Ноябрь 2017 / Кислев 5778

"Кайтселийт" возвращается

"Кайтселийт" возвращается

Воссоздание военизированных структур, существовавших в буржуазных республиках Прибалтики, отнюдь не слухи. Пример тому — реанимаиия в Эстонии печально известной организации «Кайтселийт» («Союз зашиты»). Свое название это националистическое военизированное формирование получило в ноябре 1918 года, хотя фактически основано было годом раньше. Тогда, испуганная размахом революционного движения в России, эстонская буржуазия создала в Таллине добровольную националистическую организацию «Омакайтсе» («Самозащита»).

Новое образование не скрывало своих намерений: борьба с коммунистами во имя реставрации буржуазной Эстонии. Характерна в этом смысле и присяга вступавшего в «Омакайтсе»: «Настоящим удостоверяю, что я... не состоял ни членом или кандидатом партии, ни комсомольцем, ни агентом НКВД, ни агитатором и не состоял ни в какой партии, распространявшей идею коммунизма.

Также я своей деятельностью не наносил никоим образом вреда антикоммунистически мыслящим гражданам и не давал повода к их преследованию. Мне известно, что за ложные показания, в случае обнаружения правды, меня ожидает тяжкое наказание...

Торжественно обещаю и клянусь, что я всегда был противником большевизма. Не судим. Не принимал участие в какой-либо организации, кроме указанных ниже. Ни полностью, ни частично не происхожу из еврейского племени. Подчиняюсь военному порядку и дисциплине. Готов бороться против большевизма и, если нужно, пожертвовать жизнью...»

В ноябре 1917 года «Омакайтсе» была ликвидирована. Ее члены ушли в подполье, чтобы продолжить борьбу с молодой Советской властью.

Весной 1918 года немецкое оккупационное командование восстанавливает организацию под названием «Бюргевер». Ее предназначение — борьба с революционно настроенными эстонскими трудящимися.

В ноябре того же года эстонское буржуазное правительство возвращает организации былое название «Кайтселийт». Вступив в войну с Советской Россией, оно направило на фронт дивизию и кавалерийский полк кайтселийтовиев. На тех, кто избежал этой «чести», были возложены не менее ответственные задачи — контроль за политическими настроениями масс, тюремный надзор, транспортировка военнопленных, несение гарнизонной и караульной службы.

В 1921 году организация была ликвидирована за ненадобностью. Но уже через три года, в декабре 1924-го, в связи со вспыхнувшим в Таллине народным восстанием, «Кайтселийт» была восстановлена, и ее члены принимали активное участие в подавлении революционного движения в Эстонии. Просуществовав до июня 1940 года, она проявила себя как наиболее организованное и активное формирование.

Организация была построена по военному образцу и должным образом вооружена. В 1940 году, в частности, она имела 2 танка, 22 артбатареи, несколько десятков тысяч винтовок. Общая численность без малого 100 тысяч человек. Командный состав комплектовался из враждебно настроенных к Советскому Союзу офицеров эстонской армии, многие из которых принимали непосредственное участие в боях с Красной Армии на заре Советской власти.

Многие бывшие члены «Кайтселийт», в состав которой входили две дочерние организации — «Найскодукайтсе» («Женская зашита родины») и «Нооред коткад» («Юные орлы»), влились в созданную во время немецкой оккупации Эстонии военно-фашистскую организацию «Омакайтсе», оказывавшую услуги гитлеровской армии.

Только за период с 1941-го по 1942-й год ее вооруженные подразделения провели более пяти тысяч облав на попавших в окружение красноармейцев, бойцов истребительных батальонов, военнопленных, бежавших из фашистских концлагерей. Кровавый след «Омакайтсе», примкнувшей к бандформированиям, прослеживается вплоть до 1952 года.

С началом Великой Отечественной войны в июне 1941 года враждебная деятельность «Омакайтсе» приобрела большую организованность и остроту: разрушение железнодорожных мостов, линий связи и т.д. 20-го сентября того же года немецкое командование под руководством генерала фон Ференца объединило отдельные группы в единую организацию «Омакайтсе». При этом было создано в системе директораата внутренних дел управление полиции и «Омакайтсе». Его директором был назначен полковник Соодла.

Какие же задачи выполняла «Самооборона»? Розыск и арест антифашистски настроенных людей, прочесы лесных массивов и задержание советских партизан, парашютистов, охрана заключенных, военных объектов, сооружений и коммуникаций. Несение патрульной службы в городах и селах, конвоирование советских граждан, угоняемых на работу в Германию. Проведение массовых обысков в населенных пунктах и задержание лиц, находившихся на нелегальном положении.

Всего в «Омакайтсе» было 13 дружин, составленных из 64 территориальных батальонов.

Согласно трофейному обзору о создании и деятельности «Омакайтсе», общая численность этой организации составляла в 1941 году 43757 человек, в 1942 — 40709, в 1943 — 43053. Все они считались добровольцами, а многие из них вошли в число личного состава 20-й эстонской дивизии СС и полицейских батальонов. В феврале 1944 года по распоряжению «эстонского самоуправления» была проведена мобилизация в «Омакайтсе» лиц мужского пола в возрасте от 17 до 60 лет. Поэтому численный состав организации возрос до 90 тысяч человек.

Среди них были такие палачи эстонского народа, как Айн-Эрвин Мере и Ральф Герретс. Мере, например, в июле 1941 года перешел на сторону фашистов и добровольно вступил в «Омакайтсе», где занимал руководящие посты. Руководимые им комиссии выносили смертные приговоры тысячам ни в чем неповинным людям, тысячи томились в тюрьмах и концлагерях.

Герретс также добровольно вступил в «Омакайтсе» и занимал один из руководящих постов в Ляэнемааском уезде. Летом 1942 года он поступил на службу в эстонскую полицию безопасности и СД, и Мере назначил его помощником коменданта в лагере смерти «Ягала».

Школу «Кайтселийта» и «Омакайтсе» прошел и Анте Аунвер из Вырумааского уезда. В 1931 году он вступил в «Кайтселийт» и через год был назначен помощником командира взвода этой организации волости Ваабна. Аунвер участвовал в арестах и убийствах не только советских граждан, но и своих соотечественников.

В 1944 году перед отступлением немцев руководитель Выруской уездной организации на сборе активистов «Омакайтсе» поставил следующую задачу: с приходом частей Красной Армии создавать диверсионно-террористические группы по 10-15 человек, перевести их на нелегальное положение, вести подготовку к вооруженному восстанию, совершать диверсии на железнодорожном транспорте, шоссейных дорогах, террористические акты против офицеров Красной Армии и советского партийного актива...

Сегодня «Кайтселийт» возродился, что называется, из пепла. Давно завершился процесс формирования ее обновленной структуры. Что любопытно: возрождение проходило под эгидой Конгресса Эстонии.

В 1992 после прихода к власти правительства Тийта Вяхи «Кайтселийт» был признан на государственном уровне. В феврале того же года «Кайтселийту» были возвращены ранее принадлежавшие ему стрелковые клубы и тиры (с оружием и боеприпасами).

Части «Кайтселийта» участвовали в ряде попыток государственного переворота. 2 февраля 1992 командир Харьюской дружины «Кайтселийта» Калев Отс, под предлогом зашиты Конгресса Эстонии поднял свою часть по тревоге и ввел ее в Таллин, но руководство Конгресса отказалось их поддержать.

28 апреля 1992 правительство Эстонии приняло постановление, в соответствии с которым «Кайтселийт» обьявлен составной частью Оборонительных сил Эстонской республики (ОС ЭР). Руководство «Кайтселийта» получило воинские звания ЭР и права офицеров регулярной армии. Теперь командира «Кайтселийта» и начальника штаба назначает правительство Эстонии по предложению руководителя главного штаба ОС ЭР.

Деятельность «Кайтселийта» финансируется из сумм, предусмотренных на государственную оборону. Вооружение и снаряжение предоставляется главным штабом ОС ЭР. В своей деятельности «Кайтселийт» руководствуется законами Эстонии и другими нормативными актами, утвержденным в... 1931 году уставом и утвержденным в... 1934 году внутренним распорядком «Кайтселийта».

Формально подчиненные СО, отряды «Кайтселийта» фактически не подчиняются никому. Участие кайтселийтчиков в разнообразных инцидентах (самоуправство, хулиганские действия), зачастую сопровождающиеся, стрельбой приняло регулярный характер.

В июне 1992 года три батальона «Кайтселийта» отказались подчиняться новому министру обороны Юло Улуотсу. В течение того же года «Кайтселийт» организовал ряд инцидентов с войсками Советской армии в Эстонии — захват оружия, имущества, сооружений, задержание техники. Ряд инцидентов завершился перестрелками и привел к международным скандалам.

Тогда же члены харьюской (Западная Эстония) организации «Кайтселийта» опубликовали заявление с призывом к возобновлению прекращенной в 50-е годы, вооруженной борьбы против находящихся в Эстонии «оккупационных войск». После протеста МИД России руководители харьюской организации были смещены со своих постов и исключены из «Кайтселийта». Смещенный командир Харьюской дружины Калев Отс в ответ на это сделал заявление, что все якобы «самовольные» акции «Кайтселийта» были инспирированы главным штабом СО и лично исполняющим обязанности начальника главного штаба СО Антсом Лаанеотсом.

14 июля 1992 начальник тыла Куперьяновского батальона, временно исполнявший обязанности командира Яак Мозин, поднял часть по ложной тревоге и попытался ввести ее в Таллин для свержения правительства. Но бойцы отказались выполнять команды заговорщиков.

Во время прошедших 3-4 октября 1992 маневров «Кайтселийта» в ночь на 3-е октября руководители четырех участвовавших в учениях дружин — Тартуская, Тартумааская, Ляэнеская и Иду-Вируская — заявили, что не подчиняются главному штабу СО и потребовали смены центрального руководства «Кайтселийта». Часть из них заявила, что будет подчиняться только непосредственно президенту Эстонии.    .о*’

В ночь на 8-е октября 1992 года группа мятежных кайтселийтчиков попыталась захватить штаб «Кайтселийта», но были отбиты.

В октябре 1993 года произошел очередной скандал — достоянием гласности стал факт составления кайтселийтчиками «черных списков», в которые вносились лица, враждебно относившиеся к «Кайтселийту».

За время существования организации у нее неоднократно были стычки с эстонской полицией, в том числе с применением огнестрельного оружия. Командуюший Силами Обороны Эстонии генерал-майор Александер Эйнселн охарактеризовал «Кайтселийт» как «банду».

Сегодня «Кайтселийт» пользуется покровительством высокопоставленных национал-радикалов. Филиалы организации действуют во всех уездах Эстонии. Общая численность — около 7000 человек, состоящие в 17 дружинах. Существуют женская и детская организации.

Начальник «Кайтселийта» — Йоханнес Керт. В январе 1996 года назначен командующим СО Эстонии.

* * *

Два года назад пара предприимчивых эстонцев разместила заказ в одной из тартуских типографий и отпечатала тираж переведенных на эстонский язык пресловутых «Протоколов сионских мудрецов». Оскорбленная местная еврейская община подала в суд, который, в конце концов, постановил уничтожить весь тираж «Протоколов».

Трудно себе представить, чтобы факт публикации «Протоколов» вообще мог иметь место до восстановления Эстонской Республикой независимости. Бывшая Советская Эстония служила для многих евреев своего рода островком безопасности, куда они «эмигрировали», спасаясь от периодических всплесков организованного антисемитизма в России или на Украине.

Такое мнение в бывшем СССР высказывали многие известные ученые и писатели еврейской национальности. Свидетельство тому — плеяда евреев-философов и филологов в Тартуском университете.

Именно поэтому наличие или отсутствие проявлений антисемитизма в сегодняшней Эстонии оценивается местными и зарубежными еврейскими организациями через призму участия эстонцев в Холокосте. А таковых здесь в живых уже никого не осталось.

Доклад «Антисемитизм-97», составленный Институтом еврейских политических исследований и Американским еврейским комитетом, констатирует, что «после падения советского режима на протяжении 90-х годов права еврейского меньшинства в Эстонии полностью уважаются». «Как и в предыдущие годы, антисемитизм остается небольшой проблемой, играющей незначительную роль для маленького еврейского населения страны. Отношения между еврейской общиной и властями продолжают быть очень хорошими».

Такая радужная картина плохо увязывается с тем, что по сравнению с переписью 1989 года численность евреев в Эстонии уменьшилась чуть ли не вдвое, в основном за счет отъезда в Израиль, Германию и т.д. Политика в области гражданства, языка, образования и культуры национальных меньшинств создает постоянное ощущение дискомфорта, ограничения возможностей и выталкивает евреев из страны не менее эффективно, чем заурядный бытовой антисемитизм, который, хотя и «не представляет большой проблемы», но дает о себе знать.

Проявления ксенофобии, которые, распространяясь на евреев, приобретают черты антисемитизма, заметны в среде национально-ориентированной эстонской интеллигенции. Они, как правило, встречают отпор самой же эстонской интеллигенции.

Интеллигентский антисемитизм сохраняется и циркулирует лишь на периферии эстонского политического истеблишмента как своего рода попытка оправдания «первородного греха» соучастия в Холокосте. Еврейская общественность реагирует на эти антисемитские исторические изыскания весьма болезненно.

Масла в огонь подливают случаи вандализма на еврейских кладбищах. Не обходится и без телефонных угроз и листовок с антисемитскими призывами. Если листовки бывают написаны по-эстонски, то надписи на заборах обычно призывают «бить жидов» по-русски. Доклад «Антисемитизм-97» прямо обвиняет активистов Русской партии Эстонии в распространении антисемитских листовок.

Еврейскую тему не забывает обыгрывать профашистское «Русское национальное единство». Но все же антисемиты из русской среды в Эстонии тем не менее так и остаются на обочине русской политической жизни республики.

Вероятно, доклад «Антисемитизм-97» справедливо оценивает «незначительность проблемы антисемитизма» в Эстонии. Тем не менее, ксенофобия, корни которой не изжиты из политической идеологии республики, продолжает быть питательной средой для антисемитов.

* * *

С учетом всего вышеизложенного напрашивается единственная характеристика нынешнему руководству Эстонии — они апологеты нацизма и эстонского шовинизма. Дело не только в идейной подкладке всей политики вокруг новой псевдоисторической переоценки, а в элементарной атрофии совести и нравственности.

По их логике — будто и не было 125 тысяч замученных в концлагерях на территории Эстонии, будто не было массовых расстрелов сотен тысяч мирных жителей на территории других стран, через которые пролегал «путь боевой славы» эстонских добровольцев-карателей.

Никаким вновь испеченным эстонским политикам, историкам, химикам, музыкантам и литераторам не удастся очернить победителй фашизма. Им всегда будет принадлежать слава и благодарность потомков.