Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Кровавый навет

Кровавый навет

Однажды, перед праздником Пурим, Рабби Исраэль бен Сара, зихроно цадик ливраха, приехал в Вильно и остановился в богатой еврейской гостинице, у въезда в город.

Хозяин гостиницы, б-гобоязннный еврей, сразу понял, что это святой человек и талмид-хахам. Оказал ему почет, провел его в лучший номер, и сам стал ему прислуживать.

На следующее утро, после молитвы, рабби Исраэль вызвал хозяина и говорит:

-    Иди к великому князю и скажи, что твой гость, старый рабби Исраэль бен Сара просит его немедленно прийти в гостиницу.

Хозяин гостиницы застыл в изумлении и ответил, заикаясь:

-    Рабби! Прости меня, святой рабби, я не могу выполнить твое поручение. Во-первых, солдаты на улице, ведущей к дворцу, не подпустят меня к дворцу князя, схватят, как только увидят. Известно, что любого еврея, оказавшегося на этой улице, казнят без суда и следствия. Во-вторых, князь ненавидит евреев, меня повесят за попытку увидеться с ним. Рабби, у меня семья, дети, даже из уважения к тебе я не могу подвергать себя опасности.

И тут же ушел к себе.

Внезапно заболела его жена. Не успели вызвать врача - слегла дочь, потом остальные дети. Врач, осмотрев всех, поставил ужасный диагноз - холера.

Хозяин гостиницы понял причину болезни, побежал к рабби и говорит:

-    Я готов выполнить твое поручение, лишь бы мои родные были здоровы. Помоги им!

-    Не беспокойся, - ответил рабби, - уже все здоровы. Иди смело к князю.

Видит - и правда, все здоровы. Страшно, но надо идти. Задрожал всем телом - разве допустят еврея к князю? Убьют. Но делать нечего, надо сдержать обещание. Прочитал “Шма, Исраэль”, положился на Б-га и пошел.

День только начинался. На улице стояли солдаты. Странно, никто из них не обратил внимания на еврея. Никто не остановил, когда он приблизился к дворцу. Даже когда вошел, и даже когда переходил из зала в зал, никто не обратил на него внимания. Внезапно он оказался в спальне князя.

Князь проснулся и приподнялся на своей постели. Еврей подошел ближе, набрал воздух и говорит:

-    Господин, великий князь! В моей гостинице остановился рабби Исраэль бен Сара. Он хочет поговорить с тобой и просит немедленно прийти к нему.

Князь вскочил, а еврей едва не потерял сознание от страха. Выбежал из комнаты и бросился к выходу. Видит князь, что он убегает, и помчался следом, как был, в ночной пижаме.

Выскочили оба на улицу. Еврей летит, вне себя от страха, не может князь его догнать. Стражники же на улице видят князя, бегущего в пижаме, а еврея не видят. Ничего не поймут, решили, что их господин сошел с ума.

Еврей подбежал к своей гостинице, ворвался внутрь, кричит:

- Рабби! Рабби! Вот князь!

Рабби Исраэль попросил князя подождать на улице. Вышел, схватил князя за рукав и завел в комнату, а хозяина оставил в гостиной.

Спустя несколько минут князь вышел от рабби и, ни слова не говоря, отправился во дворец. Потом вышел рабби, собрал вещи и уехал.

Когда князь вернулся во дворец, как будто проснулся. “С чего это, - думает, - я, как сумасшедший, бегал по улицам в пижаме?” Послал слуг привести к нему рабби Исраэля. Пришли в гостиницу, а рабби нет - уехал.

В еврейской гостинице работал молодой кучер, христианин. За две недели до Песаха он исчез. Искали его и не могли найти. Думали, вернулся в свою деревню, но и там нет. Появился в городе слух, что хозяин убил его, чтобы использовать его кровь для приготовления мацы.

Схватили хозяина, избили и отправили в тюрьму. Через два дня судили и приговорили повесить. Оставалось только, чтобы великий князь утвердил приговор.

Пришел главный судья, просит подписать приговор. А князь отвечает, что в дальнем городе открылась ярмарка, он едет туда покупать лошадей. А еврей, которого присудили к смерти, большой знаток лошадей, поэтому он возьмет его собой. Когда вернутся, то, если еврей действительно виноват, он подпишет ему смертный приговор.

Оставалась неделя до Песаха. Еврея вывели из тюрьмы, доставили к князю, и они вдвоем отправились на ярмарку. Как ни странно, князь даже прислугу не взял с собой.

Купили на ярмарке замечательных лошадей. После полудня князь пошел в гостиницу пообедать и отдохнуть, а еврей остался с лошадьми.

Вдруг видит он в толпе того парня, пропавшего кучера, христианина. Парень тоже увидел еврея, обрадовался, подбежал, обнимает, плачет. Успокоился немного и рассказывает:

-    Хозяин, если бы ты знал, что есть в городе люди, которые тебя ненавидят. Они уговорили меня приехать сюда, обещали много денег, обещали женить, только чтобы я не возвращался в Вильно, а сами продали злому человеку. Умоляю, увези меня отсюда!

Хозяин усадил его, дал попить, поесть, затем попросил потерпеть до вечера, а там Ашем поможет. Вскоре пришел князь, еврей привязал купленных лошадей сзади, к своей бричке, взялся за вожжи, чтобы ехать домой. Что он такое сделал - не знаем, но только отъехали, лошади, словно взбесились, прыгают, вот-вот порвут веревки. Испугался князь, что они опрокинут бричку, а еврей говорит:

-    Не справлюсь я с этими лошадьми, здесь недалеко есть один молодой человек, христианин, он может любого зверя укротить. Давай возьмем его, тем более, что он из Вильно.

-    Зови, - согласился князь.

Едут втроем, князь и еврей сзади, а молодой кучер с вожжами впереди. Говорит князь еврею:

-    Ты помнишь, как я бежал за тобой три недели тому назад? Знаешь, что сказал мне тогда ваш рабби? Так вот, он сказал, что тебя будут обвинять в пролитии христианской крови, но я не должен утверждать смертный приговор, пока не куплю лошадей на ярмарке. И сказал еще, что в дороге мне откроется правда. Понятно, что рабби ваш святой, и понятно, что ты не виновен в убийстве христианина, однако, в чем же твое спасение? Вряд ли я смогу тебе помочь.

Ответил еврей:

-    Меня обвинили в убийстве этого парня, который правит твоими лошадьми. А он, как видишь, живой.

И рассказал всю историю с обманом, как бедного парня увезли и сделали рабом, а его, еврея, били и пытали, чтобы признался в преступлении, которого не совершал. .

Выслушал князь и воздел руки к небесам:

-    Благословен Владыка мира, праведный Судья, что не дал мне пролить невинную кровь!

Когда вернулись домой, князь запер парня в отдельной комнате и созвал суд, судивший еврея. Пришли судьи и обвинители, привели еврея. Тогда вывели к ним мнимоубитого, и он подробно рассказал обо всем, показал на главного судью и на лжесвидетелей, которые увезли и продали его.

Великий князь вынес приговор: повесить судью и его помощников, чтобы впредь неповадно было

другим. Двадцать три негодяя понесли заслуженное наказание.

Чтобы так же сгинули все враги Израиля! А мы с вами вернемся к нашей Торе. Амен.

hалаха

Амалек, сын Элифаза, внук Эсава, брата Яакова, родился от кровосмесительной связи, он был сыном своей сестры. Он унаследовал от отца все омерзительные и животные качества. И сегодня дети Амалека живут в разврате, их священники даже гордятся этим.

Ненависть амалекитян к евреям, к сыновьям Яакова унаследована ими от деда. Это два мира — мир разврата и вседозволенности, с одной стороны, и мир Закона и справедливости, где духовная и физическая чистота поддерживают существование Вселенной, с другой стороны.

Исход этой смертельной вражды предрешён. События, в память о которых установлен праздник Пурим, подтверждают, что Всесильный в момент исключительной опасности поддержит евреев и защитит от амалекитян.

Каждый год 13, 14 и 15 Адара следует отмечать исполнением особых заповедей праздника Пурим.

13 Адара — Таанит Эстер — обязаны поститься все мужчины от 13 лет и старше, и женщины от 12 лет и старше.

“...Чтобы помнили мы о том, — говорит Рамбам, — что Святой, благословен Он, видит и слышит всякого человека в его беде, когда он постится и возвращается к Создателю всем своим сердцем, и что Тора велит нам молиться, если обществу грозит беда. Как сказано: “Из-за врага, осаждающего вас, трубите в трубы, и вспомнит вас Б-г”” (Бэмидбар10:9 ,׳).

Если 13 Адара попадает на Шаббат, пост переносим на пятый день недели, на йом хамиши, т.е. на 11 Адара.

Женщины — беременные более трех месяцев беременности, и кормящие в течение 24 месяцев от родов, даже если они уже не кормят, освобождены от поста. Если же у женщины был выкидыш или аборт, то она не постится 24 месяца от этого дня.

Запрещено поститься опасно больным, людям с плохим зрением и старикам.

Пост начинается до рассвета и заканчивается с выходом звезд, когда уже можно пить и можно есть фрукты и овощи, но нельзя хлеб и мучные продукты более 55 грамм до того, как закончится чтение Мегилат Эстер (Свиток Эстер).

14 Адара дважды, вечером и утром, все евреи, мужчины и женщины, обязаны читать с общиной Мегилат Эстер. Мицва распространяется и на авелим, сидящих ишва.

Если человек болен, или по другой причине не может участвовать в коллективном чтении, он читает сам. Если сам не может, то читают для него.

Слепой и немой сами не читают, но слушать чтение обязаны.

Читать следует только по кошерному свитку. Заповедь не исполнена, если слушать кассету или радио. Однако в большом зале, где много людей, шэлиях цибур, читающий Мегилу, может использовать усилитель и микрофон.

До завершения чтения Мегилы любая трапеза с хлебом или с мучными продуктами более 55 грамм запрещена.

Очень важна мицва матанот лаэвбйоним — пожертвования бедным. Выполнять ее обязаны и мужчины, и женщины.

Предпочтительно оказать денежную помощь, но можно вещами или едой. Если в данное время нет нуждающихся (чтобы так было всегда!), то обязаны дать цэдаку в иешиву или в синагогу.

Заповедь Пурима — послать подарки не менее, чем двум евреям. В посылке должно быть не менее, чем два вида продуктов, например, вино и сладости. Хорошо, когда посылаем вино, сладости и фрукты. Посылать подарки обязаны женщины и мужчины. Но женщины подарки посылают женщинам, а мужчины — мужчинам. Если их послали семье, мужу и жене, то заповедь выполнена.

В Пурим, после утренней молитвы, чтения Мегилы и распределения подарков, евреи обязаны есть, пить и веселиться. Трапеза включает сладкие блюда, приготовленные с медом.

Взрослым следует пить крепкие алкогольные напитки, но ни в коем случае не напиваться до неподобающего состояния.

Чтобы голова была ясной ко времени “Минхи”.

Сохранит Он Свой святой народ!