Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Мертвые долги не возвращают

Мертвые долги не возвращают

Во времена гаона рабби Шэмуэля Элиэзера Эйдлиша Алеви (МэАРША, 5315 - 5391) жили в Австрии два друга, два компаньона в торговых делах, Мендл и Йосеф. Однажды сказали им, что в соседней России богатая графиня-вдова унаследовала большую партию ткани высокого качества. Она не знает, что с ней делать, поэтому все можно выкупить дешево. Со-брались и поехали.

В России в то время было очень мало евреев, так как польские области, населенные евреями, тогда еще не были завоеваны. Графиня впервые видела евреев и с интересом рассматривала их в окно. Она запретила впускать их в дом, поэтому управляющий вел торг во дворе.

Торговались не долго. Купцы по достоинству оценили образцы ткани, обрадовались предложенной цене и тут же заплатили всю сумму. Они отправились осматривать товар, а управляющий понес деньги графине.

Графиня взяла деньги, спрятала в дубовую шкатулку и спрашивает:

- В детстве я слышала, что евреи живут грабежом и обманом, опасно иметь с ними дело, эти тоже такие?

-    Неправда, - отвечал управляющий, - евреи - очень честный, добросовестный и работящий народ. Среди них много настоящих праведников и мудрецов. Они потеряли родину, но не потеряли совесть и не потеряли Б-га.

После этих слов управляющего захотелось графине посмотреть на евреев поближе. Она вышла во двор и стала наблюдать, как они распарывают тюки и что-то пишут углем на деревянной доске.

Смотрит и удивляется:

-    Очень приятные с виду, особенно тот, рослый и смуглый. Как он прекрасен! Пышные волосы не умещаются под шапкой, вот бы потрогать их, наверное, мягкие...

Приказала привести его в свою комнату. Пришел еврей, стоит перед графиней, вежливо отвечает на ее родном языке. Слушает она, смотрит, а в сердце поднимается жар, прижаться бы к нему, охладить душу...

Ушел еврей, а графиня все не может успокоиться, - голова кружится, то ляжет, то встанет.

Для того,чтобы проверить и перемерить весь товар, понадобилось два дня. Мендл и Йосеф ночевали за плату в доме одного из сторожей, а днем работали без отдыха. Когда стали грузить товар, оказалось, что телег не хватает. Йосеф остался подписывать тюки, а Мендл поехал нанимать телеги в соседний город.

Графиня узнала, что Йосеф остался один, и послала слугу за ним, чтобы пришел он в спальную комнату. Был вечер, одна свеча на маленьком столике слегка высвечивала ее горящее лицо. Она посадила его, сама села рядом и открылась в своем желании.

-    Будь со мной, - говорит, - только одну ночь. Все деньги, что получила от вас за ткани, отдам за одну ночь!

Йосеф испугался:

-    Возможно ли такое? Во-первых, это же разврат! У меня есть жена. Во-вторых, какие могут быть последствия от связи с графиней?

Вскочил со своего места, а графиня держит за руки, не дает уйти. В каждом человеке сидят два существа: ецер а-тов и ецер а-ра - доброе и злое желания. Сражаются они в душе Йосефа.

Ецер а-тов вцепился в душу: “Не смей! Ты же еврей, человек Б-га, как ты потом откроешь Его Книгу!”. А ецер а-ра говорит: “Графиня молодая, красивая, никто не узнает, удовольствие получишь и тому же разбогатеешь!”.

Уступил Йосеф желанию графини. Провел с ней ночь, а утром ушел, унося все деньги, кото-рые были выплачены за товар. Тут и Мендл пригнал две телеги. Погрузили они все тюки и отправились домой.

В дороге открылись глаза Йосефа, и понял он, какое зло совершил, в какую яму упал. Заболела душа, и силы ушли. Слезы текут, отворачивает лицо, чтобы друг не видел.

Едут они, едут. Смотрит Мендл на Йосефа и спрашивает:

-    Чем ты недоволен? Съездили удачно, купили дешево, с помощью Ашема продадим - разбогатеем! Выкладывай, что с тобой случилось?

Открылся ему Йосеф, рассказал о своей беде. Согрешил с запрещенной женщиной, и деньги взял,

- совершил двойной грех.

А друг выслушал и расхохотался:

-    Так это твое горе? Такой чепуха тебя расстроила? У тебя теперь много денег; даст Ашем, так продадим товар, станешь богачом, всем беднякам поможешь. Не расстраивайся, мицвой искупишь грех.

Йосеф слушает, рыдает, сдержаться не может:

-    Нет мне прощения, загубил себя!

Покачал Мендл головой, жалко друга:

-    Может быть, я куплю твой грех? Что дашь?

Только услышал Йосеф слова компаньона,

обрадовался, повернулся к нему:

-    Возьми все деньги, которые дала мне графиня, и четвертую часть моей доли. Пожалуйста, возьми!

-    Нет, дорогой, мы с тобой компаньоны, всё пополам - и грехи, и деньги. Возьму половину греха и половину денег, что ты получил за ночь с графиней.

-    Если берешь, так бери в счет второй половины моего греха всю мою долю в товаре.

Это предложение заставило Мендела задуматься. Получить весь товар и половину стоимости товара в придачу? Немало. Как не согласиться!

Тут же заключили договор. Мендель берет на себя ответственность за весь грех своего компаньона, а тот передает ему за это всю свою долю в состоявшейся торговой сделке с графиней и половину денег, выплаченных за товар. Обе стороны остались чрезвычайно довольны таким договором. Йосеф повеселел и всю дорогу до дома напевал:

-    Исмах Моше бэматнат хелько, ки эвед нээман карата ло...

Так здоровыми и счастливыми добрались они до Австрии, добрались до дома.

С большой выгодой Мендл распродал весь товар и заработал огромное состояние. Неожидан-но он стал одним из самых богатых и уважаемых евреев Австрии, купил в столице дом, нанял детям дорогих учителей, чтобы обучали их разным языкам, и передал в общественную кассу значительное пожертвование.

Но не пришлось ему долго радоваться успеху. Неожиданно он умер.

Предстала душа перед Судом и открыли Книгу его жизни. Вышла свидетельствовать душа покойного мужа графини и обвинила Мендела в разврате.

-    Как! - возмутился он, - Разве я виноват? Развратничал мой компаньон, Йосеф!

Сказали ему:

-    Перед нами договор, который ты с ним заключил. Ты купил его грех.

-    Я хотел помочь, он плакал, убивался, мне было жаль его...

-    Призови Йосефа на суд Торы, - сказали ему.

Ночью приснился Мендл своему бывшему компаньону и призвал его на суд Торы. Задрожал Йосеф, смотрит, а ответить не может. Так и проснулся в страхе. На следующую ночь сон повторился, потом опять. Йосеф объявил для себя таанит халом (однодневный пост), но и это не подействовало. Он заболел и совсем был близок к смерти.

В это время главой бет-дина Австрии был МэАРША, рабби Шэмуэль Элиэзер Эйдлиш Алеви, зихроно цадик ливраха.

Родные принесли к нему умирающего. Йосеф расплакался и рассказал свою историю о продаже греха от начала до конца, и что каждую ночь приходит к нему во сне его бывший компаньон и требует явиться на суд Торы, а теперь он, Йосеф, умирает. Может ему помочь уважаемый рав?

Ответил рабби:

- Не бойся. Возвращайся домой, а когда увидишь его опять, от моего имени скажи, что Тора не на небесах. Если он желает праведного суда, пусть предстанет передо мной, ты и он, оба предстанете пред нашим бет-дином. Если нет, то лишим его права отвечать перед Высшим Судом. А ты излечишься.

Так и сделал Йосеф. Когда явился ему во сне Мендл, повторил ему слова рабби и тут же выздоровел. Договорились они через тридцать дней предстать перед рабби. Йосеф сообщил раву, что в такой-то день мертвый готов предстать перед судом Торы. А МэАРША велел шамашу созвать на этот день всю общину, чтобы евреи получили наглядный урок.

В назначенный день шамаш отправился к месту захоронения Мендела и от имени рабби призвал его на суд.

Предстали живой и мертвый на суде перед лицом еврейской общины. Рассказал живой тихим голосом, как он согрешил, как продал свой грех товарищу, а потом обратился к мертвому:

-    Я согрешил и раскаялся, я был уверен, что искупил вину тем, что отказался от богатства в твою пользу. По договору ты получил все, почему тревожишь меня?

Когда отвечал мертвый, все собравшиеся застыли в ужасе:

-    Да, был договор. Мне было жаль тебя, поэтому купил твой грех. Но не я виновен, а ты, ты и отвечай. Да, я получил, согласно договору, всю твою долю, хотел вернуть тебе, но не успел. Сейчас ты можешь взять из имущества, оставшегося после моей смерти, все, что тебе тогда причиталось. Прошу, освободи меня от твоих грехов. Получал удовольствие ты, разве я должен за это отвечать?

Люди слушали, опустив головы к земле. Только судьи внимательно смотрели на бывших друзей. А мертвый стал причитать и обвинять живого:

-    Ой, ва-вой мне! За добро мое нет мне утешения от этого грешника!

-    Ой, ва-вой мне! - закричал живой, - Почему же ты тогда взял деньги и товар?!

Кричали, пока рав их не остановил:

-    Суд решает, что прав живой, и не прав мертвый. Йосеф раскаялся и искупил свою вину. Кто хозяин товара? Тот, кто заплатил за него. Пока человек жив, есть возможность сделать тэшуву, есть возможность исправить свою жизнь и вернуть долги. Мертвые долги не возвращают. Суд оправдывает живого и для полного ислравления налагает на него обязанность в течение года читать Кадиш во имя души Мендела.

Горько заплакал мертвый, превратился в дым и исчез.

hалаха

Пусть не думает согрешивший и раскаявшийся человек, что никогда не станет праведником.

Тот, кто искренне раскаялся и исповедался в своем проступке, получает прощение: “...он любим Творцом, как будто и не грешил. Достоинство раскаявшегося выше, чем достоинство праведника, который никогда не грешил” (Рамбам, «Мишнэ Тора», 7:4).

В Рош а-Шана “сотворен мир, и все люди проходят перед Судом в этот день...”.

“Поведаем о святости этого дня, это страшный и грозный день... Несутся ангелы, объятые страхом, и возглашают: “Наступил день суда!””.

“В Рош а-Шана приговор записывается, а в пост Йом Кипура скрепляется печатью: скольким отойти и скольким быть сотворенными. Кому жить, а кому умереть, кому на исходе дней, а кому безвременно. Кому смерть от воды, а кому от огня, кому от меча, а кому от зверя. Кому от голода, а кому от жажды, кому от землетрясения, а кому от мора. Кому быть удушенным, а кому быть побитым камнями. Кому покой, а кому скитания. Кому безмятежность, а кому тревога. Кто возвысится, а кто будет унижен. Кому богатство, а кому бедность”.

“Но покаяние, молитва и благотворительность отменяют тяжкий приговор”. (Молитва “Мусаф” на Рош а-Шана.)

С начала месяца Элул следует подготовиться к Судному Дню. Более 3300 лет существует обычай вставать с постели после полуночи, обращаться с молитвой к Творцу и трубить в шофар.

Весь месяц и десять дней до Йом Кипур евреи читают слихот — молитвы о прощении для каждого человека и для всего еврейского народа («Шулхан Арух», “Орах Хаим”, 561:1). Евреи-ашкеназы читают сэлихот с Рош а-Шана до Йом Кипур. Тора обязывает всех евреев в течение сорока дней провести полную ревизию своей жизни за прошедший год.

Мы просим прощения у Творца, Благословен Он, и у людей, которых мы обидели или причинили им ущерб. Б-г не прощает, если не простил обиду обиженный.

Следует выполнить эту обязанность заблаговременно. Если мы не получили прощения от обиженного нами человека сразу, обращаемся снова, так же и в третий раз. Тора запрещает мстить и держать в душе обиду на раскаявшегося человека. Если он не прощает, это вменяется ему в вину, с которой он придет на Суд.

Если обиженный нами человек живет в другом городе, в другой стране, то мы пишем ему письмо или просим прощения по телефону. Если не знаем адреса, то просим прощения заочно, в синагоге, в присутствии десяти евреев. Если он уже умер, то собираем миньян и просим прощения на месте захоронения.

Точно так же следует просить прощения у Творца, Благословен Он, за то, что пренебрегали Его заповедями. И то, что не успели до Рош а-Шана, мы обязаны завершить к йом Кипуру.

На протяжении уходящего года мы неоднократно клялись и давали обещания, недарим. Неисполненные недарим, тянут на весах Правосудия как тяжелые грехи. Поэтому следует обратиться в бет-дин, чтобы суд освободил от них.

Бет-дин собирают в синагоге, после утренней молитвы за день до Рош а-Шана. Приглашают не менее трех евреев, соблюдающих, кашрут и Шаббат, добросовестно исполняющих законы Торы, и обращаются к ним с просьбой освободить нас от обетов, от которых, по закону, можно освободить.

Множество из них мы уже не помним, какие-то не выполнили по слабости, или не позволили обстоятельства. Мы искренне раскаиваемся и отменяем все клятвы, зароки, обеты, как высказанные, как и сказанные в сердце. В том, что не исполнили, не было нашего злого умысла, поэтому суд освобождает нас и прощает от Имени Творца. Так же, как суд Торы прощает здесь, в этом мире, так и мы получим прощение Высшего Суда. Отбелит Всевышний грехи