все, кого мы видели там – люди огромные… И там мы видели великанов, сыновей Анака из великанов, и были мы в своих глазах подобны саранче, и таковыми же были в их глазах»[21]. В итоге они склонились к полному злодейству, заявив: «Поставим над собой главу и вернемся в Египет!»[22] Все это случилось с ними только потому, что с самого начала им недоставало ясности веры во всемогущество Всевышнего, перед волей Которого ничто не может устоять. Свои судьбы они всецело вверяли только себе, что и привело их к греху.

Поддержка сионизма – недостаток осознания Б-жественного всемогущества

Точно такую же картину мы наблюдаем и в нашем поколении. Когда возникло сионистское движение, гордо поднявшее знамя возвращения в Землю Израиля и вызвавшее своей деятельностью большой резонанс во всем мире, некоторые уважаемые люди, среди которых были и известные в своем поколении, последовали за ними. И многие недоумевали, почему это движение не нашло милости в глазах большей и наиболее уважаемой части мудрецов Израиля. Однако люди Знания, умеющие проникать в суть явлений, удивлялись обратному. Они не понимали, как кто-то мог увлечься идеей сионизма, поддаться соблазнам неверующих и поддержать их. Конечно, все мы мечтаем о нашей любимой Земле, и каждый еврей, сердце которого принадлежит Господу, стремится в Цийон, и его душа страстно желает возвращения в Иерусалим. Но форма сионистского движения, в которую облеклась эта мечта – «чуждый огонь, которого не повелел Господь»[23]!

Попробуем оценить их шансы на успех. Если исходить из того, что доступно видению человека, станет ясно, что это сможет произойти не раньше, чем через десятилетия. Почему их охватил такой самозабвенный энтузиазм? Зачем они с таким воодушевлением трудятся ради цели, недостижимой при их жизни? Даже если их замысел и воплотится в реальность, то лишь для следующих поколений, когда они, согласно их мировоззрению, уже оставят мир, полностью прекратят свое существование и ничего об этом не узнают! Если бы они трепетали перед Б-гом, то ощутили бы бедственное положение народа и по-настоящему осознали обязанность действовать во имя его блага. Ведь то, что богобоязненный человек воспринимает как добро, является абсолютной ценностью, польза которой не временна, но вечна. Для него все в мире связано с мирозданием – от первых дней Творения и до достижения его окончательной цели. Но в глазах неверующего мир состоит из множества несвязанных между собой элементов, и вся польза от его действий ограничивается для него лишь временем его жизни – ведь люди, которых уже нет, никак не связаны с ним, а живущие сегодня лишены связи с будущим. Откуда же возникает такая самоотверженность ради следующих поколений?

Это происходит только потому, что в каждом человеке заложена склонность посвятить себя какой-то цели, на которую он направит все способности и силы своей души. И поскольку эти люди лишены веры и желания постичь то, что по-настоящему возвышенно и обладает безусловной ценностью, они придумывают себе некие идеи и тем самым реализуют требование своей природы, влекущей их к высшей духовности.

Но если их пути следует верующий, значит его вера в Б-га сводится к формальному исполнению закона. И, независимо от их образования, эти люди считают себя верующими лишь потому, что в их обществе не принято не верить в Б-га. Поэтому они формально верят и в могущество Б-га, и в то, что Он пошлет народу Израиля Избавителя. Однако их вера содержит в себе большой изъян – она несовершенна. Им кажется, что невозможно преодолеть все препятствия и трудности, предстающие перед их недальновидными глазами.

Поэтому такие люди пытаются найти возможность воплотить Избавление путями естества, даже если они окажутся очень долгими. Ведь этим они хотят восполнить недостаток своей веры! Этот путь отвечает сокровенной потребности их душ сочетать веру в Б-га с естественной жизнью. При этом они не осознают, какая сила их к этому побуждает, и оправдывают себя тем, что действуют во имя всего народа.

Необходимость выяснения причин наших стремлений

Люди, не ведающие причин своих стремлений и потребностей, постоянно сталкиваются с различными преткновениями. Например, в нашей среде постоянно возникает стремление изучать язык страны, в которой мы временно проживаем. Сегодня это – немецкий язык[24].

В принципе, желание знать язык страны проживания не содержит в себе ничего негативного. Это помогает во взаимоотношениях с другими людьми. Мне не нравится только то, в какой форме это проявляется. Очень важно, как именно формулируется желание. Ведь между «полезно» и «жизненно необходимо» – огромная дистанция.

Уравнение этих понятий нас очень огорчает. Ведь, когда ко мне приходит нееврей и начинает говорить на языке, в котором я не понимаю ни слова, он нисколько не смущен и не растерян – ведь это язык его народа! У нас же есть два языка: разговорный еврейский и возвышенный над всем святой язык. Эти языки красивы и утонченны, их грамматическое строение и принятые в них способы выражения исполнены глубочайшим внутренним смыслом. И все же мы стесняемся наших языков и стремимся овладевать чужими языками. Жили в России – учили русский, сегодня мы в Германии – учим немецкий, завтра окажемся в Англии – станем изучать английский.

Конечно, мы можем найти себе оправдание: мы живем в разных странах, нам приходится общаться с их жителями по материальным и иным делам, и трудно постоянно разговаривать через переводчика. Гораздо удобнее знать язык самим. Но неужели это повод для воодушевления и восторга?

Причина здесь только одна: не зная их языка, мы чувствуем в себе ущербность. Мы еще не полностью постигли, в чем состоит истинное совершенство. Чувства подсказывают нам, что мы не идеальны, и вот мы простираем руки к чужим богам в ложной надежде, что это приведет нас к совершенству, которого нам недостает. Но это ошибка! Разумом мы уже понимаем это. Мы прекрасно осознаем, насколько это малосущественно, и знаем, в чем истинное совершенство, но природа и привычка по-прежнему сбивают нас с правильного пути.

Поэтому надо прилагать все силы к тому, чтобы наш разум возобладал над естеством. Необходимо развиваться, добиваясь того, чтобы принятое разумом укрепилось в нас, укоренилось полностью, и чтобы наши сердца не следовали природным побуждениям и уж тем более не подчинялись им. И тогда мы придем к цельности и совершенству!

 

[1] Произнесено в первый день главы Корах 5676 (1916) года. Записано раввином Яаковом Давидом Майзелем, благословенной памяти, да отомстит Всевышний за его кровь.

[2] Берешит Раба 84:1.

[3] Берешит 37:1.

[4] Берешит, Раши 37:2.

[5] Берешит Раба 84:1.

[6] Брахот 5б.

[7] Ошеа 11:4.

[8] Берешит 39:1.

[9] Ялкут Шимони, Ошеа, 11; Берешит Раба 86:1.

[10] См. Шиурей Даат, «Ибо все, на Небесах и на земле», часть 3, где наш учитель объясняет, что человеку, в соответствии с его способностями постижения, предписано обращаться к Всевышнему, используя имя Господь. Именно поэтому мы вправе использовать его с притяжательными местоимениями: «Мой Господь», «Господь Авраама» и т.д.

[11] Дварим 1:21.

[12] Дварим 1:22.

[13] Раши.

[14] Бемидбар 13:2, Раши.

[15] Берешит Раба 16:6.

[16] Бемидбар 13:16, Раши.

[17] Бемидбар 13:26 и 29.

[18] Бемидбар 13:30.

[19] Бемидбар 13:31.

[20] Раши там же.

[21] Бемидбар 13:32-33.

[22] Бемидбар 14:4.

[23] Ваикра 10:1.

[24] Во время завоевания Литвы Германией в период Первой Мировой войны.