Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Рассказы о разбойниках и ворах

Рассказы о разбойниках и ворах

О воре и двух богатых мужиках

Жил-был вор. Понравилась ему корова богатого мужика. И вот однажды вечером пришел он в дом того мужика и попросился на ночлег. Подумал-подумал хозяин и разрешил остаться ночевать. Ночью вор встал, залез в коровник, вывел корову, увел ее далеко в лес, привязал к дереву, вернулся и снова лег спать.

Когда    мужик увидел, что коровник открыт, а коровы нет, он стал повсюду искать корову,  но нигде не нашел. На вора он и не подумал, так как видел, что тот крепко спит. Разбудил его и рассказал про свою беду. Посочувствовал вор мужику, собрался и ушел восвояси. Только вышел вор за ворота, как направился прямо в лес, отвязал корову и повел ее в другую деревню.

Там он продал корову другому богатому мужику. Потом украл у него лошадь, поскакал на ней к первому мужику и говорит, что видел украденную у него корову в такой-то и такой-то деревне, у такого-то и такого-то. Заодно он упросил мужика, чтобы тот купил у него добрую лошадь. Мужик лошадь купил, а вор, пересчитав деньги, ушел своей дорогой.

Тем временем первый мужик сел на купленную лошадь и помчался в деревню, указанную вором. Въехал во двор второго мужика и увидел свою корову, а тот увидел под первым мужиком пропавшую лошадь.

Долго спорили между собой богатые мужики. Они и до сих пор спорят.

Принцесса и разбойники

Жили-были раввин и раввинша. Было у них три сына. Двое честных и ученых, а третий не хотел учиться, не слушался родителей и все мечтал как бы полегче, без труда, заработать денег. Звали его Лейме. Мучались с ним родители, и так уговаривали его, и этак, но ничего не помогало. Говорит раввин раввинше:

—    Это все оттого, что он сидит все время дома. Пусть походит по миру, встретится с людьми, узнает жизнь: тогда, может быть, переменится.

Сказал раввин Лейме:

—    Вернешься домой, когда поумнеешь. — И выгнал его из дома.

Обрадовался Лейме и решил уйти в разбойники: ушел из родительского дома, пошел в лес и стал бродить в поисках разбойников. И вот однажды слышит он крики.

Кого-то грабят, думает, и кинулся помогать разбойникам.

Те обрадовались и приняли его в компанию. Их было двенадцать, а с Лейме стало тринадцать. Привели разбойники Лейме в свой дворец, а в нем каких только чудес нет. Двадцать четыре комнаты, посредине дворца пруд, под крышей бриллиантовое солнце освещает все комнаты днем и ночью. Показали разбойники Лейме две комнаты из стекла и из серебра, а остальные обещали показывать постепенно, каждую неделю по комнате. Сперва Лейме очень понравилось у разбойников. День они проводили во дворце: ели, пили, играли в карты, а ночью все тринадцать выходили на грабеж. Однажды под утро разбойники привели во дворец маленькую девочку, дочь раввина, — они украли ее из дома, когда раввин был в синагоге, — и потребовали от раввина выкуп — тысячу червонцев. Девочка очень понравилась Лейме, он с ней играл целый день. На другой день разбойники сообщили раввину, что если выкуп не будет положен в дупло такого-то дерева, то они убьют девочку. Но раввин был беден и денег достать ему было неоткуда — тогда разбойничий вожак схватил девочку за волосы и отрубил ей голову, хоть и просил его Лейме сжалиться над ней. С тех пор Лейме возненавидел вожака, но виду не показывал. В другой раз ночью разбойники напали на корчму и разграбили ее, но вожаку этого было мало: он приказал убить старуху корчмарку, которая одна была дома (корчмарь в ту ночь был в городе). Лейме стало жаль старуху, он принялся отговаривать вожака. Только два разбойника все равно застрелили старуху. После этого Лейме возненавидел разбойничье дело и дал себе слово при первом же случае бросить его.

Однажды Лейме остался во дворце караулить. Разбойники уехали на всю ночь, и Лейме решил осмотреть все комнаты. Вошел в одну — там все из золота, вошел в другую — там все из рубинов, третья — из сапфиров, еще одна — из яшмы. Так он ходил из комнаты в комнату — одна лучше другой. В двадцать первой комнате были человеческие руки, в двадцать второй — ноги, в двадцать третьей комнате были свалены кучей человеческие головы, и подумал Лейме: сколько же это человеческих жизней погублено за золото и драгоценные камни, которыми украшены первые двадцать комнат?

Как вступил Лейме в двадцать четвертую комнату, так и вскрикнул от неожиданности. Стоит в ней прикованная желыми цепями к столбу обнаженная девушка. Была она изможденной и худой как щепка, красоты, однако, невиданной.

— Кто ты? — спрашивает Лейме.

Не отвечает она на его вопрос, только горько рыдает и просит, чтоб он ее поскорей убил.

Не может она больше терпеть страшных мук голода, от которых страдает вот уже больше трех лет. Тут увидел Лейме около девушки маленький кусочек хлеба и несколько капель воды, оставленных ей на целый день. Лейме тут же принес ей поесть и попить. Девушка поела, попила и рассказала Лейме свою историю. Она, мол, принцесса, украденная разбойниками. К несчастью, она понравилась вожаку разбойников, и он хотел на ней жениться, но, взбешенный ее отказом, заковал ее в цепи и обрек на голодную смерть.

—    Жаль мне тебя, — говорит Лейме, — скажи, чем могу я тебе помочь?

—    Прежде всего, — отвечает принцесса, — дай мне мою одежду и отвернись, пока я оденусь.

Оделась она, видит Лейме, что это и впрямь принцесса — в платье, шитом золотом, в хрустальных туфельках.

Едва рассвело, убежали они из дворца, пока разбойники не нагрянули, а в полдень пришли в город. Очень обрадовался царь и устроил великий пир в честь спасения принцессы. Но еще больше обрадовались раввин и раввинша, что их сын вернулся честным человеком. Золото и бриллианты, унесенные из дворца разбойников, дали Лейме возможность безбедно учиться, и он стал знаменитым ученым, известным на весь мир.

Сказка о тридцати разбойниках

В одном большом городе жил знаменитый и ученый глава ешивы, и был у него единственный сын по имени Нехемья. О молодом Нехемье шла громкая слава по всем четырем странам как о великом знатоке Талмуда. Гордился своим сыном старый глава ешивы, гордился своим земляком весь город. Случилось однажды, что Нехемья поехал в другой город. Дорога шла лесом, и, когда солнце зашло, на подводу напали разбойники и стали всех убивать. Нехемья соскочил с подводы, начал обороняться, но вскоре получил страшный удар по голове и упал замертво. Убив всех, разбойники забрали добро, которое было на подводе, и ускакали. Однако Нехемья не был убит. Оглушенный, он пролежал без чувств два дня, а на третий день очнулся, но никак не мог вспомнить, кто он,откуда. Три дня блуждал он по лесу и наконец набрел на пещеру, где и поселился, питаясь орехами и ягодами. Однажды, бродя по лесу, он услыхал топот копыт, испугался разбойников и залез на дерево. И видит Нехемья: подъехали люди на конях, в руках у них ружья, а через крупы коней переброшены мешки.

И понял Нехемья, что это действительно разбойники. Еще глубже спрятался он в древесную крону. Тут подходит к дереву, что напротив того дерева, на котором сидел Нехемья, атаман и три раза ударяет по дереву. Дерево раскрылось, в нем оказался вход в пещеру, и разбойники в нее спустились. Нехемья подождал до утра и увидел, что разбойники вышли наружу. Атаман снова ударил три раза по дереву и сказал:

— Пещера, закройся.

Пещера закрылась, разбойники сели на коней и ускакали. Слез Нехемья на землю, постучал по дереву и вошел в пещеру. То, что он там увидел, не поддается описанию. Там были золото, бриллианты, множество яств и вин. Нехемья вкусно поел, набрал золота, еды, оружия и перенес все это в свою пещеру. На следующий день он снова отправился в разбойничью пещеру и снова набрал там золота, бриллиантов и еды. В третий раз, когда он рылся среди награбленных разбойниками вещей, он вдруг обнаружил Мегилас Эстер, стал читать знакомый шрифт — и тут его будто молнией пронзило! Он вспомнил, кто он, вспомнил ешиву, в которой учился, вспомнил нападение разбойников и понял, что это те самые разбойники, которые убили его спутников и чуть не убили его самого. Недолго думая он подложил яду в пищу и бросился вон из пещеры.

Вскоре он услыхал крики о помощи. Прибегает и видит, что десять разбойников напали на подводу с женщинами и детьми. Нехемья спрятался за дерево и меткими выстрелами уложил одного за другим всех разбойников. Потом успокоил плачущих женщин и детей и велел балаголе ехать дальше, а сам поспешил к разбойничьей пещере. Едва он взобрался на свое дерево, как из пещеры выскочили десять разбойников. Они, ругаясь и скрежеща зубами от ярости,

стали рыть могилы для своих отравленных десяти товарищей. Тут же на могиле они выбрали нового атамана и поклялись жестоко отомстить за смерть сообщников. Новый атаман поставил у дерева-пещеры двух караульных с оружием, а сам во главе семи разбойников отправился на поиски врага. Нехемья пошел следом, не выпуская их из виду. Когда начало смеркаться, он услыхал скрип колес и ржанье коней. На подводе ехало со свадьбы много евреев. Атаман велел окружить подводу. При свете факелов разбойники начали срывать с людей праздничную одежду, но тут из темной лесной чащи раздались частые выстрелы. Через несколько минут на земле лежало восемь трупов, а евреи увидели вышедшего из леса спасителя. Когда он подошел к ним поближе, один из них воскликнул:

— Да это же Нехемья, пропавший сын главы нашей ешивы!

Это был земляк Нехемьи. Вооружив мужчин оружием разбойников, Нехемья приказал балаголе ехать к пещере. Увидев перед собой вооруженных людей, караульные сдались в плен, а Нехемья с людьми вошел в пещеру. Тут они стали нагружать подводу всяким добром. Нагрузили доверху, закрыли пещеру и отправились в город.

Очень был обрадован старый глава ешивы, когда увидел своего сына целым и невредимым. Не меньше обрадовался он и привезенному добру, из которого половину пожертвовал на синагогу, а половину — бедным.

А что стало с теми двумя караульными? Их пожалели и не сдали в полицию. Они раскаялись в своих грехах и стали честными людьми — один стал портным, другой — сапожником. Оба довольны, что приносят людям пользу и с ужасом вспоминают те далекие дни, когда они были разбойниками.

Сказка про умную Шифру

Жил в одной деревне богатый еврей-корчмарь, и была у него умная дочь, а неподалеку, в другой деревне, жил другой зей, и у него тоже была дочь, которую он выдавал замуж. Пригласили корчмаря на свадьбу, а его дочь (ее звали Шифра) не захотела поехать и осталась дома.

Узнали об этом шестеро братьев-разбойников и решили ограбить дом богатого корчмаря. Вот пошел один из братьев, видит: дом заперт

Стал стучать в дверь.

—    Кто там? — спрашивает Шифра.

—    Бедняк. Откройте.

Впустила девушка разбойника и подала ему еды и питья. А нож подать на стол забыла. Видит она — человек сидит и не ест, и спрашивает:

—    Почему не едите? Может, оттого, что я вам нож не дала?

Тут разбойник вынимает из-за пазухи нож и говорит:

—    Этим ножом я зарежу тебя, если не отдашь деньги.

Подвела она его к окованному железом сундуку.

—    Тут, — говорит, — все наше добро, сверху платье, а на дне деньги.

Кинулся разбойник к сундуку, нагнулся и стал выгребать со дна золото. Тут Шифра схватила его за ноги, перебросила их в сундук и захлопнула тяжелую железную крышку. Попал в западню разбойник, стал кричать своим братьям:

—    Спасите!

Услыхали те, прибежали, но в дом попасть не могут. Что они сделали? Залезли на крышу и один за другим стали спускаться по трубе вниз. А Шифра услыхала голоса на крыше, поняла разбойничий замысел и встала у печи с топором в руках. Как только показалась голова разбойника, она с размаху ее отрубила. В это время разбойник в сундуке продолжает кричать:

—    Спасите!

А с крыши громко отвечают:

—    Уже один спустился к тебе!

Так спустилось трое, и троим Шифра отрубила голову. Тут оставшиеся два брата поняли, что дело неладно и убежали, поклявшись отомстить Шифре. Наутро приехали родители. Увидев убитых, мать упала в обморок, а Шифра показала отцу сундук, в котором ворочался и ругался пленный разбойник. Собрались мужики, и один из них, самый сильный, поднял крышку сундука, чтобы вытащить разбойника, но тот изловчился и вонзил мужику нож в сердце. Тогда мужики набросились на разбойника, избили до полусмерти, связали и сдали в полицию. А тем  временем двое оставшихся братьев-разбойников переоделись торговцами и, взяв товар, приехали в корчму и попросили разрешения провести там субботу (дело было в пятницу). Корчмарь сказал: с удовольствием — и разбойники расположились в корчме на весь субботний день. Тут они разговорились, и один из разбойников сказал, что у него есть сын — ученый и толковый парень и он, дескать, непрочь взять в невестки понравившуюся ему Шифру.

—    За чем же дело стало? Привозите его сюда, — отвечает корчмарь.

А разбойник в ответ:

—    Он не может никуда отлучаться, так как очень занят нашими лавками и мастерскими. Давайте лучше сделаем так: невеста поедет к нам, и если она понравится сыну, то там же и обручим их.

На том и порешили. В воскресенье Шифра снарядилась в дорогу с двумя мнимыми купцами. Едва разбойники въехали в лес, сразу привязали Шифру к дереву, а сами легли спать, договорившись на следующее утро ее убить. А Шифра положила под веревку хлеб, прибежал мышонок, съел хлеб, перегрыз веревку и освободил девушку. Пустилась Шифра бежать. Тут разбойники проснулись и бросились за ней. Долго бежали они за ней, но она, проворная, все ускользала из их рук. Она уже было совсем выбилась из сил, но тут вдруг узнала местность. Убегая от разбойников, оказалась она возле болота, что было около ее родной деревни. Кинулась Шифра к болоту и побежала по очень узкой, хорошо знакомой ей тропинке. А разбойники побежали ей наперерез, попали прямо в трясину и начали тонуть. Добежала Шифра до деревни и позвала людей. Прибежали люди: видят, только головы разбойников торчат из трясины. Так и погибли последние два брата. Вся округа была избавлена от шести страшных разбойников, наводивших на всех ужас. И все это сделала одна Шифра — умная и сметливая девушка. Горячо благодарили ее все мужики, все паны, все евреи. Вне 5я от радости были родители Шифры. И слава Шифры разошлась по городам и селам. Из города приехал молодой раввин, который, услыхав о Шифре, захотел на ней жениться. Была сыграна такая свадьба, какой давно не было в тех местах. Зажили молодые счастливо, родили детей, дожили до внуков — про всех евреев да будет сказано.

Умный ешиботник

Жил-был молодой ешиботник. Был он очень способен в учении и умом светел как Божий день. Сидит он однажды ночью над Гемарой и учится с большим прилежанием. Вдруг открывается дверь, и заходят два еврея. Один подсел к нему и завел беседу, а второй стоит невдалеке. Первый все выспрашивает: как зовут, кто отец, мать, откуда родом, кто родные и прочее? Тут вдруг подходит второй еврей и начинает обнимать ешиботника, дескать, здравствуй, Береле, здравствуй, племянничек. Ешиботник удивляется и спрашивает:

—    А вы кто такой?

А тот говорит:

—    Неужели ты, Береле, не узнаешь своего дядю Шлойме — брата твоего отца?

Береле, хоть и не узнал дядю, очень обрадовался ему. И говорит дядя племяннику:

—    Слушай меня внимательно. Есть здесь в местечке богатый костел, а в нем много денег, золота и серебра. Надо нам достать это золото. Я хочу, чтоб ты пошел с нами и пробрался в костел через маленькое оконце. Ты будешь нам подавать золото, а мы будем все это класть на подводу.

На это Береле отвечает дяде:

—    Хорошо, я иду с вами.

И они отправились к костелу. Залез Береле через оконце в костел и стал подавать им иконы. Как только находил деньги или золото — откладывал это для себя, а им все подавал иконы. В темноте они принимали их за золото, а на самом деле они были деревянные. Как только парень увидел, что у него собралось ценностей на несколько тысяч рублей, а подвода уже полна, решил избавиться от своих компаньонов. Что ж сделал? А вот что, как закричит:

—    Ой, дядя, меня кто-то схватил за ногу. Спасите!

Услыхали это воры, быстро сели на подводу и помчались во весь опор из города. Они и сами были рады, что избавились от лишнего компаньона.

А Береле тем временем выбрался из костела. Он понимал, что его компаньоны хватятся, когда увидят, что он их обманул, и вернутся в ешиву, чтобы с ним расправиться. Поэтому он в ешиву не пошел, а отправился в другой, далекии город. Там была хорошая ешива и толковые ешиве-бохеры. Он туда поступил и снова стал прилежно изучать Талмуд.

Оба компаньона, между тем, мчались стремглав лесом, радуясь своей удаче. Но как только стало светать, они увидели, что паренек их обманул. Разозлились и повернули обратно, чтобы рассчитаться с обманщиком.

Приехали в местечко и узнали, что Береле исчез, а они остались в дураках. Тут они дали себе слово во что бы то ни стало найти его и стали ездить из местечка в местечко, пока, наконец, не добрались до одного города. Видят: что-то все одеты по-субботнему и, веселые, идут в одном направлении. Расспросили людей и узнали, что местный раввин выдает замуж дочку и на свадьбу приглашены все, кто только пожелает прийти. Пошли и они. Приходят в комнату, где сидит жених, и видят: это он, тот самый, которого они так долго искали. Сели они напротив жениха, смотрят ему прямо в глаза. Жених же побледнел как полотно. Он их тоже узнал.

Оставим их пока смотреть друг на друга и узнаем, как ешиботник Береле стал зятем раввина.

Как только Береле приехал в тот город и поступил в ешиву, он почувствовал себя очень хорошо. В отличие от прочих еши-ботников он не захотел “есть дни”. Ведь у Береле были собственные деньги: платит он за свой стол и живет себе припеваючи. Ешиботники стали ему завидовать. Нашлись такие, которые рассказали об этом раввину. Раввин велел позвать Береле-ешиботника и спрашивает, почему он не “ест дни”. Береле отвечает, что у него есть деньги и он не хочет есть чужой хлеб. Тогда раввин спрашивает, откуда у него деньги, и Береле рассказал всю историю с теми двумя недобрыми людьми. Увидел раввин, что перед ним умный и способный молодой человек, и сказал ему:

— Я знаю, что ты хорошо изучил Талмуд, а теперь узнал, что ты умный и сметливый парень.

Одно только плохо: деньги, которыми ты  пользуешься, — чужие, они лежат на твоей совести. Поезжай, отдай деньги ксендзу того костела. После возвращайся сюда, и я тебе дам столько же денег и выдам за тебя мою единственную дочь.

Береле так и сделал. Поехал. Вернул деньги. Возвратился. Получил деньги от раввина и отпраздновал помолвку, а спустя год стали играть свадьбу. На эту-то свадьбу как раз угодили те двое, которые теперь сидели и в упор глядели на жениха. Жених же, бледный как полотно, глядел на них и думал о том, как ему уберечь от этих воров деньги, которые он получил от тестя в приданое и которые находились у него в кармане. Начался свадебный обряд — те двое не отходят от жениха. После свадьбы отвели молодых в предназначенный им дом — те за ними. Один из компаньонов вошел в спальню и лег под кровать, а другой остался в подводе, готовый, как только первый появится с деньгами, умчаться на быстрых конях. Заметив, что один из компаньонов лежит под кроватью, ешиботник задул свечу и сказал молодой жене:

—    Дорогая жена, мне надо выйти на минуту — вот тебе деньги, три тысячи рублей, держи их, я их возьму, когда вернусь.

Он вышел и встал за дверью. Как только компаньон, лежащий под кроватью, услыхал это, он тут же обратился к молодой со словами:

—    Дорогая, я уже вернулся, отдай мне деньги.

Молодая и отдала ему деньги в темноте. Схватив деньги, вор бросился вон из спальни, но за дверями его ждал Береле и сказал ему шепотом:

—    Ну что, взял деньги? Давай их сюда и бежим к подводе.

Вор в темноте подумал, что это его компаньон, и отдал деньги, а сам бросился к подводе. Ожидавший его компаньон стегнул лошадей, и они помчались.

Когда отъехали подальше от города, тот, который лежал под кроватью, говорит своему товарищу: “Ну?”, то есть давай делить деньги. На что тот отвечает: “Ну-ну”, то есть вынимай же их и выкладывай. Так они говорили друг другу ну , пока не подрались, да так, что долго после этого валялись на подводе без памяти.

А придя в себя, убедились, что ешиботник опять обманул их.

Тут они сказали друг другу:

— Бежим, а то этот хитрый ешиботник опять что-нибудь выдумает на нашу голову.

Со сломанными ребрами и без копейки денег бежали они из этого города, а искать хитрого ешиботника закаялись.

Царский слуга и воры

Как эта сказка правдива, так и все сказки правдивы.

Жил-был царь. И был у него слуга. Охранял слуга царское добро. Вот говорит однажды тому слуге его приятель:

—    До каких пор ты будешь охранять чужое добро? Возьми из царской казны сколько можешь унести, уедем в заморскую страну и будем там жить припеваючи.

Так слуга и сделал. А когда прибыли они в заморскую страну, то взяли себе в компаньоны еще двоих. Поселились в лесу, в большой удобной пещере и решили: двое будут сторожить пещеру, а двое — промышлять в городе. Что добудут — все поровну.

Говорят однажды бывшему царскому слуге его новые товарищи:

—    Что это мы одни ходим в город промышлять. Пора бы и тебе пойти на промысел, учись зарабатывать.

—    Хорошо, — отвечает тот.

И ушел в город.

Случилось так, что он оказался удачлив и принес много денег. Удивились товарищи и стали постоянно посылать его в город, а сами отдыхали и ели-пили в свое удовольствие. А между тем тот приносил из города каждый день все больше и больше денег. Накопилось у них много-много денег, и стали трое воров задумываться: как бы им избавиться от бывшего слуги и завладеть деньгами?

И вот однажды услали товарищи бывшего слугу в город за едой и питьем, а сами стали решать: как быть? Решили сварить вкусный суп, подсыпать в него яду и угостить компаньона отравленным супом. А как слуга умрет, так сразу поделить поровну те деньги.

Так и сделали. Всыпали в суп отраву и стали ждать прихода своего компаньона.

А в это время бывший царский слуга шел из города в лес, нагруженный яствами и винами, и думал про себя: “До каких пор я буду работать на этих троих? Все, что я зарабатываю, — все идет им. Уж лучше я их отравлю, и все деньги будут мои”.

Как подумал, так и сделал. Всыпал он в вино яд и идет себе дальше. Приходит домой, а там его уже ждут.

Очень проголодался бывший слуга и потому набросился на суп, стал его жадно есть, отравился и вскоре умер. Они же, видя, что он принес вино, решили выпить и повеселиться, начали пить и вскоре тоже отравились и умерли.

Как же нам стало известно о том, что было у них в мыслях? А мы ведь сказали: как это правда, так и все сказки правдивы.

Лицемерные преступники

В одном городе жил-был богач. У него был большой кирпичный завод и каменный дом из двенадцати комнат. Словом, жил как царь, и был у него один-единственный сын.

Перед смертью подзывает он к себе сына и говорит ему:

— Я умираю и оставляю тебе такое завещание: когда захочешь жениться и выберешь себе жену — неважно, красивую или некрасивую, — то она ни в коем случае не должна быть слишком набожной.

Очень удивился сын такому странному завещанию, но не было у него времени переспросить отца, смерть настигла того быстрей дикого зверя. Надорвал сын на своей одежде край, похоронил покойника и читал по нему целый год кадиш.

После этого задумал он жениться. Начал присматриваться к красивым девушкам и остановил свой выбор на одной — лицо как месяц на небе, а глаза зеленые, как у кошки. В счастливый час взял он ее в жены. Очень он был доволен своей красавицей-женой, и оба они счастливо жили в своем большом каменном доме из двенадцати роскошных комнат.

Прошло два года. Однажды муж попросил жену купить свежую щуку, чтобы приготовить фаршированную рыбу. Как же он был, однако, удивлен, когда жена отказалась пойти за рыбой на базар и ответила так:

—    На базаре, боюсь, на меня станут смотреть мужчины, а я не хочу возбуждать в них дурные побуждения.

Ответ показался мужу очень странным. Он подумал, что она слишком уж добропорядочна, и вспомнил слова покойного отца о том, что если женщина слишком набожна, то есть в этом, верно, фальшь. Мысль эта так запала ему в голову, что он тут же пошел и заказал ключи ко всем своим комнатам — по два ключа — двенадцать пар ключей. Одну связку ключей он положил себе в карман, а другую отдал жене.и сказал ей:

—    Вот что, дорогая, сегодня я по делам уезжаю в дальнюю дорогу. Вот тебе ключи. Запри все комнаты. Смотри, чтоб никто не заходил. Береги наше добро.

С этими словами он распрощался с женой, сел в подводу и уехал. Выехал за город, велел балаголе остановить лошадей, вынул из кармана рубль серебром, отдал его балаголе и говорит:

—    Вот что, реб еврей, я передумал ехать. За твой труд я плачу тебе рубль, отвези меня обратно в город, только вези не ко мне домой, а в заезд. Смотри — это тайна, и никому, упаси Боже, не говори об этом.

В заезде муж снял отдельную комнату и лег спать. В полночь проснулся и тихо вышел из заезда.

Ночь была темная. Весь город спал, и муж, никем не замеченный, подошел к своему дому. Подходит он к дому, открывает одну комнату, открывает другую, пока не добрался до двенадцатой, самой последней комнаты. Открывает дверь, входит туда и видит: его набожная, целомудренная жена лежит в кровати в объятиях здоровенного бородача. Увидела жена в дверях мужа, закричала своему хахалю:

—    Стреляй, стреляй в него или заруби топором — это мой муж!

Услыхал это муж и в испуге убежал. Долго бежал он по улицам, пока не забрел на рыночную площадь. Здесь наконец свалился от усталости на скамейку и крепко заснул Вот что случилось с мужем. Теперь покинем его на минуту и расскажем о том, что случилось той же ночью в городском соборе. В ту ночь собор ограбили дочиста: украли все драгоценности, позолоченные кресты, все золотые и серебряные оклады икон — короче говоря, все ценное, что было в соборе, исчезло. Поднялся в городе шум: как это так? Дом Божий очистили, как очищает кошка тарелку со сметаной!

Позвал батюшка соборного старосту, и вместе со сторожем и десятью мужиками все бросились искать воров. Прошли по всему городу, пришли на рыночную площадь и видят: кто-то лежит на скамейке и крепко спит. А-а, значит, устал за ночь! Наверное, это и есть вор.

Недолго думая схватили спящего (а это был тот самый богач — муж притворщицы-жены) и избили его до полусмерти.

Избили и поволокли к становому. Ведут пойманного мимо свалки, где копошилось много всякой нечисти — червей, мошек, насекомых.

И слышит богач, как батюшка говорит людям этаким сладким, елейным голосом:

— Прошу вас, господа, не ведите его по этой свалке, здесь много живых тварей, и он может еще, проходя, затоптать их ногами, а ведь в святом Евангелии сказано: “Он жалеет творения рук Своих”, поэтому не будем убивать невинных червей сапогами вора.

Услыхав эти слова батюшки, муж сразу вспомнил лицемерные слова изменницы-жены, вспомнил и предсмертные слова своего отца, предостерегавшего его от ханжеского благочестия, и тут ему в голову пришла хорошая мысль, о которой речь пойдет ниже.

Привели его к становому.

—    Признаешься ли ты, что ограбил этой ночью собор?

На что задержанный богач отвечает:

—    Да, но я это сделал вместе с этим батюшкой. В доказательство моих слов, если вы сделаете обыск у батюшки, то у него и у батюшки в в сарае найдете все украденное в соборе.

Становой велел проверить слова еврея сарае под мусором действительно нашли все, что было украдено в соборе.

Тогда становой говорит еврею:

— Понятно, что батюшка ограбил собор: он имеет прямое отношение к собору. Но непонятно, каким образом ты, еврей, решился на ограбление православного русского собора?

Тогда еврей рассказал ему, что он никакого отношения к ограблению собора не имеет, а на мысль о причастности батюшки к ограблению его навели лицемерные слова. Рассказал он также о лицемерии своей жены и как получилось, что он очутился на скамейке на рыночной площади.

Началось следствие, и тут дознались, что батюшка и любовник притворщицы-жены — одно и то же лицо, что они оба из банды преступников, прикрывающихся маской набожности. В скором времени батюшку, жену-изменницу и других судили и приговорили к смерти.

Этим и кончается сказка, из которой видно, что чрезмерной набожности и лицемерия надо остерегаться, как огня.

Жена-притворщица

Жили-были муж и жена. Он рыбачил, а она вела хозяйство в доме. Неизвестно почему, но жена мужа не любила.

И вот приходит она однажды утром в синагогу, становится лицом к востоку и обращается к Богу:

—    Боже милостивый! Пошли моему мужу скорую смерть и забери его к себе!

А не заметила она, что в это время около печки сидел какой-то прохожий еврей. Услыхал ее молитву и из своего укрытия говорит замогильным голосом:

—    Если ты хочешь, женщина, избавиться от своего мужа, то свари ему горшок вареников. Он наестся до отвала и умрет.

Услыхала это женщина и поспешила домой, чтобы сделать то, что ей повелели свыше, а еврей пошел на базар и сказал рыбаку:

—    Что ты сделал жене, что она желает твоей смерти? Заплакал несчастный рыбак, а прохожий ему и говорит иди, мол, домой, жена приготовила тебе вареники, а ты делай то-то и то-то.

Рыбак отправился домой. Там его уже ждет вкусный обед. Жена встречает приветливо, зовет к столу. Умыл он руки, помолился и сел обедать. А она так и прыгает вокруг него:

—    Ешь, дорогой муженек, не жалей, я сварила целый горшок вареников, захочешь — я тебе еще тарелку дам.

А муж говорит:

—    Какая ты добрая стала, жена моя, не иначе как кто-то тебя заколдовал.

Она промолчала, а он ест с аппетитом. Потом вспомнил, что должен, якобы, умереть, и упал, будто мертвый, на лавку.

Притворщица заголосила, залилась фальшивыми слезами. Прибежали люди. Все жалели рыбака, а она вечером побежала на хутор к водовозу Юхиму и говорит ему:

—    Милый Юхим! Теперь мой хрыч окочурился — через два дня, как похороню его, приходи ко мне в хату.

Наутро, когда члены хевро кадишо пришли выносить покойника и попросили у нее простынь на саван, она отказала: дескать, бедна. Старую мужнину рубаху и ту пожалела: мол, не было у покойного рубахи. Пришлось соседям принести холста на саван. А жена все делает вид, что плачет. Когда стали выносить пуще заплакала:

Куда ты уходишь от меня, мой любимый муж, на кого ты меня покидаешь?

Тут рыбак соскочил с погребальных носилок и спокойно ей говорит:

— На Юхима-водовоза. — И выгнал из дома.

Через некоторое время рыбак дал притворщице развод и взял в дом честную, добрую и хорошую жену.

Необходимая жертва

Богатый купец отправился в далекое морское путешествие вместе со своим сыном.

Матросы позарились на богатство путешественников и задумали убить их. Купец догадался о коварном замысле, но придумал, как спастись от беды. Он обо всем рассказал сыну и научил его, как действовать.

Вначале между отцом и сыном возник спор, который вскоре перешел в открытую ссору. С обеих сторон посыпались оскорбления и угрозы. Наконец сын с отцом вцепились друг другу в волосы.

Вдруг отец в ярости закричал:

— Так вот же тебе в наказание!

И с этими словами он схватил все свои драгоценности и на виду у матросов бросил их в море.

Матросы остолбенели. Они, конечно, остались ни с чем, но и убийство людей, лишившихся своего богатства, потеряло для них всякий смысл.

Так отец и сын спаслись и благополучно вернулись домой.

Правда всплывает, как масло на воде

Жили два торговца. Они были дружны между собой и даже торговали в одной лавке, разделенной тонкой перегородкой. Один торговал духами, а другой маслом.

Подсмотрел раз продавец духами сквозь щелку, что торговец маслом считает золотые монеты. Стал он считать за ним и насчитал пятьсот рублей, которые тот завернул в синий платок. Что он сделал? Побежал к раввину и с плачем рассказал ему, что у него украли пятьсот рублей, завернутых в синий платок, и что он подозревает в краже торговца маслом.

Позвал раввин даяна и шамеса, и пошли они в лавку торговца маслом. Ни слова не говоря, шамес начал шарить по всем углам и наконец нашел деньги. Все оказалось так, как говорил торговец духами. Торговец маслом стал клясться женой, детьми и Богом, что деньги его, но ему, конечно, никто не поверил. Раввин велел запечатать деньги в пакет, а пакет запер в своем шкафу. Долго думал раввин над тем, как узнать, кому принадлежат деньги, кто из торговцев честный, а кто вор. Но сколько ни думал, ничего не надумал.

И вот однажды шел тот раввин задумавшись мимо синагогального двора и увидел мальчиков, игравших во дворе.

Прислушался раввин и понял, что дети играют в “суд”. Один мальчик был “раввином , и перед ним стояли два других — один был “торговцем духами”,  другой — “торговцем маслом”. Каждый “торговец” изложил суть дела, настаивая на том, что деньги принадлежат именно ему. После этого встал мальчик-“раввин” и сказал так:

—    Раскройте платок с золотыми монетами. Теперь понюхайте монеты. Если они приятно пахнут, то принадлежат торговцу духами. Если монеты не имеют запаха, то нам придется проверить их принадлежность торговцу маслом. Надо принести миску с кипятком. Мы положим туда монеты. Если на воде покажутся пятна жира, значит, монеты принадлежат торговцу маслом, руки которого постоянно в масле.

Услыхав слова мальчика, раввин был потрясен мудростью его решения. Он подошел к нему, поцеловал в лоб и велел назавтра прийти в синагогу.

На следующий день весь город собрался в синагоге. Всем хотелось узнать, как раввин решит это запутанное и нашумевшее дело. После того как торговцы повторили то, что уже было известно, раввин велел шамесу распечатать пакет с монетами.

—    Вот монеты, — сказал раввин. — Торговец духами утверждает, что деньги его. Если это так, то они должны приятно пахнуть. Шамес! Обойди всех с этими монетами. Пусть скажут, есть ли у монет запах.

Все понюхали монеты, но никакого запаха не было. И собравшийся народ в один голос сказал:

—    Нет, эти монеты не принадлежат торговцу духами.

—    Тогда принесите миску с кипятком, — распорядился раввин.

Он положил туда монеты и велел шамесу вынести миску напоказ присутствующим.

—    Теперь, — сказал раввин, — посмотрите, показались ли на воде масляные пятна, и если да, скажите, чьи это монеты.

Все в один голос закричали:

—    Торговца маслом!

Тогда раввин вывел к людям мальчика - “судью” и сказал:

—    Я слово в слово повторяю то, что сказал этот мальчик. Великая честь принадлежит не мне, а этому мудрому, благословенному ребенку.

Говорят, что этот мальчик, когда вырос, стал великим мудрецом.

Самое любимое

У одного раввина было три дочери. Однажды он призвал их к себе и спросил, как они его любят. Старшая дочь ответила: я люблю тебя, как свою жизнь, вторая сказала: как хлеб, а третья — что любит отца, как соль. Раввин страшно рассердился на младшую дочь и выгнал ее из дому, дав на дорогу только хлеба и соли.

Побрела младшая дочь, куда глаза глядят, набрела на корчму: там над ней сжалились и приняли в работницы.

Живет она в корчме год и два. Тут случилась однажды в городе свадьба: корчмарь с женой уехали на свадьбу, а девушку оставили сторожить корчму. Вдруг открылась дверь и вошел старик. Спрашивает старик у девушки:

—    Почему ты не на свадьбе?

—    Дедушка, — отвечает печально девушка. — Как же я могу пойти на свадьбу, когда я вся в лохмотьях и хожу босиком.

И вот старик (а старик этот был Илья-пророк) вынимает из торбы прекрасное шелковое платье, украшения, золотые туфельки и говорит:

— Одевайся и иди на свадьбу.

Обрадовалась девушка, оделась, обулась, сразу стала такой красивой, что всё вокруг засверкало, и ушла на свадьбу. На свадьбе все гости были очарованы красотой и умом девушки. Очарованы были и корчмарь с женой, которые ее не узнали, очарован был и один богатый юноша, который настолько пленился ею, что решил на ней женится. Но девушка упорно отмалчивалась, не называла своего имени и никак не отвечала на его страстные слова. Опечалился юноша и решил заполучить золотую туфельку, чтобы потом разыскать девушку. Что он сделал? Намазал смолой порог, чтобы там приклеилась золотая туфелька.

Заполучив туфельку, стал тот юноша обходить дом за домом и примерять её девушкам. Пришел он и в ту корчму, а хозяйка ему говорит, что здесь ему туфельку некому примерить, ведь дочек у нее нет.

В это время зашла в дом девушка-работница, и юноша примерил ей туфельку. Когда юноша увидел, что туфелька ей как раз впору, он очень обрадовался, сразу же забрал девушку из корчмы, купил ей отдельный дом и привел туда своего отца. Девушка очень понравилась отцу юноши, и он с радостью дал свое согласие на свадьбу единственного своего сына-наследника.

Назначили день свадьбы, а на свадьбу пригласили много раввинов.

Когда гости стали собираться, девушка среди раввинов узнала своего отца. Она тотчас же вызвала повара и наказала ему, чтобы для ее отца все блюда готовились без соли. Тот так и сделал. Гости сели за стол, им подали вкусные кушанья, все ели с аппетитом, радовались, смеялись и веселились. Тут невеста подходит к своему отцу и спрашивает:

—    Ребе, почему вы не едите?

—    Как же я могу есть, — отвечает раввин, — когда все блюда без соли?

И тогда говорит ему невеста:

—    Почему же вы выгнали свою дочь, которая сказала вам, что любит вас, как соль?

Тут раввин узнал свою дочь и горько заплакал, а дочь-невеста стала его обнимать, целовать и утешать. И на свадьбе стало еще веселей. С тех пор раввин не расставался с дочерью, и все они жили счастливо.

Сказка про молодую еврейку, ее набожного мужа, горбунов и городового

В одном местечке на Висле, жила молодая еврейка. Была она замужем за старым набожным горбуном — за него, не спросясь, выдали ее родители-бедняки. Скучно было бедной женщине: муж утром встанет, уйдет в синагогу, в обед вернется, сполоснет руки, поест, ляжет поспать часика на два. Встанет — и опять в синагогу; вернется поздно и до утра проспит. Только и радости у молодой женщины — сидеть у окна, смотреть на красивую реку и на суда, что плывут мимо. И так ей скучно жилось, что даже смеяться она разучилась. А гостей принимать или самой куда-нибудь пойти набожный муж не позволял. Вот сидит она однажды у окошка и думает о своей горькой доле. И вдруг видит — вошли во двор три горбуна-акробата. Много ли у бедного еврея развлечений? Окружили их и стар и млад; стали акробаты показывать свое искусство. Уж они и друг на друга взбирались, и колесом по двору ходили, и друг через дружку прыгали, и рожи корчили. А люди смотрят, со смеху покатываются.

Но только кончили горбуны прыгать и кувыркаться и пошли по кругу гроши собирать, сразу стал народ расходиться, и ни одного медяка им не досталось.

Жаль стало еврейке горбунов. Впервые за много лет по-настоящему посмеялась. Думает она: “Дай-ка я их накормлю — муж еще не скоро из синагоги придет .

Зазвала горбунов к себе, усадила за стол и накормила всем, что было в доме лучшего. Наелись они досыта и говорят:

—    Ну, хозяйка, спасибо тебе большое за ласку. Не хочешь ли наши фокусы поглядеть?

—    Нет, — говорит она, — люди добрые, фокусы я ваши из окна видела, спасибо вам, идите себе теперь, а то как бы муж из синагоги не вернулся.

Не успела сказать — на лестнице мужнины шаги. Испугалась жена: куда горбунов спрятать? А у стены стоял большой ларь. Схватила она горбунов и по одному туда засунула. И только захлопнула тяжелую крышку, вошел муж. Помыл он руки, помолился, сел за стол, поел, поспал, потом встал и пошел опять в синагогу. Муж за дверь — хозяйка к ларю. Подняла крышку — горбуны мертвые! Задохнулись. Заметалась женщина — что делать? Вытащила она из ларя одного горбуна, посадила за стол и поставила перед ним тарелку с фаршированной щукой. А сама вышла на улицу.

Уже темнело. На посту стоял городовой. Она давай его потихоньку подзывать. Видит городовой: красивая молодая еврейка зовет, пальчиком манит. Закрутил он усы, подошел к ней. Провела его еврейка в дом и говорит:

—    Беда у меня приключилась, господин городовой, пожалела я бедного горбуна, дала ему рыбы поесть, а он подавился костью и умер. Что я буду делать, если муж из синагоги придет? Возьмите пятьдесят рублей, только выручите из беды!

—    Отчего не выручить? — говорит городовой.

Взял он одеяло, завернул в него горбуна, отнес к Висле и кинул в воду. Идет обратно к еврейке:

—    Ну, красавица, гони пятьдесят рублей, избавил я тебя от беды.

—    Как избавил? А это что?

Смотрит городовой: сидит за столом горбун, будто его никто и с места не трогал.

-Ну, это мы еще посмотрим! — заорал на горбуна городовой. — Плохо ты, видно, меня знаешь!   

Взял он горбуна, привязал к ногам кирпич, завернул в одеяло, отнес к Висле и кинул в реку. Пришел обратно:

—    Ну, хозяйка, гони пятьдесят рублей, избавил я тебя от беды!

—    Как избавил? А это что?

Городовой смотрит, глаза протирает: сидит за столом горбун, будто его никто и с места не трогал. Рассердился городовой:

—    Не на такого, — говорит, — ты, горбун, напал! Плохо, плохо ты меня знаешь!

Схватил он горбуна, скрутил ему за спиной руки, привязал к ногам по кирпичу, завернул в одеяло, отнес к Висле и бросил, где вода поглубже да побыстрее. Идет, довольный, назад, в уме денежки подсчитывает. И только он в дверь, видит: по лестнице горбун поднимается!

—    Ты куда это? — кричит ему городовой.

—    А ты куда? — обернувшись, кричит горбун в ответ.

—    Ах ты так!

Рассвирепел городовой, хвать горбуна по голове, у того и дух вон. Завернул он его в свою шинель, отнес на реку и кинул в воду.

“Теперь уже не вернешься, — думает, — сам все сработал, беспокоиться не приходится”.

Пришел он к еврейке и говорит:

—    Ну, хозяйка, гони пятьдесят рублей. Всех четырех горбунов я в Вислу покидал. Теперь не вернутся!

—    Четырех? — взвизгнула еврейка. — Откуда четвертый-то?

—    Он мне повстречался, когда я с реки в третий раз возвращался, — отвечает городовой.

—    Ой, горе мне! — заголосила еврейка. — Так это ведь мой муж был! Караул! Спасите, люди добрые!

Испугался городовой и убежал. А еврейка избавилась и от мертвых горбунов, и от старого мужа, не потратив ни копейки денег.