Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Адмор

Адмор

В давние времена был в Галиции адмор, рав большой и богатой еврейской общины, святой человек, которого боялись и уважали даже гои.

В те времена ездить по дорогам Европы было опасно. Солдаты, сопровождавшие государственных чиновников и почту, постоянно подвергались нападениям разбойников. А евреи редко ездили из одного места в другое.

Только адмор никого не боялся. Он ездил, как король, в карете, отделанной золотом и серебром. В карету запрягали четыре пары породистых коней, покрытых шелковыми и парчовыми попо-нами, отделанными серебром. А сам адмор был одет как еврей.

Как-то приехал в город издалека богатый еврейский купец, увидел проезжавшего в карете старца и удивился: не было еще такого, чтобы евреи ездили в королевских каретах, запряженных восьмеркой лошадей.

Спросил у друзей, и объяснили ему, что старец этот - рабби, святой человек, который творит чудеса, есть на нем руах а-кодеш - Б-жественный дух. Когда смотрит на лоб человека, то читает его мысли и видит всю его жизнь. Есть у рабби иешива, в которой учатся двести учеников, и есть общежитие, где они живут. Евреи всей округи охотно жертвуют ему деньги.

Еще больше удивился купец:

-    Почему рабби транжирит еврейские деньги на пустую роскошь? Я богатый человек, - сказал купец, - есть у меня ткацкая фабрика, где трудятся сто тридцать евреев, я веду большую торговлю с разными странами. Слава Ашему, ни в чем не нуждаюсь. Тем не менее, берегу каждую копейку. Почему берегу? Чтобы ответить Небесному Суду, когда призовут к ответу, на что я потратил данное мне Ашемом.

Пока говорили, мимо них опять проехала карета адмора. Сказали купцу:

-    Иди, задай свой вопрос ему. Не стесняйся, он очень приветливый и скромный, наш рабби, он даст бэраху - благословение - тебе и твоей семье на парнасу.

Тут же отправился купец к дому адмора. Действительно, рабби был очень приветлив, усадил напротив и стал расспрашивать - откуда прибыл, с какой целью, учил ли Тору. Купец отвечал, что да, учил Тору, а приехал по торговым делам из Германии. Посмотрел рабби на него внимательно и говорит:

-    В то время, когда в Ирушалаиме стоял Храм, во дворе, вокруг жертвенника, были вбиты столбы с кольцами, к которым привязывали жертвенных животных. Там же были мраморные столы для разделки туш и железные перекладины для развешивания шкур. Однако не забудь, что там же была золотая Менора, золотые столы для хлеба и золотой Арон а-Кодеш, Ковчег Завета, с золотыми кэрувами на золотой крышке и со Скрижалями внутри. Каждый из народа Израиля нес в Храм золото, серебро, драгоценные камни. Бецалель, сын Ури, внук Хура был наделен даром Б-жьим, мудростью, знанием и умением. Он изготавливал из них святые предметы для Храма.

-    Написано в Торе, в главе «Ръэ», что Бецалель “думал обдумывая”. Что этим сказано? Мы читаем, что он прекрасно знал, как следует изготавливать священные предметы Храма, над чем же он размышлял? Скажи мне, дорогой.

Не знал купец, что ответить.

-    Не знаешь? Я объясню тебе. Бецалель брал в руки золото и серебро и видел особым зрением тех, кто принес пожертвования. Особым слухом он слышал спор между мужем и женой, что муж не хотел нести, а жена заставляла. Или наоборот. Он видел, что кто-то приносил от чистого сердца, а кто-то - чтобы не отличаться от других.

То, что было пожертвовано во Имя Небес, пошло на изготовление Меноры, Ковчега Завета, хлебных столов и других святых предметов Храма. А что не во Имя Небес, то пошло на кольца, к которым привязывали жертвенный скот и на подножия столбов вокруг Храма.

Когда мне приносят деньги, я высыпаю их на стол и смотрю - часть их нельзя использовать, нет в них святости, они пойдут на попоны для лошадей или на нужды кучера. А часть из них имеет особую святость, и я трачу их на иешиву, на питание моих учеников и на синагогу.

Слушает купец и удивляется:

- Я же ни о чем не спрашивал адмора, я же не говорил, с каким вопросом пришел к нему.

Встал и попросил у рабби прощения. И попросил благословить его.

hалаха

Всё, что служит возвышенному и святому, должно быть сделано из чистых побуждений и чистыми руками (Шэмот, “Тэрума”, 25:2). Так требовал Ашем. На изготовление святынь Храма использовали золото и серебро, освященное чистыми сердцами евреев.

Бет-кнессет и бет-мидраш заменяют нам Храм. Их строят и содержат на пожертвования евреев. Чем выше святость еврейского народа, тем больше у нас синагог и иешив.

В любом поселении или квартале, где есть миньян, следует выделить помещение для молитвы — бет-кнессет. Лучше, если это будет отдельный дом. Здание должно иметь двенадцать окон, обращенных на четыре стороны света. В любом случае, бет-кнессет должен иметь окна, хотя бы с восточной стороны.

Бима, возвышение для чтения Торы, устанавливают в центре зала, ближе к арон а-кодеш. Арон а-кодеш (шкаф для свитков Торы) и место для молитвы не располагают со стороны восхода солнца, как было принято у солнцепоклонников.

Помещение для женщин, эзрат нашим, должно иметь отдельный вход. Эзрат нашим отгораживают от общего зала, чтобы мужчинам не было видно лиц сидящих там женщин.

Запрещено развешивать в молитвенном зале любые фотографии и картины с изображением людей, даже портреты еврейских мудрецов.

В бет-кнессете и в бет-мидраше запрещено кричать. Запрещено играть на музыкальных инструментах или слушать электронные записи, танцевать, за исключением еврейских праздников: Симхат-Тора, брит мила, внесение нового свитка Торы и, тому подобное.

В бет-кнессете и в бет-мидраше запрещено говорить о политике или о финансовых проблемах. Запрещено читать светские газеты и светские нееврейские книги.

Запрещены собрания, концерты, встречи, лекции, разговоры и все дела, не связанные с изучением и исполнением законов Торы и еврейских традиций.

В бет-кнессете и в бет-мидраше запрещено есть и пить спиртные напитки, если это не исполнение мицвы. В бет-мидраше можно кушать ученикам и учителям Торы.

Запрещено спать в помещении, где есть свиток Торы. В помещении, где есть свиток Торы, запрещено сидеть, развалившись, и закидывать ногу за ногу. Запрещено курить.

В бет-кнессете и в бет-мидраше запрещено делать шэхиту — резать животных и птиц.

В бет-кнессете и в бет-мидраше, в особых случаях, можно продавать книги и предметы, имеющие святость Торы.

Особую бэраху получает отец мальчика, которому делают брит мила в бет-кнессете или в бет-мидраше.

Кэдуша — святость — есть в каждой синагоге и каждом бет-мидраше, где евреи молятся и изучают Тору.

Но единственное святое место на земле, где мы можем почувствовать Шэхину — присутствие Всевышнего, как когда-то в Храме (Да будет он отстроен в наши дни!), это Котель Маарави, Западная Стена Храма, Стена Плача. Сказали Учителя: “Никогда не покинет Шэхина Котель Маарави”.

Две тысячи лет изливают евреи свои молитвы и свои слезы перед этой Стеной.

Стена Плача находится в тесной близости с Кодеш Кодашим, Святая Святых, где соединялись материальный и духовный миры. Вход туда был разрешен только Главному коэну, раз в году, в Йом Кипур, когда он был в состоянии ритуальной чистоты. Если физическая и духовная чистота были неполными, коэн, входя в Кодеш Кодашим, погибал. Поэтому нам запрещено подниматься на Храмовую Гору, где временно находятся две мусульманские мечети.

По велению Ашема мусульмане охраняют нас от случайного нарушения закона Торы, запрещающего еврею находиться в этом месте в состоянии ритуальной нечистоты.

Запрещено подходить к Стене с непокрытой головой и в неподобающей одежде. На территорию у Стены Плача распространяются все запреты для бет-кнессета, изложенные выше.