Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Дар Элиягу а-нави

Дар Элиягу а-нави

Ночью сгорел большой универсальный магазин Дани, через неделю партия товара из Китая оказалась негодной. Потом срочно пришлось выплачивать по обычным кредитам и в кассе не осталось денег.

Через полгода Дани совсем разорился. И семья переехала жить в летний домик на окраине еврейского поселка.

Не в силах выдержать страдания жены и детей, оказавшихся в ужасной нищете, ранним утром Дани оставил их и пошел искать какой-нибудь заработок.

Идет он по дороге, видит, - сидит человек на камне и горько плачет. Остановился, подумал немного, сел рядом. Положил руку на плечо:

-    Что за горе, уважаемый? Что случилось?

-    Горе, еще какое горе, - посмотрел он на Дани, - так и надо мне, дураку! Скажу тебе, добрый еврей, что по глупости своей я потерял все хорошее, что было в моей жизни. Отец мой, зихроно ливраха, большой праведник был, талмид-хахам. Он учил меня Торе и Дэрех Эрец, но я любил веселье, вино и вольную жизнь. А когда меня женили на замечательной девушке из благородной семьи, больше месяца дома не усидел. Сначала довел до могилы мать, потом отца. Проиграл и прогулял дом, все вещи из дома, даже старые отцовские книги. Но сегодня ночью ударило мне в голову, что же я наделал?! Жена болеет, двое нищих детей, еды в доме нет. Все потерял я в этом мире, и себя потерял.

Пока говорили, подошел еще один еврей. Черная халифа на нем, черная шляпа, пейсы, борода, видно, б-гобоязненный человек, хасид.

Поприветствовал и спрашивает, что за горе у них. Рассказали, сначала один, потом другой. Покачал хасид головой:

- Бедность - не такая уж страшная беда. Сегодня беден - завтра разбогатеешь. Имя мое Аврум, так у меня не просто беда, а несчастье. Злая жена. Три года я женат, но не помню ни одного дня, чтобы жена не проклинала меня, моих родных, друзей, соседей, всех, кто попадется на ее язык. Позорит меня дома и на людях, словно ножом режет. Давно бы повесился, если бы не был евреем. Каждый час жизни для меня хуже смерти...

Посидели, погоревали, решили идти вместе. Идут, идут, село на пути. Разделились и стали стучать в двери, может, хлеб дадут, может, денег. Всё село прошли, ничего не получили. Совсем ничего. Вышли на дорогу, голодные, жажда одолевает. Сели под дерево, стали плакать и молиться, каждый, как может, просит о милосердии у Небес.

Вдруг появился на дороге старик, подошел, поздоровался. Сел рядом, спрашивает:

-    Что за беда, что горюете?

Чем этот бедный старик поможет? Буркнули что-то и отвернулись. Но слово за словом, каждый рассказал ему о своем горе. Покачал старик головой и говорит:

-    Помогу, помогу вам...

-    Тебе, Дани, я дам эту серебряную монету, спрячь ее в шкаф, от нее разбогатеешь. Только не будь жадным и не трать деньги во зло. Или же приду и все отберу. И держи это в тайне, даже от жены.

Обрадовался Дани, дал слово тратить деньги только на добрые дела, спрятал монету в руке и побежал домой.

Повернулся старик к непутевому сыну талмид-хахама и говорит:

-    Ты можешь вернуться к праведной жизни. Вот тебе книга, положи ее в шкаф, где лежали отцовские книги. Учи Тору, в этом твое спасение. Душу свою исправляй, а душу своего праведного отца поддерживай учением. Всевышний сотворит для тебя чудо, и станешь ты богат. Только служи Ему всем сердцем. И никому не рассказывай о нашей встрече.

־ Да, да!

Обрадовался непутевый сын, бережно взял книгу, поцеловал ее и понес домой.

Стоит Аврум, слушает, молчит. Старик положил руку на плечо хасида и говорит:

-    Не в моей власти исправлять проклятия, но вот тебе это маленькое серебряное колечко, повесь его напротив мезузы, у входа в дом, и тут же сгинет нечистый дух, злой дух, поселившийся у вас.

Подойди к жене, скажи ей ласковое слово. Мир и добро будут в вашем доме, если окажешь жене почет и уважение.

Взял Аврум колечко, смотрит, читает, что на нем выгравировано.

Хотел поблагодарить старика, поднял глаза, а благодарить некого. Исчез тот так же внезапно, как появился.

Что обещал старик, то и вышло.

Прибежал Дани домой, втайне от жены спрятал монету в своем шкафу, утром открыл, а там полно денег.

И так каждое утро. Стал он богатым и очень жадным, поэтому построил за городом дворец и высокий забор вокруг, охрану поставил, что-бы не беспокоили бедные. Забыл, что обещал, получая монету.

Сын талмид-хахама оказался не лучше. Он тоже разбогател. Купил виноградники и сады, построил огромный дом, нанял множество слуг и каждый день стал устраивать застолья с вином и женщинами плохого поведения. Забыл он свое обещание учить Тору.

А хасид, б-гобоязненный еврей, вернулся домой и повесил кольцо напротив мезузы. С женой он теперь говорит ласково, нежно. Жена его -заботливая, добрая. Мир в доме его и согласие, как и обещал тот старик.

Весь день хасид учит Тору, нет времени заниматься торговлей или другим заработком. Поэтому живут они скромно, но помогают бед-ным, каждого поддержат, кого деньгами, а кого мудрым советом.

Прошло два года. Сидит как-то богач Дани в своем дворце, за высоким забором, с тройной охраной, как: вдруг появился перед ним тот самый старик, который дал ему чудесную монету.

А был это, как вы, наверное, понимаете, Элиягу а-нави, захур латов.

Страх напал на Дани, вскочил он с места, но подойти не может, ноги к полу приросли, а язык -  к зубам.

-    Не научили тебя ничему прежние беды, - гово-рит Элиягу а-нави, - не заслуживаешь ты богатства.

Отобрал монету, богатства лишил и исчез.

Когда Элиягу а-нави появился перед непутевым сыном талмид-хахама, тот дремал в кресле посреди роскошного сада. Отдыхал от ночного пира, голова болела, и живот болел после крепкого вина и жирного мяса.

-    Учишь ли ты Тору? - Спросил Элиягу а-нави,

-    Нет? Так и богатство не заслуживаешь. Немедленно возврати книгу.

И забрал. Ни просьбы, ни мольба, ни обещания исправиться не помогли.

Открыл Элиягу а-нави дверь в дом Аврума. Жена решила, что нищий человек пришел. Приветливо встретила его, провела к столу, стала угощать. Между тем муж вернулся из иешивы, увидел старика, не знает, как благодарить за чудесный подарок, за мир в доме.

А Элиягу а-нави говорит ему:

-    За то, что не оставил Тору в пору страданий своих и в бедности своей помогал тем, кто бедней тебя, заслужил ты чудесную монету и святую книгу, пользуйся ими на здоровье.

Так оно и было. Теперь Аврум мог больше времени отдавать изучению Торы. Бет-мидраш открыл, сирот Торе учил, бедных поддерживал. Все знали - это не только богатый еврей, но и великий праведник и мудрец.

И вам Всевышний уделит от мудрости Торы, здоровья и богатства. Амен.

hалаха

Шаммай говорил: “Изучение Торы должно быть главным твоим занятием. Говори мало, но делай много. Будь приветлив со всяким” (Пиркей Авот, 1:15).

Рабби Эльазар говорил: “Усердно изучай Тору. Знай, что ответить вероотступнику. Знай, перед кем трудишься, ибо надежен хозяин, оплатит твой труд” (Пиркей Авот, 2:19).

Каждый еврей обязан изучать Тору. Освобождены от этой мицвы только рабы, маленькие дети и женщины. Для женщин это — зман грама, т.е. они не могут тратить на ежедневные занятия Торой время, необходимое им для ухода за детьми и для домашних забот.

Мужчины, богатые и бедные, даже нищие, обязаны изучать Тору, как в юности, так и в глубокой старости, до самой смерти.

Маленьких детей должен обучать отец. Если он сам не может, то нанимает учителя. Отец обязан обучать не только своих детей, но и детей своих детей. Более того, пишет Рамбам (Законы изучения Торы, 1:2), каждый праведный еврей обязан обучать не только своих, но и чужих детей или же содействовать их обучению. У мудрого еврея должны быть ученики.

Начинаем обучать детей грамоте с того возраста, когда они в состоянии отличать одну букву от другой и повторять за нами “Шма, Исраэл6”.

С пяти лет обучаем Письменной Торе, в десять — Мишне, в тринадцать — заповедям, в пятнадцать лет — Талмуду (Пиркей Авот, 5:25).

Время учебы, как пишет Рамбам, следует разделить на три части. Первую посвящаем Письменной Торе, вторую — Устной, а третью — Мусару (этике), исследованиям современных авторов, еврейской истории и языку Торы.

Какой бы деятельностью не занимался бы человек, физической или умственной работой, хотя бы час в сутки он должен выделить для Торы. Лучше всего, если есть возможность посещать уроки раввина или заниматься с товарищем в хавруте.

Для учебы следует установить определенное время днем и ночью. Однако Письменную Тору нельзя изучать с момента выхода звезд до полуночи. Изучать Тору следует в чистом помещении. Во время урока нельзя есть, но можно пить.