Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Глава пятнадцатая, в которой Волшебная Ханукия рассказывает о том, как праздновали Хануку в разные времена и в разных странах, и прощается с Мариком

Глава пятнадцатая, в которой Волшебная Ханукия рассказывает о том, как праздновали Хануку в разные времена и в разных странах, и прощается с Мариком

Наконец, когда все наелись и тоже начали чуть-чуть клевать носом, дедушка Йося встал, взял с полки серебряный волчок-совивон, нажал на драгоценный камешек и запустил. Волшебная Ханукия тихонько звякнула, и на стене появилось ожившее изображение. «Наконец-то!» - пронеслось в голове у Марика, который уже измучился ждать.

- О! Кого мы видим! - воскликнул дедушка Йося. - Да это же наш далекий предок, алхимик Меир, празднует Хануку в шестнадцатом веке в своем доме в Голландии!

Все за столом перестали есть и принялись внимательно смотреть. Никто, как ни странно, не удивился чудесному экрану. «Как будто мама, папа и бабушка каждый день видят такое необыкновенное кино!» — подумал Марик.

...Алхимик Меир вошел в большую гостиную, ярко освещенную свечами в медных канделябрах. К нему навстречу бросились двое нарядно одетых детей, все в лентах, оборках и кружевах, по моде того времени. Молодая, тоже нарядная, красивая женщина с маленьким пухлощеким ребенком на руках стояла около длинного стола, накрытого цветной скатертью и ломившегося от праздничных яств.

-    Меир, муж мой, где ты пропадаешь? Я уже не знаю, что и думать! — строго сказала женщина. - Дети очень есть хотят! Они же до сих пор ничего не кушали! Все ждали праздничной трапезы!.. И что это у тебя, Боже мой, с рукой?

-    Ничего страшного, немного обжегся... - ответил немного смущенный Меир и посмотрел на свою правую руку, обмотанную куском грубой белой ткани. - Дети мои! Подойдите-ка сюда, посмотрите на эту волшебную вещь!

Алхимик Меир подошел к столу и поставил на него только что сделанную в своей лаборатории золотую Волшебную Ханукию. Потом достал из кармана серебряный волчок-совивон, украшенный сверкающими драгоценными камешками.

-    Это тот самый волчок, который достался нам по наследству, - раздался голос дедушки Йоси, - вместе с волшебным светильником.

Все посмотрели на дедушку и ахнули. Перед ними стоял... Меир с серебряным волчком в руке. Никто не заметил, когда дедушка успел накинуть на себя плед и старинную шляпу. В этом наряде он был так похож на своего далекого предка, что казалось, будто Меир сошел с экрана.

Довольный произведенным впечатлением, дедушка Йося нажал на драгоценный камешек и сказал:

-    А теперь Волшебная Ханукия покажет, как праздновали Хануку сразу после окончания Второй мировой войны в 1945 году в Советском Союзе.

Вместо просторной гостиной в доме голландского алхимика Меира Марик и все остальные увидели тесную комнатку. На некрашеной бревенчатой стене висел большой портрет какого-то усатого человека в кителе, а на столе стояли бутылка, несколько стаканов, открытая банка консервов и лежало полбуханки черного хлеба.

В комнатку вошли, согнувшись, два молодых человека в форме советских офицеров (Марик много раз видел такую форму в военных фильмах и на старых пожелтевших фотографиях). Один из них был высокий, с темно-русыми прямыми волосами, другой - пониже ростом, черноволосый и кудрявый. И оба, особенно темноволосый, показались Марику ужасно знакомыми.

«Да эти двое - вылитые старательные ученики мудрецов Хананья и Йоханан!» - немного погодя промелькнуло в голове у мальчика.

-  Ты правильно подумал, — словно прочитал его мысли дедушка Йося. - Мы сейчас видим твоего прадедушку Залмана, моего отца, и его лучшего друга Евсея. Это 1945 год, через несколько месяцев после того, как советские войска заняли Берлин...

Кстати, когда мы готовились к вашему приезду и наводили в квартире порядок, я разбирал свои бумаги, которые всегда лежали в старом чемодане. Выбрасывать я ничего не хотел, просто вдруг стало интересно посмотреть, что же у меня там завалялось. За подкладкой чемодана случайно обнаружилось несколько писем твоему прадедушке Залману от его друга Евсея. Вскоре после Второй мировой войны Евсею удалось перебраться из Советского Союза в Польшу, а оттуда - в Израиль...

В это время высокий русоволосый офицер на экране сказал:

-    Залик, ты хорошо закрыл дверь? Запомни, если кто-нибудь случайно придет - у тебя день рождения, именно у тебя! Мой день рождения не подойдет, он уже был три недели назад.

-    Залик - это сокращение от имени Залман, - объяснил дедушка Йося. - Твой прадедушка и его друг Евсей решили тайно отметить последний день праздника освящения храма. В то время в Советском Союзе нельзя было праздновать Хануку. Впрочем, и Рождество, и мусульманский Рамадан тоже запрещали праздновать. Советская власть не любила религиозных людей. Ведь религиозные люди верят в Бога, а советская власть объявила, что Бога нет, и преследовала верующих, даже сажала их в тюрьмы и лагеря...

Невысокий кудрявый офицер достал из потертой кожаной полевой сумки большую восковую свечу и осторожно разрезал ее на восемь частей острым складным ножом с костяной ручкой. Потом он перевернул восемь стаканов и установил на них получившиеся маленькие свечки.

-    Я выверну лампочку, - сказал Евсей. - А то еще спросят, почему это мы свечи жжем.

Легко забравшись на стол, он чуть-чуть повернул лампочку, которая висела на потолке без абажура, и она погасла. Потом Залман достал из сумки старый потрепанный молитвенник и открыл его.

Прочитав нужные благословения, Залман зажег одну свечку, потом от нее - другие. Слабые трепещущие язычки пламени потянулись к потолку. Нетерпеливо наблюдавший за Залманом Евсей поднял стакан с вином и сказал:

-    За встречу! И за то, чтобы этот...

Евсей произнес еще несколько слов на непонятном языке, посмотрев на портрет усатого в кителе на стене. Он, скорее всего, ругал этого человека. Марик уже догадался, что на стене висел портрет Сталина.

-    Ты, наверное, можешь представить себе, Марик, что думал друг твоего прадедушки про Сталина, который притеснял евреев, словно какой-нибудь древний ассирийский или греческий царь, - сказал дедушка Йося.

Мальчик понимающе закивал головой.

В это время раздался сильный стук в дверь. Марик чуть было не вскочил с кресла, чтобы бежать открывать, но тут же понял, что стук доносился с экрана.

-    Ну вот, проверять пришли, чем мы тут занимаемся! - Залман потянулся к свечам и стал быстро гасить их одну за другой...

Тут изображение на стене исчезло.

-    Дедушка, их что, сейчас арестуют? - разволновался Марик. - Прадедушку Залмана и его друга Евсея посадят в тюрьму?!

-    Не бойся, не арестуют, - стал успокаивать внука дедушка Йося. - Им действительно удалось отговориться днем рождения и перегоревшей лампочкой. Л молитвенник прадедушка Залман успел хорошо спрятать... В конце концов этот молитвенник оказался в Израиле. Вот он. - Дедушка Йося встал, подошел к шкафу и достал оттуда небольшую толстую книгу в потрепанном кожаном переплете.

Марик осторожно прикоснулся к книге всей ладонью.

-    Дедушка, - еле слышно прошептал он. -А почему родители и бабушка не удивляются чудесам Волшебной Ханукий?

-    Я же сказал тебе, что восьмой, последний, вечер Хануки - особенный. В этот вечер никто не удивляется чудесам... Но ты уже засыпаешь, совсем засыпаешь!.. Иди-ка в постель. А мы с мамой, папой и бабушкой еще немного посмотрим, что нам покажет Волшебная Ханукия. Ведь в следующий раз она будет рассказывать истории о Хануке только через год.

Марику жалко было уходить, но он действительно очень устал и хотел спать. Мальчик встал из-за праздничного стола, поцеловал маму, папу и бабушку и направился в свою комнату. Дед проводил его до кровати.

-    Дедушка, праздник Хануки кончается, -еле ворочая языком сказал Марик. Глаза у него слипались, но он все же договорил: - Скоро мы улетим из Иерусалима обратно в Москву. Мне как-то грустно! Мы с тобой еще когда-нибудь увидимся?

-    Конечно, увидимся, - улыбнулся дедушка Йося. - Ты еще приедешь, и мы в праздник освящения храма будем опять запускать серебряный волчок-совивон и зажигать огоньки Волшебной Хану кии. За эти восемь вечеров ты очень многое узнал о Хануке, но, когда мы опять встретимся, узнаешь еще больше. А пока

можно писать друг другу письма по электронной почте... Хотя я больше люблю обыкновенные письма, в конвертах, на простой бумаге.

В это время из гостиной раздался громкий мелодичный звон.

-    Слышишь? - весело встрепенулся дедушка и взял внука за руку. - Это Волшебная Ханукия прощается с тобой до следующего года и желает тебе счастья!

И старичок погладил мальчика по голове.

-    Я никогда не забуду о ее чудесах! - уже сквозь сон прошептал Марик. - Я еще обязательно к вам приеду!