Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава двенадцатая, в которой дедушка Йося рассказывает об обычаях Древней Иудеи, а Марик обнаруживает новых родственников

Глава двенадцатая, в которой дедушка Йося рассказывает об обычаях Древней Иудеи, а Марик обнаруживает новых родственников

Дедушка и внук вновь очутились в своей комнате. Изображение старательных учеников Йоханана и Хананьи на стене застыло, как стоп-кадр в кино.

-    Дедушка, а кто такие Гиллель и Шаммай? - спросил Марик.

-    Это великие еврейские мудрецы, жившие две тысячи лет назад. Они установили восьмидневный праздник в память о чуде с сосудом масла, происшедшем при освящении храма. Именно они определили порядок зажигания ханукальных огней. Точнее, Гиллель и Шаммай установили два порядка, две традиции. - Дедушка Йося посмотрел на горящие огоньки Волшебной Ханукии. - Мы сейчас зажигаем ханукальные огни так, как учил Гиллель: один - в первый день праздника, два - во второй, три - в третий, четыре - в четвертый, и так дальше до восьмого дня. Который по счету день Хануки, столько и зажигается огней.

-    А почему эти старательные ученики Йоханан и Хананья оба без кипы, дедушка, они ведь религиозные? - не унимался Марик.

-    Обычай покрывать голову кипой появился гораздо позже. В разные времена евреи носили разные шапки. Кипа, или, как ее еще называют, ермолка, - только одна из них. А во времена Гиллеля и Шаммая мужчины часто

ходили вообще без шапок. Дело в том, что в Древней Греции шапка считалась признаком или изнеженности, или рабства, поэтому среди свободных людей носить шапки было, скажем так, не очень модно.

Марик невольно дотронулся до своей головы и сказал:

-    При чем тут Греция, дедушка? Дело ведь, насколько я понимаю, происходит в Израиле?

-    Конечно, в Израиле... Точнее, страна тогда называлась Иудеей. Но и в Иудее две тысячи лет назад жители во многом подчинялись греческой моде. К тому времени многие обычаи, когда-то пришедшие из Греции вместе с македонскими завоевателями, уже перестали восприниматься как греческие. К тому же греческий тогда был всеобщим языком, как сейчас английский. Хорошо говорили на нем не все, но понимали почти все. Представляешь, евреи в Египте даже Тору в синагогах читали по-гречески!

-    И Хананья с Йохананом могут говорить по-гречески? - Марик кивнул головой в сторону застывшего изображения на стене.

-    Конечно, могут, мой любознательный внук. Хотя Хананья начал изучать греческий недавно. Считалось, что ученые евреи должны знать разные языки. Л для Йоханана греческий язык был родным. Он родился на острове Делос в семье греков, которые приняли иудаизм. Две тысячи лет назад такое часто бывало. Сохранился даже надгробный камень с надписью: «Мирьям, прозелитка с острова Делос». Прозелиты -это люди, принявшие новую веру... Может быть, эта Мирьям, принявшая иудаизм, и была матерью Йоханана?

А Йоханан вскоре после того, что мы сейчас видели, женился на еврейке - сестре Хананьи, Шломцион. У них родилась дочь Мирьям, на которой женился Хананья.

-    Как это?! Когда же это произошло? - удивился Марик.

-    Ровно через двадцать лет после Хануки, которую сейчас нам показывает Волшебная Ханукия. В те времена у евреев было принято жениться и выходить замуж очень рано. Но любознательный Хананья так усердно занимался Торой, что его не принуждали жениться. Когда у Йоханана и Шломцион родилась дочь Мирьям, Хананья часто играл с ней и в шутку говорил, что эта маленькая девочка - его невеста, но со свадьбой придется подождать, пока невеста подрастет.

Шутка шуткой, а так оно и вышло. Когда Мирьям выросла, она влюбилась в Хананью и сказала, что ни за кого другого замуж не пойдет. Пришлось Хананьи выполнить свое обещание. К тому же среди евреев считалось похвальным, если дядя женился на племяннице. Например, наш прапрапрапрадедушка, голландский алхимик Меир, женился точно так же...

Тут Марик внимательно посмотрел на застывшую на стене картинку, разглядывая лицо ученика Хананьи, стоявшего у стола со светильниками...

-    Дедушка, - вдруг сказал он. — Мне этот Хананья очень кого-то напоминает.

-    А ты попробуй представить его раза в четыре старше и с другой прической, - посоветовал старик.

Марик еще раз внимательно посмотрел на Хананью... И понял, на кого похож ученик школы Шаммая! На дедушку Йосю и на алхимика Меира из Голландии, которого он видел во сне!

-    Неужели Хананья - тоже наш родственник?! - воскликнул мальчик.

-    Ты угадал. Волшебная Ханукия любит иногда показать наших предков.