Ноябрь 2017 / Кислев 5778

"Дело" Конрада Кайлеса

"Дело" Конрада Кайлеса

Эта история началась очень давно — в годы Второй мировой войны. В наши дни она всколыхнула маленькую Латвию, далекую Австралию, отозвалась в Израиле, Соединенных Штатах и Канаде...

В августе 1999 года латвийские газеты опубликовали фотографии пожилого человека, который выглядел, пожалуй, моложе своих 86 лет. Это — Кондрад-Альфред Калейс, гражданин Австралии, обитающий в «Кэтторп мэнор» — доме для престарелых латышских эмигрантов, содержащегося на деньги частного благотворительного общества. За этим благообразным старичком охотились власти четырех государств.

И не удивительно!

Он обвиняется в том, что с 1941 по 1944 годы хладнокровно истребил более 30 тысяч живых душ. Преимущественно — еврейских.

...Латвия была оккупирована немцами в течении нескольких летних дней 1941 года. Многие латыши встречали войска рейха как освободителей от репрессий со стороны советской власти. Курсант Военной школы Конрад-Алфред Калейс принадлежал к тем, кто последний год «партизанил и убивал коммунистов». Он даже предусмотрительно запасся соответствующей справочкой. И с этой бумажкой в кармане пришел к немцам.

Так он вступил в «расстрельную команду» Виктора Арайса. Основной ее работой в 1941 и 1942 годах было «окончательное решение» еврейского вопроса в Латвии.

За 290 рейхсмарок в месяц старший лейтенант Калейс работал у немцев «на подхвате». Например, вешал узников в Саласпилсском концлагере и выжигал целые «просоветские» деревни вместе с жителями. Зачастую Конрада-Алфреда отправляли «в командировки» — на карательные операции в Россию и Белоруссию.

Сиднейская газета «Дейли телеграф» опубликовала фотографии Калейса из рижских архивов, где он изображен в форме СС, и боевой листок 1942 года, в котором он лично описывает рейды специальной латышской роты карателей.

«Мы наступаем, поскольку знаем, что надо делать. Мы должны первыми пройти деревню и увидеть, как бегут коммунисты, карабкаясь по снегу, и тогда наша работа очень проста.

Такая же картина в другой деревне. Постепенно стрельба стихает. Некоторые избы, где было спрятано оружие, взрываются и горят».

Обнародование этой информации резко изменило тактику поведения нациста. В интервью австралийскому радио SBS он впервые признал, что все-таки служил командиром одного из подразделений «команды Арайса». Однако, как и прежде, все обвинения в причастности к массовому уничтожению людей Калейс назвал абсурдными.

По его словам, служба на офицерских должностях в этом спецподразделении была мерой «вынужденной». Он утверждает, что никогда не бывал в Саласпилсе после того, как тот был превращен в концлагерь, а самого Виктора Арайса командир роты нацистов якобы видел только в Германии уже при отступлении под напором советских войск.

Выжившие после Саласпилса свидетели вспоминают, что Калейс и ему подобные стояли в охране, когда шел расстрел тридцати цыган. Чтобы не тратить время на перетаскивание людей в общую могилу, их сначала загнали на дно ямы. И рационально перестреляли сверху...

В 1944 году Конрад-Алфред с отступающими немцами перебрался в Германию. Вскоре после победы над фашистами эмигрировал в Австралию. Там успел поработать на правительственной службе, затем закрутил свой бизнес и стал мультимиллионером. В 1959 году переехал в США.

Калейс жил там спокойно до 1984 года, когда по наводке Международного центра Симона Визенталя (охотника за нацистскими преступниками) американские власти вдруг начали расследовать его деятельность в «команде Арайса». В итоге американский суд признал его «членом преступной организации».

Однако по американскому законодательству посадить Калейса не могли. Ибо на территории США он ничего не совершал, никому из американских граждан не навредил и сам гражданином США не был. Поэтому бывшего палача выставили из Америки по формальному поводу — при въезде в страну он не упомянул в анкетах, что состоял полицаем.

В 1994 году Калейс вернулся в Австралию с 350000 долларов. И застал в разгаре полицейское расследование по поводу своей персоны. Это его нервировало, и он перебрался в Канаду. Однако оттуда его тоже выгнали — два года спустя.

Вскоре Калейс перебрался в Великобританию. Он поселился в благотворительном доме для престарелых латышей в графстве Лейчестершир. Там он прописался как Виктор Калныньш.

Однако спокойная старость не удалась и тут. Калейс не учел одного: Великобритания — единственная страна бывшей антигитлеровской коалиции, где за военные преступления судят вне зависимости от того, где именно они были совершены...

28 декабря 1999 года, дав лютеранину Калейсу встретить Рождество, его задержали и допросили в британской полиции.

Центр Симона Визенталя оперативно прислал в британскую полицию 20 свидетельских заявлений на Калейса. Прокуратура по расследованию преступлений тоталитарных режимов возбудила против Калейса уголовное дело — по статьям «военные преступления» и «геноцид».

Однако, 8 января 1999 года Калейс переехал из графства Лестершир в британскую столицу под покровом ночи в сопровождении представителей полиции и иммиграционных служб. Затем из аэропорта Хитроу рейсом авиакомпании «Сингапур эйрлайнз» он вылетел в Сингапур, чтобы оттуда добраться до Мельбурна. Британские власти приняли решение о высылке Калейса, так как сочли «недостаточными» доказательства его вины.

Дело в том, что Холокост в Латвии практически не документировался — «гнали вал», спеша превратить Балтию в «свободную от евреев зону». Поэтому записей о том, что тогда-то там-то тем-то конкретным лицом были расстреляны такие-то конкретные лица еврейской национальности, просто нет. Все шло по упрощенной схеме — приказ об акции, сбор всех «наличных евреев» и их полное уничтожение. В бухгалтерских записях говорится лишь о вознаграждении «за работу» или об акции, не раскрывая ее сути.

Итак, Калейс вновь в Австралии. На его исторической родине — в Латвии, журналисты и общественность пытались добиться от властей окончательного и справедливого суда над нацистским преступником. Латвийские чиновники не торопились решать эту проблему — в стране, где проводятся марши ветеранов ББ, осуждение нациста могло вызвать непредсказуемую реакцию со стороны ультраправых националистов.

Министр иностранных дел Латвии Индулис Берзиньш высказал сенсационную мысль, что «дело Калейса — международный заказ с целью давления на Латвию». Он подчеркнул, что его республика «не может подчиниться международному давлению в этом деле». Пока что доказательствами вины Калейса латвийская Генпрокуратура не располагает, а собранные ранее против него свидетельства, как заявил представитель правосудия Улдиса Стрелиса, «были выбиты следователями-евреями с помощью угроз и пыток».

Практически все известные телекомпании мира ожидали прибытия Калейса в аэропорту Мельбурна. Однако австралийские власти решили подстраховаться и вывели его из аэропорта черным ходом. Бывшего члена расстрельной «команды Арайса» усадили на заднее сиденье машины министерства иммиграции и, заботливо укрыв с головой одеялом, увезли в неизвестном направлении. Правительство Австралии заявило, что не располагает доказательствами вины Калейса, а посему не могло запретить ему въезд в страну.

Через несколько дней в латвийской русскоязычной газете «Час» был опубликован перевод решения иммиграционного суда США от 1 января 1988 года. Судья счел «ясно, убедительно и безоговорочно» доказанным, что:

—    Конрад Калейс был членом подразделений «команды Арайса», действовавших на Восточном фронте большую часть 1942 года. Антипартизанские операции арайсовиев сопровождались убийством мирных жителей и сожжением деревень.

—    Конрад Калейс командовал охраной концентрационного лагеря в Порхове, где его непосредственные подчиненные в начале 1943 года участвовали в убийстве цыган.

—    Конрад Калейс был командиром подразделения внешней охраны в лагерях принудительного труда Саласпилс и Сауриеши с конца 1943-го по май 1945 года.

В вердикте судья Петроне констатировал: «Заключение (в лагеря), принудительный труд и зверское обращение с евреями и политзаключенными, убийство мирных жителей на фронте и казнь цыган в Порхове были актами преследования на основе расовой, религиозной или национальной принадлежности или политических убеждений. Подсудимый содействовал казням и принимал в них участие».

Судья также счел доказанным факт, что Калейс вступил в «команду Арайса» в середине 1941 года, но посчитал недоказанными факты его личного участия в казнях до 1942 года. Судья отверг утверждения Калейса о том, что справки о его принадлежности к «команде Арайса» (в том числе и с подписью самого Арайса) — фальшивки.

Суд заслушал показания трех выживших узников Саласпилса — Алфреда Винтера, Курта Сервоса и Эрнеста Илберга. Кроме того, обвинение представило показания 13 свидетелей — жителей Латвии, в том числе и бывших арайсовиев.

Один из них, Рудольф Соме, показал, что взвод Калейса на Восточном фронте уничтожил деревню Санники и истребил всех ее жителей. Другой, Карлис Страздс, показал, что Калейс командовал тремя взводами, в составе которых в обшей сложности было от 100 до 120 человек. Именно эти подразделения проводили антипартизанские «зачистки». Третий, Викторе Эннитис, признал, что был охранником лагеря в Сауриеши под командой Калейса и имел приказ стрелять на поражение, если какой-нибудь заключенный попытается бежать. Он также показал, что Калейс присутствовал при повешении двух евреев.

Влиятельная австралийская газета «Сидней морнинг геральд» призвала отправить Калейса в Латвию: «...Законы всех стран во все времена писались, чтобы выполнить три задачи: дать отмщение жертве, покарать преступника, показать, что ждет тех, кто задумал повторить деяние преступника. В случае гражданина Калейса жертв, которым нужно отмщение, очень немного. Они мертвы.

Что касается наказания, то Калейс не нарушил законов Австралии. И какой толк устрашать приговором австралийцев, которые никогда не замышляли истребления евреев?

Калейс должен быть отдан под суд в Латвии. Латыши, немцы и другие европейцы — вот кому нужно напоминать. Они должны знать, как их отцы, матери и дядюшки аплодировали ловкости людей, которые подбрасывали в воздух еврейских детей и расстреливали их на лету.

Как грустно, что евреи опять вынуждены играть роль совести мира. Где все это время были латвийские власти? Очищение сознания нации нельзя навязать извне. Оно должно прийти вместе с новым поколением, которое остановится, усомнится и задумается о найденных на чердаке орденах отцов.

Гражданин Калейс нужен им там, в Латвии. Чтобы вспомнить. Чтобы помнить».

Первая попытка найти такие доказательства «в складчину» во всех странах, занимавшихся делами наци, была предпринята в феврале 2000 года в Риге. Участвовали юристы и дипломаты из 6 стран.

Как сказал директор израильского отделения Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф, этот прокурорский слет — • последняя надежда на правосудие в делах латышских нацистских военных преступников Конрада Калейса и Карлиса Озолса».

Между тем, Калейс живет все в том же облюбованном средним классом пригороде Мельбурна. Вопреки слухам о том, что его здоровье стремительно ухудшается, не реже двух раз в день престарелый арайсовец выходит на часовую прогулку и иногда с друзьями из местной латышской общины на весь день выезжает за город. Вне зависимости от погоды он носит кепку, темные очки и перчатки — возможно, чтобы избежать контактов с прессой.

«Вопреки слухам о том, что Калейс быстро слабеет и почти ослеп, его походка для его возраста проворна и устойчива, а сам он выглядит уверенным и хорошо ориентирующимся», — сообщила австралийская газета «Геральд Сан».

...23 октября 2000 года Рижский окружной суд выдал ордер на арест Калейса. Однако вряд ли 87-летний бывший старший лейтенант расстрельной «команды Арайса» вернется в Латвию. Ордер на арест для австралийских властей не является обязательным до тех пор, пока Рига не направит формальное требование арестовать и выдать Калейса для суда.

Депутаты оппозиционной австралийской Демократической партии уже призвали власти хотя бы взять живущего в тихом пригороде Мельбурна Калейса под наблюдение. Однако пресс-служба министра юстиции Австралии Аманды Вэнстоун сообшила, что пока у австралийской полиции нет законных оснований для каких-то действий против Латвии: «Ситуация пока не изменилась. Если Латвия и намерена направить требование о выдаче Калейса, выбор времени — это ее дело».

Той же точки зрения придерживается и Центр Визенталя. В распространенном заявлении Центра говорится: «Выдача ордера на арест Калейса стала свидетельством растущей готовности Латвии честно и открыто разобраться с участием многих латышей в массовом убийстве евреев. Мы призываем латвийские власти предпринять все возможные шаги, чтобы ускорить подачу требования о выдаче Калейса».

Впрочем, почетный консул Латвийской Республики в Австралии Эмил Делиньш заявил, что вовсе не уверен, что гражданин Австралии Калейс когда-нибудь предстанет перед латвийским судом: договора-то о выдаче между двумя странами пока нет...

В далекой Австралии, Кондрат-Альфред Калейс может спать спокойно. На родине у него есть сторонники и защитники. И единомышленники тоже...