Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава четырнадцатая, в которой дедушка Иося в последний вечер Хануки ведет себя очень странно

Глава четырнадцатая, в которой дедушка Иося в последний вечер Хануки ведет себя очень странно

Восьмой вечер празднования Хануки снова пришелся на канун субботы. Маме и бабушке опять почти не пришлось готовить. Тетя Мирьям и ее подруги принесли такое количество разных кастрюль и баночек с вкусной едой, что все это еле поместилось на кухонном столе и в холодильнике. Марик думал, что родители с бабушкой и на этот раз уйдут куда-нибудь вечером - на какую-нибудь новую экскурсию, к родственникам или опять в замечательный клуб тетушки Мирьям... Но они, похоже, никуда не собирались.

-    Мама, папа и бабушка, кажется, сегодня ни на какие экскурсии и ни в какие клубы не пойдут, - как заговорщик, прошептал Марик дедушке Йосе.

Дедушка почему-то не стал шептать в ответ, а произнес громко, ни от кого не скрываясь:

-    Ничего, сегодня пускай остаются. Восьмой вечер Хануки - это особый вечер. К тому же сегодня начинается суббота, зачем маме, папе и бабушке уходить из дома?

Марик очень удивился. Почему же тогда нужна была загадочная таинственность с Волшебной Ханукией всю прошлую неделю? Странно было и то, что дедушка Йося на этот раз совершенно не спешил.

Наконец в гостиной начали накрывать большой стол под белоснежной скатертью. Папа зажег восемь ханукальных свечек, а мама с бабушкой - субботние свечи. Тут дедушка Йося как ни в чем не бывало достал из старинного сундука Волшебную Ханукию, нажал на драгоценный камешек на серебряном волчке-совивоне и запустил его. Мама, папа и бабушка этому совершенно не удивились. Зато Марик удивился еще больше.

Во всех восьми золотых чашечках Ханукии загорелись огоньки, но никакого изображения на стене не появилось. Однако дедушку Йосю это почему-то совсем не расстроило. Он остановил волчок, положил его на книжную полку и, как будто ничего особенного не произошло, продолжал помогать бабушке и маме накрывать на стол. Достал из серванта серебряный кубок и салфетку для хал, а потом собрался на кухню за солью.

Заметив удивленный взгляд Марика, дедушка Йося взял его за руку и наконец объяснил свое странное поведение:

-    У древних римлян была поговорка: «Хлеба и зрелищ!», то есть «накормите и развлеките!»

Ты же, наверное, не хочешь зрелищ без хлеба? Сначала мы произнесем кидуш - благословение на вино, начнем субботнюю трапезу. А там посмотрим, что в этом году напоследок покажет Волшебная Ханукия... Но могу сказать тебе точно, что в последний, восьмой, день праздника Хануки наш чудесный светильник никогда никого не переносит далеко в прошлое. Видимо, очень устает за целую неделю, у него уже не хватает волшебных сил.

«Жалко, что не переносит! - промелькнуло в голове у Марика. - Пусть это иногда опасно, но зато очень интересно!» Но он не стал ни о чем спрашивать дедушку Йосю, хотя ему очень хотелось.

Субботняя трапеза была такой роскошной! Тетушка Мирьям отлично готовила, ничего не скажешь! Дедушка Йося произнес благословение на вино, потом на хлеб. Все ели фаршированную рыбу, затем - жареное мясо, сладкую тушеную морковь, салаты... Вскоре Марик почувствовал, что наелся до отвала и его клонит в сон. Однако ужасно хотелось посмотреть, что же все-таки сегодня, в последний вечер праздника, покажет Волшебная Ханукия. Если она, конечно, вообще что-нибудь покажет... От нетерпения мальчик, сам того не замечая, стал лепить из хлеба шарики.