Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Небесный Суд

Небесный Суд

По соседству с рабби Эльшамом, богатым и праведным евреем, жили два других еврея, которые втайне делали какие-то мерзкие дела, но перед ним старались выглядеть очень порядочными. Он знал об этом, но не подавал вида.

Как-то ночью Эльшаму приснился отец. Говорит: “Сын мой, сын мой! Твои соседи - братья твои, помоги им сделать тэшуву, верни на добрую дорогу”. На следующую ночь опять такой же сон, опять отец в его сне просит повлиять на этих, чужих ему, людей. Удивился он, что отец, скончавшийся давным-давно, беспокоится о его соседях, и не придал значения этим снам.

Третий раз приснился отец, в ночь, когда окончился Шаббат недельной главы «Итро». Говорит: “Сын мой, я был за пологом Небесного Суда и услышал, что тебе вынесен приговор: твой зять станет убийцей”.

Проснулся Эльшам в великой тревоге: “Что значат эти сны? Почему мой зять должен быть убийцей?”. Рассказал своим близким, друзьям, но толкового объяснения не получил.

Была у него единственная дочь. Девушка очень скромная, б-гобоязненная и праведная, изучившая все заповеди Торы, которые должна исполнять еврейская женщина.

Не раз приходили сваты, но уходили ни с чем. Последний раз сватался юноша из очень богатой и знатной семьи, но отец отказал, не раздумывая. Не мог забыть ужасный сон.

Неделю спустя шел рабби вдоль городской стены на окраине еврейского квартала и увидел грязного и оборванного еврейского юношу, искавшего себе еду в мусорных ящиках. Цадик с жалостью смотрел на него, а когда мальчик поднял глаза, то стал расспрашивать - кто он, откуда и как его имя.

История грустная. Сначала умер отец, потом мать. Пока оставались какие-то деньги после смерти родителей, жил у родственников. А потом пришлось уйти, скитаться по городам. Случайный заработок уходит на еду, а на обувь и на одежду не хватает. Очень хочется учиться, но читать и писать почти что и не умеет.

Смотрит рабби Эльшам на него, думает: “Какое приятное и доброе лицо! Жалко, пропадет еврейская душа”.

Привел домой, велел искупать, одеть в чистые одежды, выделил комнату в доме. Жене и дочери мальчик понравился, - тихий, толковый. На еле-дующий день привели ему учителя, талмид-хахама, чтобы обучал Торе и грамматике, а главное, чтобы научил жить по-еврейски.

Через два года мальчик стал настоящим еврейским юношей, своим в доме, родным. “Вот тебе и готовый жених для дочери”, - подумал Эльшам и объявил о свадьбе.

За день до свадьбы задумался жених: “Завтра, после хупы, что скажет жена? Что взяли меня нищим, голым... Будет попрекать, а я голову не подниму. Не хочу быть в зависимости от ее денег”.

С такими мыслями прокрался на кухню, стащил мясной нож, втайне остро его наточил и спрятал в своей комнате.

В эти дни в городе находился раввин из Ирушалаима, посланник общины, собирающий пожертвования для иешив. Он уже обошел всех богатых евреев, а небогатые сами шли к нему, несли свои “нэдава”. Осталось только посетить свадьбу уважаемого цадика Эльшама, пожертвовавшего больше других ради счастья своей дочери, и можно возвращаться домой.

Он просидел в синагоге до полуночи, учил дневной лист Талмуда, После полуночи прочитал благословения, Тикун хацот и сел писать комментарии на книгу пророка Шэмуэля.

Дом спал крепким сном. Жених, спрятав за пазуху нож, вышел в темную ночь и прокрался к синагоге. Дверь открылась без скрипа. Рабби не слышал, как убийца подошел к нему, но почувствовал, что кто-то стоит сзади, встал и повернулся.

Убийца резко вонзил нож в его живот и, не глядя на рухнувшее тело, взял со стола коробку с деньгами и ушел.

Его разум был в тумане, словно какие-то могучие силы управляли его волей и защищали от чужих глаз. Никто не видел, как он уходил из дома, никто не видел, как он вернулся.

Спрятал коробку под кровать, разделся, лег и сразу уснул.

До самого утра, пока люди не пошли на утреннюю молитву, никто не знал о страшном убийстве. А когда узнали и стали искать убийцу, никаких следов не нашли.

Свадьбу, конечно, не отменили, но гости сидевшие за столом, были не очень веселы.

А Эльшаму на следующую ночь опять явился во сне отец. Говорит: “Сын мой, я предупреждал тебя, что по приговору Небесного Суда твоим зятем будет убийца. Убил, убил он праведного еврея, рабби из Ирушалаима”.

В ужасе вскочил Эльшам с постели - сбылся сон! Тут же вызвал зятя. Закрыл двери на замок и спрашивает: “Сынок, скажи, что ты натворил? Знаю я, что ты убил, знаю все, но почему? Почему? “

Задрожал зять, упал на пол, рыдает. “Не знаю, - говорит, - сам не свой был, в тумане был, ничего не помню”. И просит, умоляет: “Не раскрывай, не выдавай властям, не рассказывай никому, сам накажу себя”.

Опустил голову тесть: “Свидетелей нет -Небесный Суд накажет”.

Через какое-то время, ночью, во сне, ему опять приснился отец. “Сын мой, - говорит, -предупреждал тебя, что выдашь дочь за убийцу. Наказание неизбежно, но можно отсрочить его. Считая с сегодняшнего дня, через двадцать шесть лет завершится. День в день. Иди к своим соседям, верни их на путь истины, заставь сделать тэшуву”.

Проснулся Эльшам, встал, взял чистый лист бумаги, записал год, месяц, день и час, посмотрел на часы и добавил минуты, когда он делает запись. А ниже написал дату: через двадцать шесть лет. Сложил лист, вложил в чистый конверт, запечатал и спрятал в сейф. В полной тайне от всех.

Утром Эльшам отправился к своим соседям, которым должен был помочь сделать тэшуву, вернуться на добрую дорогу. Что он сказал, что он сделал, - не знаем. Но пришло время, когда сначала один, потом другой, пришли в синагогу, стали молиться и читать Тэилим.

Шли годы. У зятя и дочери уже были взрослые дети. Старость стучала Эльшаму в сердце. Как будто все забылось, но в бессонные ночи приходило страшное воспоминание. Однажды он открыл сейф, достал конверт и прочитал запись. До указанного срока оставалось ровно двенадцать месяцев, но что случится тогда, он не знал.

Вскоре старший внук засватал девушку. Свадьбу назначили именно на тот день, который был записан в спрятанном конверте, Эльшам еще раз проверил дату, время и стал ждать исполнения срока.

И вот завтра - свадьба, хупа назначена именно на то время, которое рабби указал двадцать шесть лет тому назад. Прошла еще одна бессонная ночь. Днем он не мог сидеть на месте, ничего не ел. Он знал, что должно что-то произойти. Но что?

Добился, чтобы хупу начали раньше. Сразу после хупы сказал, что заболел и попросил жену отвести его домой. Она вынуждена была уйти со свадьбы внука. Пошли пешком. Прошли всего один квартал, как вдруг услышали за спиной грохот обвала. Побежали назад и увидели, что здание, из которого они только что ушли, рухнуло.

hалаха

Грустная и поучительная история. С глубокой благодарностью к рабби Менахему Менаше, подумаем над причиной изложенных событий и об их последствиях. И успокоим душу приятной алахой.

Предостерегает Тора (Дэварим, 22:8): “Когда будешь ты строить новый дом, то сделай ограждение (маакэ) на крыше твоей...”. Чтобы никто не упал. А если нет ограждения, и упадет человек, то вина лежит на хозяине дома. Даже если вор лез через крышу и упал из-за того, что не было перил, и получил увечье или погиб, хозяин дома виновен. Бет-дин осудит его.

Каждый жилой дом, размером не менее четыре на четыре ама (ама — примерно 48 см) должен иметь маакэ. Это объясняет Бен Иш Хай (“Пинхас”), ссылаясь на «Шулхан Арух» (“Хошен Мишпат”, 91). Нет обязанности устанавливать перила на крышах производственных помещений, складов и помещений для животных.

Если жилой дом принадлежит нескольким владельцам, каждый из них должен позаботиться об установке ограждения на крыше. Независимо от того, где живет сам хозяин: на нижнем этаже многоэтажного дома или в другом доме. Высота маакэ должна быть не менее десяти тэфахим (один тэфах — 8 см).

Перила должны быть достаточно прочными, чтобы выдержали вес взрослого человека.