Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Хлеб жизни

Хлеб жизни

Эта история произошла немногим более ста лет тому назад, когда территория Эрец Исраэль входила в состав турецкой Османской империи.

Один человек, по имени Гедалья, торговавший тканями, должен был отправиться в Багдад, переправить товар на Святую Землю. Путь дальний и опасный. Он договорился с караваном ишмаильтян, что возьмут они его с собой за определенную плату. Но они поставили условие, что оденется он, как одеваются ишмаильтяне, и будет как один из них, чтобы никто не догадался, что он еврей. В назначенный день караван вышел в дорогу.

Неделю двигались они от стоянки к стоянке, и подошли к одному зловещему месту, о котором знали все путешественники. В голом месте стоял караван-сарай - небольшая дорожная гостиница для торговых людей. Говорили, что живут в ней злые духи, грабящие путников, осмелившихся заночевать там. Но в пустыне ночевать еще опаснее, там бродят разбойники и дикие звери.

Хозяин караван-сарая принял путешественников радушно. Предложил воду, что бы напоить верблюдов и омыть усталые ноги. Предложил ночлег в доме или на открытой веранде, под крышей.

Солнце уже погружалось в песок, быстро темнело. Караванщики разложили у стены вещи и сели в круг на веранде. После короткой молитвы каждый достал свою еду.

Гедалья тоже открыл дорожную сумку, где были хлеб, сыр и сваренные вкрутую яйца.

Когда все насытились, хозяин, здоровый толстый мужчина, принес большой поднос с белой, свежей, еще горячей халвой и ароматный чай. “Это - подарок правоверным мусульманам”

- сказал он. Гедалья тоже взял кусок аппетитной халвы, но есть не стал, ведь нельзя есть еврею сваренное гоем. Халву спрятал в мешок, а сам пил чай и повторял за ишмаильтянами слова благодарности хозяину.

Стемнело, прочитали скорую молитву и стали укладываться ко сну.

Ишмаильтяне мгновенно уснули, а Гедалья лег с краю и слушал их тяжелый храп. Около полуночи пришли в темноте два стражника, повесили на стенку свои огромные сабли и тихо улеглись слева, на свободное пространство между ним и остальными спящими.

Примерно через полчаса появился хозяин гостиницы с ножом в руках. Он стал переворачивать спящих и вытаскивать спрятанные под их одеждой пояса с деньгами. Теперь Гедалья понял, почему их угощали халвой, видимо в нее было замешано снотворное. Он прикрыл глаза ладонью и сквозь пальцы смотрел, как лунный свет отблескивает от стального лезвия кинжала. Боялся пошевелиться.

Но и стражники, лежавшие рядом, тоже не спали, они тоже наблюдали за действиями грабителя.

-    Что будем делать? Оружия при нас нет, -услышал Гедалья шепот одного из них.

-    Вдвоем справимся. Когда подойдет ближе, хватай его за руки, а я брошусь сзади.

-    Да будет так...

Когда хозяин гостиницы приблизился к ним, стражники со страшным криком бросились на него, один спереди, другой сзади, но бандит был очень силен, вот-вот нож достанет открытое горло. Тогда вскочил и Гедалья. Он схватил маленькую, но тяжелую скамейку, на которой лежал его дорожный мешок и со всей силы ударил бандита по голове.

Втроем они крепко связали его по рукам и ногам, втащили во внутреннюю комнату, уложили на голый пол, а сами легли поодаль. Никто из спящих так и не проснулся.

Утром ишмаильтяне подняли крик и плач: исчезли все деньги. Тогда стражники привели их в комнату, где лежал грабитель, и раздали украденное добро в соответствии с приметами, которые указали потерпевшие. “Только, - сказали они, - объясните, что вы пили и ели перед сном?” Гедалья достал спрятанный кусок халвы и протянул стражникам.

Взяли они эту халву, вытащили из дома преступника и повели, как скотину на привязи, в город. На прощанье каждый из ишмаильтян дал им по одной золотой монете. Однако стражники показали на Гедалью, - если бы он не помог, вряд ли справились бы сами.

А путники прочитали молитву, возблагодарили Аллаха, наскоро перекусили и двинулись в дорогу,

подальше от этой ужасной гостиницы.

Вот, значит, какие злые духи здесь. Вот кто грабил людей.

Возвращаясь назад той же дорогой, узнал Гедалья, что во дворе караван-сарая полиция нашла зарытый клад и в великом числе останки обманутых и ограбленных путешественников, а убийцу (слава Всевышнему!) судили и повесили.

В четвертый день святого Шаббата, он же - йом рэвии, Гедалья переступил порог родного дома в Хайфе.

На следующий день, с первыми лучами солнца, он уже молился со своей общиной, от всего сердца читал перед свитком Торы Биркат а-гомэль - благословение за избавление от опасности. В этот же день он пожертвовал за благополучное возвращение домой довольно большую сумму денег на иешиву рабби Яакова, зихроно ливраха.

А когда поведал свою историю, сказал рабби: “Тот, кто убережет уста свои от скверного - сохранит душу в чистоте и жить будет в радости”.

hалаха

“Не оскверняйте душ ваших...” — требует Он, наш Создатель, нечистой пищей (Ваикра, 11:43). Есть прямая связь между духовным состоянием человека и тем, что он ест. Соблюдение кашрута помогает нам в нашем стремлении к духовному совершенству.

Еврей, который ест запрещенную пищу, не имеет права быть свидетелем на суде (Рамбам, «Эдут», 10:3). Так же, как не может быть свидетелем вор, пьяница или игрок в азартные игры. Даже если на его глазах совершено убийство, суд (бет-дин) не поверит ему.

Основные признаки принадлежности к еврейскому народу для мужчин — брит мила и исполнение заповеди тэфиллин, для женщин — соблюдение законов нида, но как для мужчин, так и для женщин, обязательно соблюдение законов Шаббата и кашрута.

Правила кошерного питания.

Первое — это кошерная посуда. Инструменты и приспособления для приготовления пищи, вилки, ложки, посуда и тому подобное, что на иврите называют “кэлим”, не должны быть использованы для не кошерных продуктов.

Новую металлическую и стеклянную посуду, изготовленную неевреем, мы обязаны освятить в водах миквы — тэвила — с благословением (Бен Иш Хай, “Матот”). Фарфоровую и фаянсовую посуду окунаем без благословения.

Старая металлическая посуда, служившая неевреям или евреям, не соблюдающим заповеди Торы, должна пройти агала — кошерование кипячением или либун — кошерование прокаливанием.

Глиняную, фаянсовую, фарфоровую, пластмассовую и деревянную посуду, служившую неевреям или евреям, не соблюдающим заповеди Торы, запрещено использовать для приготовления пищи, для хранения горячей пищи или холодных напитков.

Второе — это удостоверение в пригодности продуктов.

Основные продукты питания человека — хлеб, мясо, рыба, молоко и овощи. Только физически и ритуально чистые продукты дозволены в пищу.

Хлеб рисовый и кукурузный разрешен. Хотя Тора и не запрещает нееврейский хлеб, выпеченный из пяти видов злаков, но paбаним, мудрецы Торы, запрещают его б-гобоязненным евреям («Шулхан Арух», “Иорэ Дэа”, 112).

Хлеб, выпекаемый неевреем, но под руководством еврея, или если еврей хотя бы включил рубильник печи, разрешен, как еврейский. В то же время, если нет никакого другого хлеба, и если нееврей печет хлеб из пяти видов злаков не для себя, а для продажи, то есть его можно.

Но тут же возникает проблема с томим — мучными червями. Как правило, в нееврейских пекарнях, если и просеивают муку, пользуются ситами с большими ячейками, которые, хотя и задерживают мусор, но пропускают маленьких, едва заметных червячков. Хлеб, выпеченный из такой муки, запрещен.

Запрещен также хлеб, смазанный при выпечке сырым яйцом. Это как бишулб нохрим — чужое варево.

Всё, что не едят в сыром виде и приготовлено на огне неевреем, является бишулв нохрим, и есть это запрещено. Если же приготовлено под наблюдением еврея и в еврейской посуде — то разрешено.

Мясо домашних и диких животных, которые соответствуют признакам, что установлены Законом, т.е. имеют раздвоенное копыто и отрыгивающие жвачку, называется “кошерным”, разрешенным («Сифри», “Шмини”).

Но при условии, что животное не убито зверским способом, как это, например, делают на бойнях России или Англии (поражают электрическим током или проламывают голову кувалдой), а зарезано специалистом — шохетом особо острым ножом. При этом животное не чувствует боли, кровь уходит из сонной артерии, и оно как бы засыпает.

Мясо загубленного или растерзанного животного называют нэвела, — “мертвечина”, “падаль”.

Шэхита — заповедь Торы (Рамбам, 146), («Сифрэ», “Реэ”). Животное, приготовленное для шэхиты, должно быть абсолютно здоровым. Если никур — проверка после шэхиты — показала, что поражены внутренние органы животного (желудок, легкие, мозг, сердце), то мясо — трефа — негодное, запрещенное («Шулхан Арух», “Йорэ Дэа”, 25).

Этот закон обязателен и для мяса птиц. Разделывая тушу животного, обязательно следует удалить хэлев — животный жир, и гид а-наше — бедренные жилы (Хулин, 96а-б).

Тора запрещает к употреблению мясо всех животных и птиц, не отмеченных особо в Торе (Ваикра, “Шмини”, 11).

Запрещена рыба, у которой нет двух обязательных признаков — плавников и чешуи.

Запрещена кровь животных и птиц (Ваикра, 7:26; Критот, 196:22) Поэтому запрещено готовить мясные блюда, пока из мяса не удалена кровь. Кровь удаляется просаливанием (Бен Иш Хай, “Тагарот”).

Предварительно мясо разрезают на куски среднего размера и тщательно промывают холодной водой и кладут в посуду с водой на полчаса или на час. Но если мясо пролежало в воде сутки, его остается только выбросить, так как кровь из него уже не выделится.

Потом мясо укладывают или на решетку, или на наклонную доску и обсыпают со всех сторон сухой солью среднего помола.

Мясо должно пролежать не менее часа, пока соль не вытянет кровь. Затем соль стряхивают и несколько раз промывают водой. Если вода не содержит кровь, то мясо откошеровано.

Если мясо не было обработано в течение трех суток, оно уже не пригодно к употреблению («Шулхан Арух», “Йорэ Дэа”, 69).

Печень не поддается кошерованию просаливанием, кровь все равно останется в капиллярах. Поэтому печень можно варить только после прожаривания на открытом огне, огонь выводит кровь, но перед этим его следует многократно промыть.

Мясо для шашлыка также не просаливают, но тщательно промывают и жарят над открытым огнем.

Следует проверять яйца. Если обнаружили кровь, то есть это яйцо запрещено. Наказание за умышленное употребление крови животных и птиц — карет, т.е. “отсечение души”. Если кровь обнаружили в желтке, мы выбрасываем яйцо, если в белке, то можно удалить кровь и использовать яйцо.

Молоко, надоенное неевреем или не в присутствии еврея и не в еврейскую посуду, и молочные продукты из этого молока запрещены. Нееврейский сыр запрещен, даже если используют синтетическую закваску, а не телячий или свиной желудок.

Традиция многих еврейских общин за пределами Эрец Исраэль допускают употребление сливочного масла, сделанного из нееврейскбго молока.

Третье — запрещено совмещение молочного и мясного, кошерного и некошерного (Шэмот, 34:26). Молочную посуду обязательно отделяем от мясной.

“Того, кто варил и ел мясо в молоке, бьют плетью дважды, а кто варил в молоке и ел гид а-наше — пятикратно” (Хулин, 114а; Макот, 21б-22а). Но если молочное и мясное смешались непроизвольно в сочетании один к шестидесяти — нет преступления.

То же правило для случайного соединения кошерной и некошерной пищи.

По мнению рава Овадьи Иосефа, стеклянную посуду, в которой было молочное, можно использовать для мясного, но предварительно ее следует тщательно промыть и прополоскать в кипятке.

Мясное можно есть сразу после молочного, но следует прополоскать рот. После мясного необходим перерыв в шесть часов.

Запрещено пить и использовать виноградное вино, коньяк и бренди, виноградный сок, винный уксус, сделанные неевреем, А также, если эти напитки побывали в руках нееврея не запечатанными двумя печатями (Авода Зара, 30б-31а). Пиво, хлебные и фруктовые спиртные напитки, если они не смешаны с виноградным вином, разрешены.

Следует быть очень осторожным с фруктовыми напитками и с консервированными овощами, изготовленными неевреем. Так как они не проходят проверку на толаим и шерец (черви, насекомые, членистоногие и прочие).

Персики, абрикосы, вишни, грецкие орехи, финики и многие другие свежие и сушеные фрукты часто бывают червивыми. Очень много насекомых на овощах, выращенных на земле: на капусте, на листьях зеленого лука, салата и петрушки, в грибах, в фасоли.

Пишет Бен Иш Хай (“Насо”, 2:1): “Того, кто ест шерец, живущий в воде, бьют четырьмя ударами плетью, того, кто ест шерец, живущий на суше — пятью ударами. А того, кто ест летающих, бьют шесть раз”.

Капуста и столовая зелень, кроме проверки, требуют особого кашерования.

Каждый лист промывают под краном и погружают поочередно на 4 минуты в слабый соленый раствор (чайная ложка столовой соли на 2 литра воды). После этого снова промывают под струей воды и проверяют на свет.

Разрешенные холодные напитки, чай и кофе, можно пить из нееврейского стакана, если вы уверены в его чистоте. Завершая благословение после еды, “Биркат а-мазон ”, мы говорим: “Всё, что ели, пусть насытит нас, всё, что пили, излечит нас, а все разрешенное, будет нам во благо”.

Будет душа народа Израиля чистой и благословенной. Амен.