Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Должник

Должник

Снова вспомним гаона, рабену, рабби Иошуа Эошиля, и расскажем о его ученике, рабби Тувье.

Рабби Тувья был уже не молод. Много лет он просидел в иешиве и превзошел всех своими знаниями, и... своей бедностью.

Была у него дочь, взрослая девушка, двадцати двух лет. Сердце отца болело о ней, давно пора замуж, да где деньги взять на свадьбу, если нет возможности купить даже приличную одежду.

Пришел он к рабби Иошуа за советом: “Что делать? Хорошие ребята, ученики иешивы, сватают дочку и уходят, увидев нашу нищету”.

Сказал рав: “Садись, подсчитаем, сколько денег надо для свадьбы”. Вышло триста рублей. Взял рав Иошуа лист бумаги и написал письмо одному богатому еврею в большой город на Украине:

“Уважаемый господин Ашер, я посылаю к тебе талмид-хахама, нашего любимого рабби Тувью. Он очень беден и нуждается в помощи, чтобы выдать замуж свою взрослую дочь. Прошу, выдай ему триста рублей в соответствии с твоим долгом. Ашем, благословен Он, даст вдвойне удачу в твоих делах. Твой добрый друг, который ждет от тебя доброго ответа, рав Авраам Иошуа Эошиль”.

Вложил письмо в конверт и вручил бедному отцу.

Рабби Тувья сразу же отправился в путь. Без денег и без еды. Пока добрался до места, измучился. Однако его согревала надежда, что по слову рава он получит деньги и устроит жизнь дочери. Нашел дом богача, к которому послал его рабби Иошуа, и вручил письмо.

Богач прочитал письмо, посмотрел на рабби Тувью удивленно и спросил:

-    Какие счеты есть у меня с твоим равом?

Подумал немного и закричал в гневе:

-    Я не знаю этого рава! Какая дерзость требовать от меня деньги, да еще такую большую сумму - в триста рублей! Как будто он компаньон в моем деле, как будто мы вместе зарабатывали то, что у меня есть.

Помолчал немного и говорит с насмешкой:

-    Слушай, рабби еврей, я не знаю твоего рава. Но мне жалко тебя, ты ведь все-таки еврей, старик, приехал издалека. Не отпущу тебя с пустыми рука-ми, возьми пять рублей и уходи.

-    Прости меня, господин, - отвечает рабби Тувья, - я не прошу подаяния, верни письмо и уйду. Наверное, я ошибся, пришел не по адресу.

-    Письмо это ко мне, - говорит богач, - адрес мой, имя и фамилия мои. Во всем городе нет другого человека с такой фамилией, письмо именно ко мне.

-    Если всё верно, то давай триста рублей или верни письмо.

-    Какой ты упрямый еврей, рабби. Бери десять рублей и иди.

-    Я не упрямый. Я не прошу милостыню. Давай деньги или верни письмо.

-    Хотя я не знаю твоего рава, и имя его никогда не слышал, - разозлился богач, - только ради того, что подписано раввином, даю тебе пятнадцать рублей! Никогда я не подавал нищим такие деньги.

-    Я не хочу милостыню, верни письмо.

Протянул богач двадцать рублей, но рабби Тувья отказался их взять. Тогда в гневе богач бросил письмо на пол и выскочил из комнаты. Рабби Тувья опустил голову, наклонился, взял письмо и отправился домой.

Дома он с грустью поведал раву Иошуа о своей неудаче.

-    Не расстраивайся, - сказал рав, - помощь придет с другой стороны.

Сел и написал новое письмо, другому еврею, который занимался сбором и продажей ме-таллолома:

“Иссахар, брат мой! Помоги нашему любимому рабби Тувье, выдать замуж взрослую дочь. Дай ему триста рублей. Ашем, благословенно Имя Его, многократно вознаградит тебя. Благословляет тебя рав Авраам Иошуа Эошиль”.

Село, где жил этот еврей, было недалеко, и рабби Тувья еще до полудня стоял у порога бедного дома.

Прочитал Иссахар письмо, задумался на мгновение, никогда не слышал имя рава Иошуа. Позвал жену и дал ей почитать письмо.

Жена, очень богобоязненная женщина, сказала, что рассуждать некогда, хотя мы и не знаем рава Иошуа, нужно срочно исполнить просьбу этого святого человека. И послала мужа продать их магазин.

В тот же день Иссахар принес двести рублей за проданный магазин металлолома. Не хватало ста рублей.

“Продай дом, - сказала жена, - только подушку и одеяло оставь”. Выручили еще пятьдесят рублей, итого - двести пятьдесят.

Где взять остальные? Пошел к своим должни-кам, обошел всех и собрал еще двадцать рублей. Теперь не хватает тридцати.

Послал шамаша собрать общину в синагогу. Когда евреи расселись по местам, Иссахар прочитал вслух письмо и сказал: “Братья мои, я продал магазин, продал дом и все, что было в доме, теперь у меня ничего нет. А до суммы, указанной в письме рава Иошуа, не хватает тридцати рублей. Помогите выполнить заповедь святого рабби!”.

Тут же люди стали вносить деньги. А Тувья смотрит, слушает, удивляется - к какому чело-веку послал его рав! Это, наверное, малах, ангел Ашема...

Вернулся домой. Сыграли хорошую свадьбу, а Кидушин сделал рав Иошуа.

Во всех еврейских поселениях области говорили только об Иссахаре. Не каждый способен так беззаветно выполнять заповеди. Хотя многие считают себя праведниками. Понесли евреи Иссахару цэдаку, каждый, кто сколько мог, помогли выкупить дом. Вместо маленькой лавки, где он продавал старое железо, построили большой хозяйственный магазин.

Пошло дело. Через два месяца разбогател он на радость своей общины. Каждый чувствовал, что немного причастен к этому. Говорили люди, что заслужил Иссахар богатство за доброе сердце и за веру в слово рабби. Добрым людям Б-г дает, чтобы помогали другим.

А богач Ашер, который бросил письмо рава на пол? В течение двух месяцев обанкротился и стал нищим. “Рав, наверное, проклял меня, - подумал он, - поеду просить прощения, а если не простит, подам на него в суд”. Приехал, пришел в иешиву и попросил шамаша провести его к раву рабби Аврааму Иошуа Эошилю. Однако ему было отказано.

-    Нет у меня с ним никаких дел, - сказал рав, - если хочет, пусть завтра обратится в бет-дин, на суде я отвечу.

Сколько ни плакал, сколько ни упрашивал Ашер, не пустили к раву. На следующий день пошел в бет-дин.

На суде рассказал все, как было. Что он не знаком с уважаемым равом Иошуа. Что рав послал к нему человека с письмом, что рав просил дать триста рублей в счет долга, как будто они - компаньоны и совместно заработали богатство. Но он никогда никаких дел с равом не вел.

-    Удивительно мне это, - сказал Ашер, - пусть уважаемый рав объяснит, что я ему должен? Я обанкротился и стал нищим с того дня, как не дал денег его ученику. Во всяком случае, пусть рав простит меня, и чтобы все стало, как прежде, пусть рав вернет мое богатство.

Спрашивает глава Суда у святого рабби:

-    Что ты сделал ему? Почему написал такое письмо, как будто вы компаньоны? Если бы попросил в подарок эти триста рублей, может быть, он и не отказал.

Отвечает рабби а-кадош:

-    Слушайте, братья мои! Как известно, человеку перед рождением определяют быть умным или глупым, сильным или слабым, богатым или бедным... Всё это, всё - от Б-га, кроме страха перед Б-гом.

Мне перед рождением Небеса определили быть богатым. Но я сказал - не хочу богатства, хочу посвятить жизнь Учению.

И по моей просьбе мою часть отдали тому, кто был рядом в тот момент, судьба которого решалась одновременно с моей судьбой, этому еврею, Ашеру.

Когда появилась нужда в деньгах, я попросил его дать немного из моей части талмид-хахаму, рабби Тувье. Но он, разбогатевший благодаря мне, не выполнил свой долг, и я отдал свою часть богатства другому, бедному, но праведному еврею, торговавшему металлоломом.

Услышал Ашер эти слова, закричал, заплакал, стал взывать к милосердию. Видит рав, что и судьи жалеют этого человека, говорит:

-    Не пропадет! Каждый день будет получать одну монету.

Приняли Ашера рабочим на фабрику, где каждый день давали ему одну монету.

А Иссахар разбогател, и был рад, что может отделять от своего богатства синагогам, иешивам и всем нуждающимся евреям, приходившим к нему за помощью.

hалаха

“Судей и судебных исполнителей поставь себе...” (Дэварим, 16:18). Заповедь Торы создавать суды там, где живут евреи.

Для разрешения претензий, связанных с нанесением ущерба человеку или его имуществу, и для выдачи раввинского диплома достаточно трех судей. Но когда решается человеческая жизнь, необходим суд не менее чем из двадцати трех человек.

Особо важные дела решает Санэдрин, семьдесят судей-мудрецов и Глава Суда.

Судей еврейского суда, Тора называет “элоким ”. Это слово означает так же имя Творца.

Суд, соответствующий законам Торы, подобен Небесному Суду. Небеса утверждают решение еврейского Суда.

Два еврея, которые не могут самостоятельно разрешить возникший между ними спор, должны обратиться в бет-дин, еврейский суд.

Запрещено решать споры между евреями в нееврейском суде.

Запрещено решать споры между евреями в суде, где судьи — евреи-выкресты, перешедшие в другое вероисповедание или еретики-апикорэсы. Решения такого суда недействительны. Даже, если один из спорящих не соблюдает еврейские законы, сначала следует обратиться в еврейский суд.

Еврея, отказывающегося явиться в бет-дин, судьи могут приговорить к наказанию плеткой.

Еврей, подающий жалобу в нееврейский суд даже на еврея, который не соблюдает законов Торы, заслуживает самого серьезного наказания.

Еврейский суд обязан руководствоваться только законами Торы. И решение этого суда обязательно, как обязательны законы Торы. Даже если приговор еврейского суда кажется нам суровым, мы обязаны принимать его с благословением.

Как за добро, так и за зло (вернее, то, что мы воспринимаем для себя, как несчастье), следует благословлять Всевышнего (Мишна, Бэрахот, 9:3).

В таком случае мы говорим: “Барух Даян а-эмет” — “Благословен праведный Судья”. И не просим отменить того, что уже свершилось. Награда и наказание — инструменты в руках Б-га, которыми Он исправляет наши души. Нередко событие, воспринимаемое нами, как несчастье, меняет нашу жизнь к лучшему.