Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Лашон а-ра и шмират а-лашон - контрасты

Лашон а-ра и шмират а-лашон - контрасты

Лашон а-ра - оружие чисто словесное, но ущерб от него очень велик. Оно наносит такой удар по нитям, связывающим еврея с Творцом, что лишает его даже Небесной помощи в трудный час. Ни одна другая функция человека не окружена таким количеством предписаний Торы, как речь.

Разрушительная сила лашон а-ра намного превосходит обыденные представления. Мы говорим много, в наших обильных речах постоянно, изо дня в день, да и не раз в день, проскальзывает злословие, и никаких особых последствий наших, да и чужих слов мы как будто не наблюдаем. Сознание среднего человека не улавливает всей опасности бесконтрольной речи, поэтому мы легко впадаем в заблуждение, относясь к словам как к мелочи.

В период (разрушения) Второго Храма люди занимались Торой, соблюдали заповеди и творили добрые дела (но Бейт а-Микдаш) был разрушен из-за беспричинной ненависти (Йома, 96).

Лашон а-ра разрушил Храм и продолжает разрушать его сегодня. В период Второго Храма евреи много и глубоко изучали Тору и самоотверженно служили Всевышнему, но не ладили между собой, и Всевышний предал разрушению Свой дом, место Б-жественного Присутствия. Причиной национальной катастрофы, от которой мы страдаем до сих пор, была синат хинам, беспричинная ненависть, которая выразилась в лашон а-ра.

1 Требование судить о другом человеке лекаф зхут (благосклонно) не отменяет права и обязанности действовать, когда налицо очевидный вред или угроза, как в случаях насилия. Тора строго запрещает еврею оставаться в стороне, он должен вмешаться, чтобы спасти ближнего.

Маараль, анализируя виды лашон а-ра, объясняет, что все они равно опасны для единства евреев. В любом своем виде лашон а-ра противостоит главной цели еврейского народа -достижению единства между народом и Творцом, о котором сказано: «Един, и нет Единства, подобного Ему» (Тринадцать принципов веры).

Шмират а-лашон - заповедь соблюдения чистоты языка -напрямую связана с этой задачей. Ее выполнение - это осуществление единства. Добрые качества отдельного человека открываются нам на фоне общей связи евреев, созданных по образу Всевышнего. Восприимчивость к чувствам другого возникает, когда его видят как часть себя.

Наши мудрецы учат, что исполнение этой мицвы каждым евреем и внимательное отношение к ней во всем народе - самый эффективный способ заложить фундамент нового Храма.

Что еще добавить о грехе (лашон а-ра), самом тяжелом из всех грехов?Важнейшая задача человека - не грешить устами. Мудрецы говорят, что добрые дела человека и знание Торы не возмещают ущерба, который наносит человек речью (Из Письма Виленского Гаона).

Как изучение Торы равно выполнению всех других заповедей вместе, так лашон а-ра - всем остальным грехам вместе (Талмуд Йерушалми, Пеа, 1:1).

Лашон а-ра порождает бессчетное число грехов. Любое слово, произнесенное злым языком, - отдельный грех злословия1 во всей его полноте. Каждое такое слово в отдельности приводит в действие всю деструктивную силу лашон а-ра. Один разговор может породить сотни грехов.

«Иной воображает себя богачом, а на деле у него ничего нет» (Мишлей, 13:7).

Человек, обремененный грехом злословия, приходит в Будущий мир с огромным дефицитом: его дурные речи обесценили все, что он «накопил» выполнением заповедей и изучением Торы, все заслуги, которые позволили бы ему достойно предстать перед Высшим судом. Слова из Мишлей (Притчей Шломо), приведенные выше, Хафец Хаим относит именно к такому человеку. Всю жизнь он учил Тору, выполнял заповеди, совершал добрые дела, копя награду в Будущем мире. А когда достиг места назначения, выяснилось, что у него ничего нет. Всю жизнь трудился, а в вечность пришел с пустыми руками.

1 См. Хафец Хаим. Ховат а-шмира, гл. 1 §3 и гл. 3 §4.

Лашон а-ра не только лишает человека заслуг, но превращает его мицвот в грехи. Этот процесс описан в «Ховот а-левавот». Человек посвятил всю свою жизнь учебе и со временем приобрел большой авторитет. Его слова имеют особый вес в общине. И вот он произносит лашон а-ра. И это сразу лишает его всех заслуг, сделавших его столь достойным уважения окружающих. Поскольку это уважение сделало удар, нанесенный им другому человеку, особенно сильным, он лишается всех заслуг, вознесших его на эту высоту. Они переходят к человеку, которому его слова причинили вред, в виде компенсации за боль, унижение или финансовый ущерб, явившиеся следствием злословия. Мицвот злословящего ушли от него и превратились в мицвот его жертвы, а заместили их прегрешения, связанные с грехом лашон а-ра и вытекающие из него.

За каждое мгновение, что человек бережет свой язык, он обретает награду, недоступную [даже восприятию] ангелов (Виленский Гаон, из мидраша).

Главный путь обретения Будущего мира - контроль над речью. Это больше, чем изучение Торы и исполнение заповедей, ибо уста - Святая Святых (Из Письма Виленского Гаона).

Шмират а-лашон обеспечивает человеку светлую участь в Будущем мире, ибо каждое мгновение воздержания от лашон а-ра учитывается и вознаграждается. Если бы человек мог заранее представить себе награду за воздержание от лашон а-ра, которая ждет его в Грядущем мире, он не знал бы колебаний. Всякий раз, как у человека возникает искушение сказать что-то неподобающее, и он сдерживается, ему засчитывается заслуга, и награда его растет.

Хафец Хаим неоднократно возвращается к словам мудрецов о том, что первоначальный свет творения Творец скрыл для праведников, только они, те, кто избегал лашон а-ра, удостаиваются счастья увидеть его. Этот свет, объясняет Хафец Хаим, исходит от самого Творца, и красота его недоступна даже восприятию ангелов. Для человека, чья душа устремлена к Б-гу, сознание возможности удостоиться этого света - достаточная причина, чтобы постоянно следить за своей речью.

Если человек не только внимателен к своей речи, но и старается всегда вести содержательный позитивный разговор, его заслуга многократно умножается, потому что в таком случае он не только сам выполняет заповедь ьимират а-лашон, но и привлекает к этой мицве других людей, своих собеседников.

Взгляд изнутри: влияние слов на нашу жизнь

Слова, которые могут пронзить небо, способны проникнуть и в глубины человека. Самая, казалось бы, бессодержательная болтовня, фразы, проскальзывающие между людьми во время работы, могут оказать на них глубокое влияние, произвести значительные изменения. То, что человек говорит и слышит, как и то, что говорят о нем, может изменить ход его жизни (и даже повлиять на его душу после смерти).

Достаточно внимательно присмотреться, чтобы понять это. Подобно процессу раскрытия лепестков цветка при замедленной съемке, можем мы увидеть процесс воздействия слов, меняющегося ежеминутно и проявляющегося со всей ясностью по прошествии времени.

Влияние слов на оговоренного и на самого злословящего .

Лашон а уа унижает человека, служащего предметом разговора, в глазах других. Путь произнесенного слова непредсказуем. Как мы уже говорили, он может привести к потере работы, к утрате шанса в бизнесе, к разрушению брака, ссоре между друзьями и соседями, к испорченной репутации.

Наше представление о себе пластично, оно способно меняться. Мы оцениваем себя глазами других. Если к человеку относятся уважительно, он и сам ощущает себя достойным уважения. Пренебрежение со стороны окружающих заставляет человека почувствовать себя ничтожным.

Но, как ни вредно злословие для окружающих, еще разрушительнее оно влияет на самого говорящего.

Злословие рано или поздно возвращается к «источнику». При этом человеку, повинному в грехе злословия, не обязательно говорят что-то прямо в лицо. Влияние его слов может проявляться косвенно, скажем, в изменившемся обращении с ним. В любом случае это отражается на его самоощущении. Отношение окружающих производит в нем изменения, как если бы, войдя в его внутренний мир, другой человек похитил из него какой-то аспект его представления о себе. Что-то в нем ушло.

Шмират а-лашон укрепляет атмосферу взаимного уважения и в семье, и на работе, и в кругу друзей. Сосредоточиваясь на лучших качествах другого человека, мы выявляем и освещаем их для всех окружающих. Та самая проницательность, которая позволяет обнаруживать и критиковать слабости и разрушать чувство собственного достоинства, может служить укреплению этого чувства, отражая лучшее, чем Творец наделил человека.

Слово - зеркало эго

Лашон а-ра обусловлен убежденностью человека в непогрешимости его мерок, критериев и стандартов. Оно порождается нетерпимостью, неприятием различий: привычки, мнения других людей, их отношение к жизненным явлениям, к финансовым вопросам - все кажется такому человеку неверным и неприемлемым, потому что он считает себя всегда правым.

В основе эгоцентрической потребности утверждать превосходство своего образа действий лежит отрицание уникальности, которой Творец наделил каждого человека. Такова механика лашон а-ра.

Как непохожи лица людей, непохожи их мысли (Бемидбар

раба, 21:2).

Сквозь призму шмират а-лашон различие во взглядах и поступках людей (речь идет, разумеется, о людях, стремящихся к добру) воспринимается совсем по-другому. Даже не разделяя этих взглядов или не соглашаясь с поступками, человек, следующий принципам шмират а-лашон, признает их право на существование. Бейт -Исраэль (рав Исраэль Алтер из Гер) так объяснял приведенную выше выдержку из Бемидбар раба: различие в мыслях следует принимать с той же готовностью, как и различие во внешности.

Речи взрослых и восприятие детей

Лашон а-ра прививает детям равнодушие и отчужденность. Представление детей о мире формируется под влиянием разговоров взрослых. Если родители привыкли негативно оценивать вслух окружающих людей, дети становятся циничными и недоброжелательными, что окрашивает все их последующие отношения с людьми. Дети привыкают к лашон а-ра, и в дальнейшем это серьезно помешает им жить по законам Торы.

Шмират а-лашон внушает детям доверие к миру и к людям, уверенность, что в основе мира и в основе человеческой души лежит добро. Учась видеть в людях хорошее и привыкая к этому, они вырабатывают жизненную позицию, которая благотворно влияет на их отношения в обществе и развивает у них качества, которые всю жизнь будут помогать им служить Творцу.

Слова и наш внутренний мир

Лашон а-ра лишает злословящего чуткости, огрубляет его внутренний мир. Не углубляясь в разрушительные последствия такого влияния, Тора считает это недопустимым уже по тому, что унижать других - значит унижать себя, становиться низменным человеком. Еврею это непозволительно. Народ Творца, евреи должны следовать самым высоким нормам поведения, которые никак не вяжутся с распространением порочащей информации о другом человеке.

Более того, лашон а-ра не только снижает душевный уровень злословящего, но и прямо делает его несчастным. Горечь, которая постепенно наполняет злословящего, намного перевешивает минутное удовольствие, получаемое им от сплетни. Человек, постоянно недовольный другими и говорящий об этом вслух, привыкает видеть все в черном цвете. Он беспрерывно ноет, жалуется и чувствует себя страдальцем, который окружен невнимательными, бездушными, злыми людьми в мире, очень далеком от совершенства. Он уже не видит в ближнем образа Б-га и привыкает пристально, критически следить за всеми проявлениями окружающих. Его сердце исполнено возмущения, разочарования (а что еще может принести такой способ видения!), уста же переводят эти негативные чувства в слова и дают им жизнь.

Но и это еще не все. Злословие наносит злословящему и более глубокий ущерб. Постоянная критика окружения дает ему ощущение силы и превосходства, которое гасит извечное желание души подняться к своему Истоку. Унижая других, злословящий человек впадает в иллюзию, будто стал от этого выше.

Мотивы этой иллюзии вытекают из потребности человека в самоутверждении, ощущении своей значительности. Подвергая окружающих суду, он воображает, что сам во всем их превосходит: «Такой-то плох, значит, я хорош. У такого-то - невоспитанные дети, мои же - не им чета. Такой-то неумело ведет бизнес, а я знаю в этом толк». И вот, вместо того, чтобы совершенствоваться, он глядит сверху вниз на людей, которых сравнял с землей своими высокомерными высказываниями, и внушает себе ложное чувство превосходства.

Шмират а-лашон очищает человека и способствует укоренению в нем качеств, которыми Творец наделил Общину Израиля, - доброты, сострадания и милосердия.

Законы чистоты речи приносят прочное счастье тем, кто их соблюдает.

Соблюдение этих законов являет нам мир в светлой палитре, в его настоящем облике и делает наше восприятие мира радостным и благодарным.

Соблюдение этих законов - тренировка, благодаря которой взгляд человека постоянно сфокусирован на том благе, которым, по определению, наделен каждый аспект творения Создателя.

Соблюдение этих законов обеспечивает подлинный духовный рост как самого соблюдающего, так и тех, кто его окружает, в противоположность беспочвенному самоутверждению злословящего за счет окружающих. Сосредоточившись на добре и благе, человек достигает гармонии с высшими уровнями своей души.

Вместо иллюзорной власти, которую дает осуждение других, сдержанность в речи порождает истинную силу. Это сила самодисциплины, которая дает сознание своей способности контролировать импульсивные побуждения, удержаться от дурного поступка, взвешивать свои слова и действовать в согласии с лучшим в себе.

Слова и наш образ во внешнем мире

Лашон а-ра снижает статус человека в семье и обществе. Люди, которые рассчитывают, что будут благожелательно приняты, потому что владеют какой-то частной информацией или чьи-ми-то секретами, ориентируются на временную, преходящую ситуацию. Действительно, в обществе находятся любители сплетен, чье внимание можно привлечь злословием. Однако Хафец Хаим предупреждает: как бы слушатели ни относились к услышанному, каждый из них непременно заключит, что такому человеку, как этот рассказчик, доверять нельзя. Каждый, кто его слышал, чувствует, что если он так говорит об одном человеке, то может сказать это и о другом. Злословящего начинают сторониться, чтобы он ничего не узнал. Контакт, который, как ему кажется, он установил с людьми, - это ложная и непрочная близость, вызванная минутным интересом к его словам.

Шмират а-лашон создает между людьми подлинную близость и доверие. У людей достаточно тем для разговоров и без лашон а-ра, без онаат дварим (словесных выпадов, оскорблений), без речей, которыми унижают и наживают врагов. Темы, не запрещенные, не требуют резкости, они формируют позитивный взгляд на мир и укрепляют связь между людьми.

Слова и образ Б-га в человеке

Лашон а-ра скрывает образ Б-га, который присутствует в каждом человеке и который мы должны всегда видеть. Если мы услышали лашон а-ра, это искажает наше представление о жертве негативного отзыва. Полученная информация заставляет нас ценить его меньше, чем прежде. Эффект злословия может быть не осознан, но он реален и мгновенен. Мы видим этого человека уже другими глазами. Наша связь с образом Б-га в человеке нарушена.

Шмират а-лашон превращает каждого еврея в инструмент для раскрытия образа Б-га в других людях и в себе. Это безупречно действующий, реальный способ. Он проявляет в мире духовный свет того, кто говорит, и с кем говорит, и объекта их разговора, он помогает им двигаться к совершенству.

Арсенал лашон а-ра

В широком смысле термин лашон а-ра относится к четырем видам разрушительной речи. Каждый из них по-своему вреден, но форма у них общая - слова, которые мы говорим человеку о других или о нем самом.

Лашон а-ра в узком смысле, прежде всего, означает оскорбительную или приносящую ущерб речь, которая относится к третьему лицу. Когда А говорит Б, что С - «холодный, недружелюбный человек», это значит, что А и Б обменялись лашон а-ра. А говорил - Б слушал и понесет вину, если поверил словам А.

Вторая форма лашон а-ра - рехилут, что буквально означает «перенос» (передача негативного сообщения тому, к кому оно относится). В нашем случае рехилут произойдет, если Б сообщит С, что сказал о нем А: «Холодный и недружелюбный человек».

Рехилут порождает вражду между людьми, это его определяющее свойство. С, которому А был прежде, скажем, безразличен, теперь настроен против него, и единственная причина перемены - рехилут Б.

Третья форма лашон а-ра - оцаат шем ра, «клевета», буквально - «создание плохого имени». Если первые два вида злословия - правда, то клеветник распространяет ложь, дезинформацию, порочащую человека. Например, А говорит Б, что С «не отдает долгов», хотя это неправда.

Онаат дварим - четвертый вид лашон а-ра - подразумевает слова, причиняющие боль. Тора рассматривает эту боль как реальную рану, в отличие от распространенного мнения, оценивающего речь весьма снисходительно и не признающего за ней особого влияния. Представление Торы о силе слов таково, что она считает каждое обидное, унизительное высказывание аналогом настоящего удара, во многих отношениях более серьезного, чем физический или финансовый ущерб, нанесенный человеку.

Вести себя так, чтобы никогда не задеть человека словом, очень непросто. Реальность создает много сложных и не совсем приятных ситуаций. Иногда приходится указать на ошибку человеку, который идет в неверном направлении, сделать замечание ребенку, обратить внимание работника на недочеты в работе или даже уволить его. Независимо от ситуации нам, однако, предписано выбирать самые мягкие слова и самый уважительный тон, чтобы передать подобное сообщение.

Онаат дварим, увы, не всегда вызвана необходимостью. Часто она объясняется отсутствием должной чувствительности, черствостью или заблуждением говорящего, полагающего, что нет ничего лучше, чем резать человеку в глаза правду-матку, чего бы это ни касалось: внешности, новой покупки, супруга, прошло-

1 го или мировоззрения. Люди, тонко чувствующие, при таком обращении начинают ощущать неуверенность, боль, унижение.

Арсенал оскорблений достаточно богат. Тут и пресловутая фраза «я же говорил», и саркастические шутки, насмешка и вроде бы отвлеченные цитаты и поговорки, намекающие, однако, на недостатки другого человека, даже специфические жесты и выражение лица - все это оружие онаат дварим. Эти приемы позволяют черствому человеку причинять боль другим, оставаясь

I неуязвимым и ощущая себя победителем.

Кроме этих основных видов лашон а-ра, Хафец Хаим анализирует и другие типы речи, которых еврею следует избегать. К ним, помимо прочего, относятся все проявления гнева, гордости, ложь и обман, ибо все они используют дар речи, нарушая святость уст и извращая характерные для настоящего еврея качества.