Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Бедняки и богачи

Бедняки и богачи

Черт и балтакса

Жил-был балтакса, злой как смерть, никого не стыдился, ничего не боялся. Даже черта.

Однажды подсчитал балтакса вырученные деньги и понес их в банк. Повстречался ему в городе черт. Идут они с чертом и беседуют. Видят, мать из окна зовет детей домой, а они не слушаются и домой не идут. Тут она как закричит в сердцах:

—    Не хотите идти домой, ну и черт с вами!

Балтакса и говорит черту:

—    Забирай этих детей, ведь мать сама отдала их тебе.

—    Нет, — отвечает черт, — она на самом деле любит своих детей и была бы в отчаянии, если бы я их забрал. А сболтнула она так по глупости.

Идут они дальше. Видят, балагола распрягает коня, а конь что-то вдруг закапризничал. Балагола ругал-ругал коня, а потом и говорит:

—    Черт бы тебя побрал!

—    Слышишь, — говорит черту балтакса, — бери коня, балагола сам его тебе отдает.

—    Нет, — отвечает черт, — не возьму коня у балаголы. Он вовсе не хочет отдавать коня, без коня он с голоду помрет.

Идут они дальше и видят, стоят евреи-ремесленники у синагоги. Увидели балтаксу, зашумели и стали отплевываться:

—    Господи, черт бы побрал этого кровопийцу!

—    Слышишь? — говорит черт. — Это они от всей души говорят. Тебя-то я и заберу!

Схватил черт балтаксу и унес его с собой.

Три благословения

Бедный путник постучал поздно вечером в богатый дом, попросился на ночлег. Богач не захотел открыть дверь.

—    Если вы меня впустите, то я вас благословлю, — пообещал бедняк.

Богач рассмеялся в ответ.

—    Вы зря смеетесь, — сказал бедняк. — Это будет особое благословение.

Богачу стало любопытно, он впустил бедняка, дал ему грош.

—    За грош я благословлю вас только про себя, — сказал бедняк и собрался уходить.

Богачу пуще прежнего любопытно, какие такие особые благословения у нищего. Дал он бедняку пятак, а тот и говорит:

—    Я пожелаю вам три вещи: во-первых, чтобы вы настлали у себя в доме дощатый пол, во-вторых, чтобы вы никогда не умерли, и, в-третьих, если вы все-таки умрете, чтоб вас положили рядом со мной.

—    Не понимаю я этих благословений.

—    Если дадите мне ночлег, то завтра я объясню, в чем их суть.

Рано утром богач разбудил бедняка. Ему не терпелось узнать смысл трех благословений.

—    Слушайте, — сказал бедняк и встал на пороге дома. — Так как я вчера убедился, что вы добряк и всегда рады помочь бедному человеку, я пожелал вам, чтоб вы настлали на свой земляной пол доски, поскольку вы недостойны ступать по земле. Я пожелал вам, чтоб вы не умерли, — такой, как вы, должен не умереть, а издохнуть. Я пожелал вам, чтоб вас после смерти положили рядом с моей могилой, — это для того, чтоб мои черви, им, беднягам, у меня нечем будет поживиться, переползли к вам — у вас-то достаточно мяса и жира.

И с этими словами бедняк был таков.

Сколько ему не хватает?

Сидели евреи в тесной компании и “оценивали” богатство местного богача.

Встает один и говорит:

—    Я думаю, что ему не хватает сто двадцать тысяч рублей.

Все рассмеялись:

—    По-твоему, он что, накануне банкротства?

—    Что вы! — ответил тот. — Всем бы евреям быть такими банкротами! Но свинья он такая, будто у него двести тысяч рублей, а в действительности у него не больше восьмидесяти тысяч — значит, сто двадцать тысяч ему не хватает.

Кому что

Спросили одного бедного человека:

—    Почему беднякам приходится соблюдать все запреты Торы, а богачи преступают их и при этом чувствуют себя превосходно?

Тот ответил так:

—    Когда Мойше-рабейну в сердцах разбил скрижали, все бросились собирать осколки. Богачи захватили все крупные осколки, а на них было написано: “укради”, “убий”, “прелюбодействуй” — поэтому им все можно. А беднякам остались маленькие осколки: “не”, “не”, “не” — вот им все и запрещено.

На том свете

Жестянщик Рувим-Бер был большим шутником. Однажды он тяжело заболел и чуть не отправился на тот свет.

Когда он в первый раз после выздоровления пришел в синагогу, он стал убеждать собравшихся, что в самом деле вернулся с того света.

Его спросили:

— Рувим-Бер! А как там люди живут?

— А почти так же, как и на этом. Богатым хорошо, бедным плохо. Богатые сидят, как паны, в котлах, а бедняки рубят дрова и все подкладывают под те котлы.

Лучшие люди

Однажды в пятницу какой-то приезжий зашел к раввину и сказал:

—    Ребе! Я здесь чужой человек. Никого не знаю. У меня с собой немалые деньги, а ведь деньги нельзя держать при себе в субботу. Поэтому прошу вас, пусть мои деньги полежат у вас. Бог даст, после субботы я их у вас заберу.

Отвечает раввин:

—    Пойди и приведи сюда свидетелей — двух лучших людей нашего местечка.

Приезжий смутился:

—    Ребе! Я вам доверяю. Не нужно никаких свидетелей.

—    Нет, — говорит раввин, — я не приму твоих денег без свидетелей.

Делать нечего. Приводит приезжий двух лучших людей местечка и в их присутствии передает раввину деньги.

В воскресенье утром, когда приезжий пришел к раввину за деньгами, тот сказал:

—    Знать ничего не знаю и денег твоих не видал!

Побежал приезжий к двум почтенным свидетелям. Те пришли к раввину и говорят:

—    Знать ничего не знаем и денег не видали.

Растерялся приезжий. Стоит он, окаменев от горя и стыда, и не знает, что делать.

Когда свидетели ушли, раввин вынул из комода деньги и протянул их приезжему.

Удивился и обрадовался приезжий:

—    Ребе! Зачем вам все это понадобилось?

—    Видишь ли, сын мой, — ответил раввин, — я хотел показать тебе, каковы у нас в местечке лучшие люди.

Поговорил с Богом

Синагога. Сумеречный зимний вечер. Сидят у печи евреи. Ораторствует один бедняк:

—    Беседовал я сегодня во сне с Богом. Говорю Ему: Ребейну шел ойлм! Тысяча лет у Тебя как один день, и тысяча рублей у Тебя как один рубль. Что мешает Тебе одолжить мне один рублишко?

—    И что же Бог тебе ответил на это?

—    А он ответил мне: “Подожди часок...”

Бедняк и Бог

Бедняк жаловался:

—    Вы говорите, что в Талмуде написано: “Все, что делает Господь, — к добру Он делает”, — а я говорю вам — неверно  это! Не к добру, а к худу.

Все начали его стыдить:

—    Не богохульствуй!

 Отвечает бедняк:

—    Могу доказать: вот дырка в ботинке — вода втекает туда,  дырка в бочке — вода вытекает оттуда.

Молитва богача и молитва бедняка

Богач и бедняк пришли в Иом Кипур в синагогу. Оба просили Бога о ниспослании им заработков.

Богач молился:

—    Боже милостивый! Все у меня есть: и красивый дом, и  красивая мебель. Об одном прошу — дохода не меньше двух тысяч рублей в год.

Услышал Бог молитву и распорядился:

—    Записать ему четыре тысячи рублей.

Бедняк молился:

—    Боже! У меня в доме пусто, мы с женой голодаем. Сделай так, чтоб я зарабатывал в неделю один рубль.

Бог распорядился:

—    Ничего не пишите. Такими мелочами я не занимаюсь.

Даже если он пробежится по домам, собирая милостыню, то уж как-нибудь соберет рублишко в неделю и без нашей помощи.

Сказка об одном неудачнике

Жил-был неудачник. Что бы он ни делал, за что бы ни принимался — ничего ему не удавалось. Начнет торговать холстом для саванов — люди перестают умирать, возьмется быть моэлом — женщины рожают только девочек. А был этот неудачник знатного рода, многие жалели его и хотели ему помочь, но как ни старались — ничего из этих стараний не получалось. Дело дошло до того, что не стало у неудачника хлеба, нечем детей кормить. Нищенствовать же ему тоже не пристало — он ведь был знатного рода: дедушка — знаменитый раввин, отец — известный по всей округе знаток Талмуда. Пробовали дать неудачнику денег — не берет, пробовали одалживать, чтобы начал он свое дело, — через месяц дело прогорало, деньги пропадали, и он оставался таким же бедняком, как и раньше. Тогда один человек предложил:

—    Дайте мне собранные для неудачника деньги. Я придумал, как их ему отдать.

Так и сделали. И пошел тот человек следом за неудачником. Шли они, шли, пока не дошли до моста. Увидел человек, что неудачник хочет перейти через узкий мост, забежал вперед и положил кошелек с деньгами посреди моста. Он рассчитывал, что неудачник наткнется на кошелек и поднимет его.

Положил кошелек и стал поодаль, наблюдает, что будет дальше.

А дальше было вот что. Подошел неудачник к мосту, остановился и подумал: “Сколько раз я проходил по этому мосту. Интересно, сумел бы я его перейти с закрытыми глазами? Дайка попробую”.

Сказано — сделано: закрыл неудачник-бедняк глаза и осторожно - осторожно перешел мост, а кошелька, конечно, не заметил.

Поднял тогда тот человек кошелек, махнул рукой на бедняка. Видно, Бог хочет, чтоб он был бедняком, решили люди, и тоже махнули на него рукой.

Так неудачник и остался бедняком.

Вопросом на вопрос

Спросили бедняка:

—    Что бы вы делали, если бы Бог дал вам богатство Ротшильда?

—    На этот вопрос, — сказал он, — я отвечу вам более сложным вопросом: а что бы делал Ротшильд, если бы Бог дал ему мою бедняцкую долю?

Черт их знает, богачей!

Бедняк увидел однажды, как богач ест яичницу, и пристал к жене, чтобы она тоже приготовила ему яичницу.

—    Откуда я возьму тебе яичницу, — возразила жена, — нет яиц — не будет яичницы!

—    А ты возьми вместо яиц немного муки.

—    Ну, а жир? Жир где ты возьмешь?

—    Подумаешь, жир, — настаивал муж. — Вместо жира нальешь немного воды.

Приготовила жена блюдо и подала на стол.

Муж попробовал, скривился, опять попробовал и плюнул:

—    Черт их знает, этих богачей, с их кушаньями! И что им нравится в этой гадости?

Пожертвование

—    Уважаемая госпожа! Пожертвуйте сколько-нибудь для несчастной вдовы и ее пятерых детей. Если она сегодня, не дай Бог, не внесет хозяину квартиры восемь рублей долгу за прошлый год, он ее вышвырнет на улицу.

—    Вы собираете для нее? А кто вы ей?

—    Я? Я ее квартирохозяин.

Кто хитрее

Некто умер и оставил свое состояние трем друзьям: раввину, купцу и банкиру. В завещании он сделал странное распоряжение: пусть на его похоронах каждый из наследников опустит в могилу сто рублей.

Ничего не поделаешь. И вот в момент погребения раввин вынул из кошелька сто рублей наличными и опустил в могилу. Купец написал вексель: “Подателю сего обязуюсь выдать сто рублей", подписал и бросил в могилу. А банкир написал вексель на триста рублей и взял сдачу: сто рублей наличными и вексель купца.

Богач на веранде

Один местечковый еврей по имени Беня приехал однажды в большой город. А перед отъездом вспомнил, что здесь живет теперь его земляк, бывший лавочник Герш, сын меламеда Меира (в местечке его звали Герш Меирс), который лет десять тому назад переехал в город и, по слухам, стал миллионером.

“Дай, — думает Беня, — зайду к нему, посмотрю, как живут миллионеры”.

Входит он в дом земляка и говорит:

—    Добрый день вам, реб Герш!

А земляк отвечает, поморщившись:

—    Никак вы, невежественные провинциалы, не научитесь разговаривать по-культурному. Разве вы не знаете, что я уже давно не Герш, а Григорий Миронович?

—    Как же ваше здоровье, Григорий Миронович?

—    Слава Богу, — отвечает богач, — живется мне неплохо. Весь этот дом мой, не заложен. Утром, только я проснусь, моя единственная дочь Рашель, вы ее, верно, помните, приносит мне стакан кофе. Я привык пить свой утренний кофе только из ее рук. За кофе я просматриваю корреспонденцию, которую мне доставили сверху — там моя контора. После завтрака и чтения писем иду и ложусь отдохнуть на веранде. После этого поднимаюсь в свою контору, отдаю необходимые распоряжения. Потом я спускаюсь к себе и снова на полчасика ложусь отдохнуть на веранде. Тут наступает обеденное время. Я закусываю чем Бог послал, а уж после обеда сам Бог велел отдыхать, и я снова ложусь на полчаса на веранде. Потом опять — в контору, а там выезжаю в город, иногда по делу, иногда на прогулку. Вечером я пью чай — и опять на полчасика ложусь на веранде. Так каждый день.

Наш Беня слушал внимательно и, глядя на богатое убранство, на дорогой халат хозяина, только губами причмокивал от восхищения.

Когда Беня вернулся из большого города и пришел в пятницу в бес-медреш, его окружили со всех сторон, расспрашивают о чудесах большого города. Кто-то спросил:

—    А не привелось ли вам видеть там нашего Герша Меирса?

—    Как же, видел. Даже был у него дома. Миллионер. Чистый миллионер. Но... почти не еврей.

Все удивились:

—    Как, наш Герш Меирс — почти не еврей?

—    Именно, — отвечает Беня. — И он, и все его домашние. Сам он уже не Герш, а Григорий, да еще Миронович. Дочка его уже не Рохеле, а Рашель, и даже благочестивая и богобоязненная жена его Брайна теперь уже не Брайна, а Веранда... тьфу на их голову!