Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Истории о Иосле Маршалике

Истории о Иосле Маршалике

Философская бочка

Однажды завязалась оживленная беседа на философскую тему — что важнее, внешние признаки предмета или внутренние? Раввин и крупные знатоки каббалы изощрялись в доказательствах, каждый глубокомысленно отстаивал свою точку зрения, ссылаясь на слова того или иного талмудиста.

Маршалик только посмеивался, слушая этот ученый спор, и каждому из спорящих задавал только один вопрос:

—    А скажите, вы-то сами, лично испытали на себе разницу между внешними и внутренними признаками?

Каждый вынужден был со смущением признать, что не испытал, но в книгах, мол, все написано.

—    Пустяки, — сказал Иосл, — все, что написано в книгах, — ничто перед опытом. А я вам говорю из личного опыта, что верить надо только внутренним признакам, тем, которые испытываешь внутренним своим ощущением.

Все оживились, зная, что у И осла Маршалика, наверное, припасена на этот счет остроумная шутка.

—    Объясните, реб Иосл, что вы имеете в виду?

—    А вот что. Расскажу вам о том, что случилось со мной в прошлом году. Ехал я зимой в одно местечко. Была жестокая стужа. В санях стояла бочка водки. Я к ней привалился, думаю, может, согреюсь. Куда там! Я обнял бочку, лег около нее, прижался к  ней. Ничего не помогает. Вот вам внешние признаки. Прибыли мы в корчму. Корчмарь принял бочку, открыл ее, налил мне рюмочку-другую, у меня сразу потеплело на душе, посветлело в глазах — вот вам внутренние признаки. Так вот, я спрашиваю вас — что важнее? Разве не внутренние признаки, а?

Он разжевал ответ

Один богатый купец как-то прилюдно спросил Иосла Маршалика, почему тот, против обыкновения, тих и задумчив.

—    Я сейчас бьюсь над очень сложным вопросом и никак не найду на него ответа, — сказал Иосл.

—    А ну-ка, скажи мне, может, я найду ответ, — сказал купец.

—    Извольте, реб Арн, скажите мне, пожалуйста, что делать, когда семье не на что пообедать?

Тщеславный купец понял, на что намекает Иосл, и дал ему несколько грошей.

Через неделю Иосл зашел к купцу с тем же вопросом. Купец рассердился:

—    Я ведь тебе уже дал ответ на этот вопрос, чего же ты опять ко мне пришел?

—    Видите-ли, реб Арн, я пришел тогда с вашим ответом домой, чтоб его разжевать, и вскоре у меня ничего от него не осталось. Вот я и пришел за новым ответом.

Маршалик и парнес

Местный парнес однажды рассердился на Иосла Маршалика за довольно соленую остроту в свой адрес и в сердцах побил его палкой. Потом подумал: не стоит иметь своим врагом Маршалика. Послал за ним, извинился и подарил ему свою нарядную, шелковую, почти новую капоту. И вот в субботу Иосл Маршалик пошел в синагогу в новой капоте. Тут подошел к нему приказчик парнеса и говорит:

—    Зачем тебе такая дорогая капота? Продай ее мне.

—    Почему бы нет? Я с тебя возьму ровно столько, во сколько она мне обошлась.

—    По рукам, — сказал довольный приказчик.

Тут Иосл схватил палку и начал дубасить приказчика. Тот еле спасся, прибежал к парнесу и говорит, что Иосл Маршалик ни с того ни с сего избил его палкой.

Рассерженный парнес потребовал к себе Иосла:

—    Где это ты набрался такой наглости: ни за что ни про что избил моего приказчика!

—    Ничего подобного, — ответил Иосл, — я и не думал его избивать. Это я продал ему свою капоту по цене, которую сам уплатил.

И напомнил о побоях и подаренной капоте.

Парнес рассмеялся, но все же был недоволен самоуправством Маршалика: тем, что тот осмелился избить его приказчика. Подумал и вынес такое решение: Иосл должен немедленно отдать приказчику капоту.

Иосл Маршалик вышел из себя.

—    Боже Правый! — возвел он глаза к небу. — Где это видано, где это слыхано — такой грабеж, такая несправедливость?!

—    А в чем же несправедливость? — удивился парнес.

—    Реб парнес! Моей бедной спине ваша капота обошлась в тридцать горячих палочных ударов. А ваш приказчик получил только пять холодных. Пусть уж он получит и остальные двадцать пять. Согласитесь: я бедный человек и не хочу остаться в убытке.

Дорогие гости

Иосл Маршалик приехал из местечка в город, в котором его мало кто знал, остановился в заезде и предупредил хозяина, известного скрягу, который никому еще в жизни добра не сделал, чтобы тот приготовился к встрече дорогих гостей. Хозяин обрадовался и велел готовить роскошный обед.

Вскоре приехали “гости”: жена, теща и дети Маршалика. Без долгих уговоров они стали уничтожать все приготовленное хозяином. После обеда хозяин подал им счет, но они сослались на Иосла, а тот сказал хозяину:

—    Моя семья у вас никогда еще не бывала, поэтому они все ваши гости. Где же мне уплатить за такой обед? Я человек бедный.

Хозяин вышел из себя и стал поносить  Иосла последними словами. Тогда Маршалик похлопал разошедшегося хозяина по плечу и говорит:

—    Реб еврей! Вы меня не знаете. Я люблю шутить. А ну-ка, приготовьте нам две лучшие комнаты, а завтра вы убедитесь в том, что мы действительно дорогие гости.

С этими словами Иосл открыл сундучок, вынул оттуда мешочек и, подавая жене, сказал:

—    Вот тебе, жена, мешочек с червонцами, которые я получил от пана помещика, спрячь золото под подушку.

Жена посмотрела на него с недоумением, но Иосл подмигнул и тряхнул мешочком.

Тут же им были отведены комнаты, а хозяин стал любезен и притворно услужлив.

Ночью хозяин потихоньку забрался в комнату жены Иосла и выкрал из-под подушки мешочек с червонцами.

Наутро Маршалик поднял крик, созвал людей, пригласил раввина и стал требовать, чтобы хозяин вернул деньги. Хозяин стал все отрицать, но Иосл показал собравшимся пролитый около кровати жены мед. Когда осмотрели шлепанцы хозяина, они оказались выпачканы в меду. Оказывается, Иосл предусмотрительно вылил мед у постели жены. Тут хозяин заезда вынужден был во всем признаться и принес мешочек. Но, увы, в мешочке оказались черепки от разбитых тарелок, а Иосл стал кричать, что у него там было триста рублей. Пришлось хозяину дать Иослу пятьдесят рублей деньгами, а на остальные двести пятьдесят рублей — вексель.

Уезжая, Иосл сказал хозяину:

— Ну что, не сказал ли я вам вчера правду, что к вам едут дорогие гости?