Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава пятая, в которой почтенный священник Матитьягу Хасмоней из города Модиина начинает восстание против греческого царя Антиоха IV Эпифана

Глава пятая, в которой почтенный священник Матитьягу Хасмоней из города Модиина начинает восстание против греческого царя Антиоха IV Эпифана

Весь день Марик с родителями посвятили знакомству с достопримечательностями города.

Вечером в простом, неволшебном светильнике зажгли три ханукальные свечки. Мама, папа и бабушка ушли в гости к какой-то старой бабушкиной знакомой. Марик опять остался с дедушкой Йосей и терпеливо ждал, когда же начнутся новые чудеса.

Наконец дедушка снова поставил Волшебную Ханукию на столик посреди комнаты, нажал на драгоценный камешек на серебряном волчке-совивоне и запустил его. Огоньки зажглись уже в трех чашечках светильника, а на белой стене напротив возникла надпись: «Модиин. 166 год до новой эры», и появилось изображение.

Посреди пыльной площади города Модиина стоял широкий каменный стол с приподнятыми бортиками - языческий жертвенник. Рядом несколько греков с короткими мечами держали связанную свинью. Генерал Апеллес в блестящих доспехах гарцевал на белом коне и громко кричал:

- Я пришел к вам по приказу Его Великолепия государя Антиоха IV Эпифана, всезнающего и всемогущего, чтобы принести вместе с вами жертву величайшему богу Зевсу, отцу богов и людей! Если вы принесете эту жертву и отведаете жертвенного мяса, то докажете, что вы не невежественные дикари, а полноправные подданные Его Великолепия!

Ропот пошел по толпе, но никто из евреев не двинулся с места.

Тут Марик почувствовал, что удобное кресло опять исчезло под ним. Они с дедушкой Йосей мгновенно оказались в толпе древних евреев, в самых первых рядах. Со всех сторон на мальчика напирали взволнованные люди в необычных длинных одеждах.

-    Только спокойствие! - сказал дедушка на ухо внуку. — На нас сейчас никто не обратит внимания. Всех слишком интересует другое. Если что, серебряный волчок-совивон при мне... Держись рядом, смотри, чтобы тебя не затолкали!

Марик огляделся по сторонам.

Люди прятали свои встревоженные и испуганные глаза. Ни один из них не желал предать веру отцов. Но расставаться с жизнью тоже никому не хотелось.

Тогда генерал Апеллес сошел с коня и сказал:

-    Пусть приблизится ко мне почтенный священник Матитьягу Хасмоней!

Толпа зашевелилась, и от нее отделился высокий старик в широком темном плаще до земли. Марик очень хорошо рассмотрел его, потому что этот человек прошел совсем рядом. Лицо старика было изрыто глубокими морщинами, седая борода покрывала грудь.

- Ты не просто священник, Матитьягу Хас-моней, - продолжал генерал Апеллес. - Ты славен и велик в этом городе, и твоя опора - сыновья и братья. Так приступи теперь первый и исполни повеление Его Великолепия царя Антиоха, как сделали это все народы и мужи иудейские! Заколи эту свинью, принеси жертву всемогущему богу Зевсу, и ты станешь другом царя. Вся твоя семья - и ты, и сыновья, и братья твои - будет награждена серебром, золотом и многими дарами.

Старик Матитьягу выпрямился, посмотрел вокруг и громко проговорил:

-    Даже если все народы царства царя послушают его и отступят от веры своих отцов и согласятся с его повелениями, то я, и сыновья мои, и братья мои будем следовать Завету Бога нашего. Помилуй нас Бог, чтобы осквернить нашу веру! Не послушаем мы приказа царя, никогда не будем мы приносить в жертву олимпийским богам ни свиней, ни других животных!

Из толпы раздались возгласы одобрения и восхищения. Жители Модиина всегда и во всем слушались почтенного священника.

Марик и дедушка Йося тоже не удержались и закричали вместе со всеми:

-    Правильно! Мы с тобой, мужественный старик!..

Вдруг перед генералом Апеллесом словно из-под земли появился человек средних лет в пестрой праздничной одежде. Он подошел к жертвеннику и, запинаясь, сказал:

-    Я готов... принести жертву... всемогущему олимпийскому богу Зевсу...

И генерал Апеллес, и Матитьягу Хасмоней очень удивились тому, что среди евреев все-таки нашелся предатель веры. Но генерал быстро справился с собой и сделал знак воинам, державшим связанную свинью. Греки подтащили визжащее животное к жертвеннику и показали подошедшему еврею, где он должен встать, чтобы принести жертву.

Ему протянули большой острый нож с костяной ручкой. Но не успел вероотступник дрожащими руками взять нож, как Матитьягу Хасмоней выхватил из-под плаща короткий меч и пронзил его насквозь. Предатель как подкошенный рухнул в пыль на каменистую землю.

-    Ай! - закричал Марик и вцепился в руку дедушки Йоси.

Дедушка немедленно зажал ему рот одной рукой, а другой прикрыл глаза мальчика.

Генерал Апеллес и его грозные воины, как и люди в толпе, на мгновение застыли от неожиданности. Тогда Матитьягу Хасмоней воспользовался всеобщим замешательством. Почтенный старец бросился к Апеллесу и убил его ударом меча в грудь. Генерал упал рядом с телом вероотступника.

Тут же толпа как будто взорвалась, и с истошными криками евреи набросились на греческих захватчиков.

Марика чуть не сшибли с ног. Он едва уворачивался от мчащихся мимо разъяренных модиинцев, которые разъединили его с дедушкой.

Мальчику стало страшно, и он завопил:

-    Дедушка!

Вдруг Марик почувствовал, что кто-то схватил его за руку и потащил за собой.

-    Помогите! - вновь закричал он.

-    Спокойно, Марик, это я, - услышал он голос дедушки.

Они спрятались в развалинах, и через щель стали наблюдать за происходящими событиями.

Через несколько мгновений на площади завязалось настоящее сражение. У евреев не было оружия, но их было больше, а праведный

гнев придавал им силы. Они окружили греков и били их палками, камнями и голыми руками. Воины генерала Апеллеса, потеряв предводителя, метались по модиинской площади в разные стороны. Через некоторое время те из них, кто остался в живых, в ужасе бежали...

Марик молчал, потому что никак не мог прийти в себя от увиденного. Он потер затекшие ноги и неожиданно сказал:

-     Я ботинок там потерял.

Старичок посмотрел на разутую ногу внука:

-    Хм!.. Немудрено при таком столпотворении. Легко еще отделался... Что ж, путешествие в историю, как и искусство, требует жертв! Но нам придется возвращаться.

Не успел Марик опомниться, как дедушка запустил волчок, и они вернулись домой.

-    Жаль, не увидели, чем закончилась эта борьба, - вздохнул Марик.

-     Эта борьба продолжалась еще много лет. Восстание против греческого владычества, начатое вождем Матитьягу Хасмонеем, после его смерти продолжили его сыновья, - ответил дедушка и добавил: - Не огорчайся, Волшебная Ханукия еще вернется к этой теме. Ведь с восстанием Маккавеев связано появление праздника Хануки.

Дедушка убрал Волшебную Ханукию в сундук, поставил все на место. И вовремя. В двери уже поворачивался ключ. Это вернулись из гостей мама, папа и бабушка.

Марику и дедушке пришлось прервать разговор, потому что родители стали взахлеб рассказывать о своих впечатлениях.