Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Созревание элементов свертывания крови

Созревание элементов свертывания крови

Одна из самых известных еврейских заповедей (о которой было сказано в Устной Торе, что ее будет всегда с радостью исполнял» еврейский народ, даже во времена, когда многие отступят от соблюдения. См. Шабат, 130а) — это мицва брит мила (союз, заключаемый с Творцом мира, знаком которого является обрезание крайней плоти).

Сказано в Торе: «...а в день восьмой обрежь его крайнюю плоть» (Ваикра, 12:2-3). Тора не предписывает обрезать младенца сразу после рождения, хотя можно подумать, что чем скорее младенец вступит в союз с Всевышним — тем лучше. Тора не повелевает и обрезать его, начиная с восьмого дня и далее. Она указывает именно восьмой день.

Ясно, что своим ограниченным умом мы не можем постичь всей глубины велений Торы. Однако стоит вдумываться в их причины и обратиться к новейшим исследованиям науки, приоткрывающим некоторые удивительные аспекты заповедей, а это касается и мицвы о восьмом дне.

Процитируем доктора Илу Абрамов из статьи «Проблемы свертывания и кровотечений у новорожденного» (Асия, вып. 3, стр. 384):

«Работа механизма свертывания крови зависит от количества определенных белков, вырабатываемых печенью, которые называются «элементами свертывания крови».

Эти элементы отмечают римскими цифрами от I до XIII, они воздействуют друг на друга по цепочке (посредством энзимов), пока не образуется основной белок, необходимый для свертывания крови, — фибрин.

В первые дни после рождения печень ребенка еще недостаточно готова для производства фибрина в таких количествах, чтобы можно было проводить хирургические операции. В результате операции началось бы кровотечение, которое было бы трудно остановить, что могло бы повлечь за собой смерть младенца.

До восьмого дня после рождения ребенка идет физиологическое созревание печени, так что к восьмому дню она производит уже достаточно элементов свертывания, чтобы не опасаться кровотечения.

Тот, у кого есть глаза, несомненно увидит здесь действие руки Всевышнего, Владыки всего творения, Который в Своей Торе ясно указал день, когда свертываемость крови достигает достаточного уровня и можно безопасно исполнить Его веление, заповедь обрезания10.

«И говорил Бог Моше и Агарону обратиться к сынам Израиля и сказать им: Среди всех животных на свете этих можете есть: Из млекопитающих можете есть [тех], у кого есть настоящие раздвоенные копыта и которые отрыгивают жвачку» (Ваикра, 11:1-3).

То есть всякий, кто хочет съесть любое наземное животное, должен проверить, есть ли у него два признака: 1. Полностью раздвоенное копыто (парнокопытность) и 2. Отрыгивание жвачки (подъем пищи из желудка после того, как она уже была пережевана и проглочена) для вторичного пережевывания. Иначе говоря, в пищу годятся только парнокопытные жвачные животные.

А дальше Тора открывает тайну — закон природы. И вот он: среди всего множества животных мира существуют только четыре вида, у которых имеется один    из    этих признаков и    нет второго: или есть парнокопытность или отрыгивание жвачки. У всех    остальных животных в мире парнокопытность и отрыгивание жвачки связаны. Итак, если у животного есть оба признака, значит, оно «чистое», кашерное, его может есть еврей. А если нет какого-либо из этих признаков, нет и другого.

Далее Тора перечисляет эти четыре вида животных, указывая, каким из признаков каждое из них обладает:

Только этих не ешьте из отрыгивающих жвачку и копытных:

Верблюда — хотя он отрыгивает жвачку, у него нет настоящего копыта, — он для вас нечист. И шофана — хотя он отрыгивает жвачку, у него нет настоящего копыта, — он для вас нечист. И зайца    — хотя он отрыгивает жвачку, у него нет настоящего копыта,    —־ он для вас нечист. И свинью — хотя у нее настоящее копыто, которое полностью раздвоено, но жвачку она не отрыгивает, — и она для вас нечиста (Ваикра, 11:4-7).

[Следует отметить, что шофан и арневет (заяц), о которых говорит Тора, хотя и не подходят под современную зоологическую классификацию «жвачных», но подобны им. У шофана (или, по мнению разных авторитетов, «горного барсука», «тушканчика», «кролика») есть, как у жвачных, особый отдел желудка — сычуг. А арневет («заяц», «кролик», «ангорский кролик») отрыгивает съеденную траву и потом ее пережевывает, хотя и не так, как парнокопытные жвачные.]

Итог. Закон природы, изложенный в Торе:

Только верблюд, шофан и заяц отрыгивают жвачку, хотя у них нет настоящих раздвоенных копыт.

Только у свиньи есть настоящие раздвоенные копыта, но она не отрыгивает жвачку.

У всех остальных животных в мире эти два признака связаны!

Давайте обратим внимание на смысл сказанного. Тора гарантирует всем поколениям о всех на свете животных, которые когда-либо попадут в руки людям, будь то в Австралии или в Африке, в джунглях или в степях Америки, которую открыли только несколько сот лет назад, что если у какого-нибудь животного кроме четырех вышеперечисленных обнаружится один из признаков чистоты, значит, должен быть и второй!

[Стоит указать, что обнаруженных в Америке ламу и альпаку, которые тоже отрыгивают жвачку, но не являются парнокопытными, зоологи считают близкими родственниками верблюда.]

Устная Тора11 добавляет подробности, сообщая еще одну тайну природы, чрезвычайно важную с точки зрения ’галахи. Так написано в Талмуде (трактат Хулин, 69а):

Идет по дороге и находит животное с отрезанным ртом [и не знает, отрыгивает оно жвачку или нет, потому что жвачных можно распознать по пластине, которая им заменяет зубы, но отрезанный рот не позволяет этого сделать] — проверяет копыта. Если копьт раздвоены, ясно, что чистое. А если нет, ясно что нечистое. Он только должен отличать свинью. (Ему достаточно исключить свинью, потому что она — единственное парнокопытное и не жвачное.)

Тана девей раби Ишмаэль: А у свиньи раздвоено копыто, но Владыка мира знает, что нет никого с раздвоенным копытом, которое было бы нечисто, кроме свиньи.

И еще сказали мудрецы в Барайте (Сифри, Реэ, 102):

«Только этого не ешьте. Сказал раби Акива: Разве Моше был охотник или лучник [которые могут разбираться в этих вопросах]? И это ответ тем, кто говорят, что Тора не с небес».

«Явить этим величие Торы, через которую познаем исходящее из уст Всевышнего с Небес. Потому что человек — только кровь и плоть, он не может решить, какие признаки существенные, а какие нет. Земля велика, может быть, есть еще где-то животные, подобные верблюду, шофану, зайцу и свинье? И вдруг в течение поколений, кто-нибудь будет искать и найдет таких? Но Святой, благословен Он, только Он знает, что не существуют подобные тем, кого Он здесь перечислил. И мы видим, что с тех пор, как дана Тора, и до сих пор не нашли путешественники и исследователи другие аналогичные виды! И это чудеса совершенного знания и драгоценности Его Торы» (Эпштейн из Пинска, Тора Тмима, Ваикра, 11).

С тех пор, как рав Эпштейн написал эти строки, минуло сто лет. За это время наука бурно развивалась и были найдены многие животные во всем мире. Можно сказать, что за истекшие со времени дарования Торы три тысячи лет были открыты почти все наземные животные. И среди всех них не найдено ни одного (!), которое бы только отрыгивало жвачку или только обладало раздвоенными копытами кроме тех, кого указала Тора. У множества остальных травоядных есть оба признака или нет ни одного12!

Есть признаки рыб, разрешенных в пищу еврею. Они перечислены в Письменной Торе — Пятикнижии Моисея:

Этих ешьте из всех, кто в воде: всякого, у кого есть плавники и чешуя, можно есть (Дварим, 14:9).

И передано нам в Устной Торе (Мишна, трактат Нида, 6:9):

«Всякий, у кого есть чешуя, у того есть и плавники. А есть такие, у которых есть плавники, но нет чешуи».

Тот, Кто дал Тору, открыл в ней закон природы: если у животного, обитающего в воде, есть обычная (не плакоидная) чешуя, у него обязательно есть и плавник. Но наличие плавников не обязательно связано с наличием чешуи.

Значит, если, где бы то ни было в мире, мы увидели нарезанную рыбу, по кускам которой не можем определить ее вид, но на этих кусках сохранилась чешуя, это свидетельствует о том, что рыба, от которой они отрезаны, кашерна, и можно эти кусочки есть — таков закон. И это несмотря на то, что признаков кашерности, перечисленных Торой, два — плавники и чешуя — и мы не видели, были ли у этой рыбы плавники, когда она была целая. Потому что наличие чешуи несомненно указывает, что у этой рыбы были плавники, — так утверждает Тора. Однако у рыбы с плавниками может и не быть чешуи.

Давайте вдумаемся. Даже в наше время, после всех исследований, когда открыты уже сотни тысяч видов водных животных, мы все-таки безусловно еще многих не знаем. Разве осмелится хоть один даже самый великий из ихтиологов сделать следующее утверждение:

«Всякий, у кого есть чешуя, у того есть и плавники. А есть такие, у которых есть плавники, но нет чешуи».

Разве кто-то осмелится так сказать?

Устная Тора записана уже почти две тысячи лет назад. И она сказала это, а мудрецы Торы приняли — вместе со всеми остальными частностями Устной Торы — и так передавалось из уст в уста, начиная с Моше, нашего учителя, который получил это от Того, Кто сказал, и стал мир.

И поэтому не удивительно, что до сих пор все открытые виды животных, живущих в воде, и все, кого время от времени открывают до сего дня, — все они без исключения подпадают под этот закон — ибо это закон природы.

Кто же его мог знать наверняка кроме Творца мира?

10  Следует подчеркнуть, что, хотя на восьмой день начинается лучший период для проведения операции брит-мила, не поэтому ее заповедано делать в этот день. А наоборот: по причинам известным Всевышнему, Он заповедал проводить обрезание на восьмой день, и поэтому именно к этому дню печень новорожденных развивается в достаточной мере, чтобы обеспечить образование необходимого количества элементов свертывания крови, предотвращающих кровотечение, и сделать таким образом возможным исполнение мицвы. Как сказано у мудрецов: Святой, благословен Он, «смотрел в Тору и творил мир» (Зо’гар, Трума, 161а), то есть мир сотворен в соответствии с Торой, а не наоборот.

11  См. в нашей брошюре «Девять ответов и один вопрос» в серии «Тора с небес».

12  Интересно, что даже сейчас, когда занимаются различными видами скрещивания животных для получения гибридов, не было еще ни одного, у которого встречались бы порознь два этих признака. [Более того, в Мишне (Нида) сказано: «У кого есть (разветвленные) рога — у того и копыта». А Талмуд добавляет, что достаточно и одного признака: все двурогие (млекопитающие) кашерны, то есть имеют оба признака чистого — кашерного животного, они — жвачные и парнокопытные. Таким образом, Талмуд утверждает, что нет во всем мире ни одного животного, у которого есть два (разветвленных) рога и нет остальных двух признаков.]