Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Еврейский вопрос по-эстонски

Еврейский вопрос по-эстонски

Когда в июле 1941 года Эстония была оккупирована немецкими войсками, часть еврейского населения ушла вместе с отступавшей Красной Армией, а оставшиеся были полностью уничтожены эстонской добровольческой милицией «Омакайтсе» («Самооборона»). Результаты операции по «очищению» Эстонии от евреев были настолько впечатляющими, что глава «самоуправления» этой республики Хяльмар Мяэ поспешил отчитаться перед Берлином о превращении подведомственной ему территории в «юденфрай» — «свободной от евреев». А бригаденфюррер СС Шталеккер в докладе от 25 октября 1941 года с удовлетворением отмечал, что операции в Эстонии «были особенно тщательно подготовлены и проведены в наикратчайший срок».

Для наглядности к докладу был приложен специальный «отчет о числе казненных», а также карта с указанием мест казни. Из документов становится ясно, что к концу января 1942 гола практически все проживавшее в Эстонии еврейское население было уничтожено.

Способности эстонских фашистов по «решению еврейского вопроса» на собственной территории гитлеровцы решили использовать в реализации установок «Ваннзейского протокола». По аналогии с Берлином в политической полиции Таллина был создан специальный отдел «Б-4», который возглавил эстонский оберштурмфюрер Эрвин Викс, взявший на себя обязанность помочь Адольфу Эйхману в его миссии.

В публикациях «Центра Визенталя» и других антифашистских организаций не называется точное количество концентрационных лагерей, которые были созданы эстонскими наци в годы войны на территории Эстонии. Приводимые иногда в прессе цифры чаше всего колеблются от 20 до 30. Однако в эстонском Госархиве имеется список, где указано более 140 лагерей смерти, в которых содержались заключенные из многих стран Европы. Часть из них специализировалась только на евреях. В перечне они так и значатся — «концлагерь для евреев в Кивиыи», «концлагерь для евреев в Вивйконна», «концлагерь для евреев «На-рва-Ост» при Льняной фабрике в Нарве» и т. п.

Справка

Клоога — одно из самых живописных мест северного побережья Эстонии. Но лес здесь скрывает не только красивое озеро и пляж с бархатным песком, тле любили отдыхать местные жители в солнечные дни короткого лета. Он скрывает трагедию тысяч насильственно оборванных жизней.

Мир узнал о Клоога в октябре 1944 гола после изгнания немецкой армии из Эстонии. Узнал о тех злодеяниях, которые совершили здесь эсэсовцы, политическая полиция и их пособники за три гола существования концлагеря. А особенно в лень его ликвидации — 19 сентября 1944 гола. В октябре того же года в Клоога работала государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний, совершенных в концлагере фашистами и их прислужниками. Что же произошло в этом лагере? ...Группа военных минеров прибыла в Клоога, когда еще дымились подожженные эсэсовцами костры из бревен и трупов людей. Они тлели, потому что все, что могло сгореть, уже сгорело: бараки, домики, сухие бревна. Но трупы не горели, хотя и были облиты какой-то жидкостью. Пожалуй, даже Достоевский не сумел бы описать увиденное минерами. Сгоревший барак, на полу которого три слоя трупов. Трупы на бревнах и недалеко от штабелей — это те, кто пытался бежать. Их догнала немецкая пуля. Искаженные предсмертной мукой лица, обгоревшие конечности — чудовищная картина чудовищного преступления.

В Пярну еврейских детей заживо сожгли.

В Таллине всех еврейских жителей, которые не эвакуировались (примерно 1000 человек), собрали в таллинской тюрьме и расстреляли. Женщин и детей отправили в Харку, где их убили и похоронили в болоте.

В Тарту убийства происходили у противотанкового рва.  Убийцы расстреляли не только 12.000 евреев. Они казнили сотни тысяч людей других национальностей: эстонцев, русских, военнопленных прочих национальностей.

Свезенные из других лагерей в Клоога две с лишним тысячи человек, расстреляли 19 сентября 1944 гола, за три дня до взятия Таллина, за пять дней до прибытия частей Красной Армии в Клоога.

* * *

По разнарядке Эйхмана первые эшелоны с еврейскими арестантами из Германии и Чехословакии начали прибывать на эстонскую станцию Разику уже в сентябре 1942 года. Аналогичным всемирно известному Освенциму в Эстонии стало расположенное близ Таллина местечко Калеви-Лийва. Однако Викс и его подчиненные сумели значительно «модернизировать» освенцимскую технологию.

Если по прибытии в Освенцим арестанты осматривались находившимися там дежурными врачами, решавшими либо «временно трудоустроить» заключенных, либо сразу направить на уничтожение, то в Калеви-Лийва на врачей не тратились. Шеф эстонской политической полиции Айн-Эрвин Мере вместе с подручными Ральфом Герретсом, Яном Вииком и другими сами решали, кого направить на работу в лагерь смерти «Ягала», а кого ликвидировать «без поощрения трудовой повинностью».

Только 5-го сентября 1942 года из 1.500 чехословацких граждан еврейской национальности свыше тысячи человек — в основном дети, старики и больные — были расстреляны в специально подготовленной для этого яме в Калеви-Лийва. Через две недели аналогичным образом были уничтожены 1.000 из 1.500 евреев, прибывших из Германии.

Эстонские фашисты сумели «модернизировать» и процедуру получения «экономического эффекта» от проводимых акций. По признанию гитлеровского преступника Рудольфа Гесса, в Освенциме «...после того как тела выносили из газовых камер, специальные команды снимали с них кольца и извлекали золото с зубов, вырванных у трупов». Профессионалы Калеви-Лийва плоскогубцами вырывали золотые зубы у еше живых людей тут же, на краю могилы, перед очередным залпом.

Позднее стало очевидным, что эстонские «рационализаторы» проявляли творческий энтузиазм не только из любви к своей жуткой работе. «Золотодобыча» в Калеви-Лийва позволила многим эстонским эсэсовцам не только пережить тяготы военных времен. Многие из них, скрывшись после войны от возмездия, безбедно дожили свой век.

«Эстонский Эйхман» — Эрвин Адольф Викс еще в 60-х годах спокойно наслаждался солнцем в далекой Австралии. Его шеф Оскар Ангелус — крупнейший «специалист» по еврейскому вопросу в довоенной и военной Эстонии — столь же безмятежно писал мемуары в соседней Швеции.

Самый главный эстонский нацист Хяльмар Мяэ, являвшийся в оккупированной немцами Эстонии главой местного «самоуправления», нашел приют в Австрии. В июле 1960 года он в составе делегации австрийских фашистов посетил испанского коллегу Франко и принимал самое активное участие в состоявшемся в Испании международном слете тогдашних фашистов, именовавшемся «Съездом международного центра документации и информации».

Этот «фюрер» имел тогда австрийское гражданство, и власти Австрии делали вид, что они не знали о его личной виновности в убийстве группы австрийских граждан, бежавших в 1938 году от преследований из Австрии в Финляндию, но затем арестованных и направленных для уничтожения в Эстонию. Сыну австрийцев Колманов Франсу-Олофу, которому было тогда не более шести месяцев, подчиненные Мяэ дали в таллинской центральной тюрьме... конфетку с ядом. Младенец так и умер с конфеткой во рту...

Сегодня бывшие эсэсовцы выставляют себя «благородными борцами за свободу Эстонии» и «защитниками западной демократии», хотя в уставе созданного ими в Берлине «Союза свободы Эстонии», который имел еше и другое название — «Взаимопомощь ББ», прямо указывалось, что его целью «является объединение всех эстонцев в духе национал-социализма и на основе тех идей, которые содержатся в понятии СС». В феврале 1943 года в одном из секретных циркуляров тогдашней эстонской полиции безопасности «борцы за свободу Эстонии» к числу своих врагов наряду с большевиками и евреями причислили и англофилов, которые в директивах Гитлера были названы «нежелательным этническим элементом».

В следующей февральской инструкции врагами «борцов за свободу» были объявлены уже и «французские военнопленные, среди которых стали все чаше наблюдаться факты неповиновения». В начале марта отделы полиции безопасности Эстонии получили совершенно секретное распоряжение, согласно которому врагами «борцов» становились и проживавшие в тот период в Эстонии граждане США. Словосочетание «борьба за свободу» не может стоять рядом со свастикой и двумя жуткими буквами "СС".

В 1942 году был создан Эстонский легион СС, который с января 1944 года больше известен как 20-я эстонская дивизия СС.

* * *

28 августа 1942 года высший представитель немецких оккупационных властей в Эстонии генерал Литцман огласил приказ Гитлера об образовании добровольческого эстонского легиона СС. Его формирование началось в марте-апреле 1943 года. Костяк легиона составили военнослужащие эстонских батальонов, получившие опыт в массовых расстрелах еврейского населения и карательных операций против партизан.

Из первого контингента легионеров, прошедших обучение и принявших присягу, был сформирован батальон «Нарва». Его включили в состав немецкой дивизии СС «Викинг». В боях на Украине, под Черкасами, он попал в окружение и понес большие потери. Оставшиеся в живых стали основой эстонской добровольческой бригады СС под командованием бригаденфюрера Аугсбергера.

Ао конца 1943 года она участвовала в карательных операциях «Хейнрик» и «Фриц» по ликвидации советских партизан в районе Полоцк-Невель-Идрица-Себеж. Жгли мирные села, убивали женшин и стариков. В первую очередь — евреев.

В январе 1944 года бригада стала 20-й гренадерской дивизией войск ББ. В апреле-августе она участвовала в боях на нарвском участке советско-германского фронта против Красной Армии, в том числе против частей 8-го эстонского стрелкового корпуса.

Осенью 1944 года остатки дивизии были эвакуированы в Германию. После доукомплектования она снова на фронте. В апреле 1945-го дивизия попала в окружение в Силезии. Остатки отступили в Чехословакию. За три дня до капитуляции Германии был отдан приказ о переходе на сторону англичан.

Эсэсовцы из 20-й дивизии и полицейские, не успевшие сбежать вместе с немцами, ушли в леса. Именно они составили основу так называемого «эстонского сопротивления».

Справедливости ради надо сказать, что эстонцы протестовали против подчинения их легиона войскам ББ и обратились даже к верховному командованию вермахта с просьбой о создании Эстонских сил обороны. Однако немецкое руководство, видимо, сознательно держало их в подчинении именно этой структуры.

Юридическое основание связать Эстонский легион с фашизмом дает книга «История батальона «Нарва», в которой, в частности, написано: «Эстонский легион создается по приказу фюрера Адольфа Гитлера. Он формируется из лучших добровольцев страны по указанию рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера...» Да-да, того самого «тихого» и «незаметного» Гиммлера, который еше в 1933 году создал под Мюнхеном первый «легальный» концлагерь Дахау. А потом — Освенцим, а потом и эстонский в местечке Клоога. К этому можно добавить и известные факты участия эстонских эсэсовцев в карательных экспедициях не только у себя в Эстонии, но в других регионах.

В упомянутой книге говорится, что «Эстонский легион СС вместе с добровольными формированиями Финляндии, Норвегии, Дании, Голандии и с германской армией выступят на борьбу за новую Европу и лучшее будущее Эстонии». Что такое «новая Европа» в понимании нацистов, знает каждый европеец. К тому же в вышеперечисленных странах легионеров никогда не считали борцами за свободу.

Из истории Второй мировой войны известно, что с февраля по сентябрь 1944 года 20-я дивизия СС держала фронт под Нарвой в местечке Синимяэ. На деле эстонские легионеры, сдерживая наступление советских войск в Синимяэ, внесли свой «почетный вклад» в продление «жизни» фашизма, педантично уничтожавшего все эти месяцы жизни людей на других фронтах и в концлагерях.

Вообще-то, следуя логике легионеров, надо бы и Гитлера с Гимлером считать эстонскими борцами за свободу, поскольку фронт в Синимяэ держали по их приказу, хоть и ценой крови и жизни многих эстонцев. Невозможно объяснить народам Европы, что под флагом СС, признанным Нюрнбергским трибуналом «преступной организацией», шла якобы освободительная борьба.

* * *

«Лесные братья» — «национальные партизаны», запятнавшие себя кровью невинных людей стали в сегодняшней Эстонии героями.

Здесь уместно напомнить, что эстонские «лесные братья» старательно избегали противника, обходили стороной военные объекты и коммуникации. «Стратегическими объектами» их нападений являлись сельские магазины, районные склады и кладовки крестьян.

Если посмотреть на жертвы нападений, то картина явно не героическая. Чаше всего жертвой группы вооруженных «леших» становился одинокий милиционер, председатель сельсовета, члены семьи «оккупантов» от малых детей до старцев.

Цели их «партизанской борьбы» были далеко не столь глобальными, как подрыв советской власти или освобождение Эстонии. Куда чаше они просто сводили счеты за репрессии против родни, за коллективизацию земли и хозяйства, а то и вовсе за старую обиду.

* * *

Среди эстонских карательных подразделений «достойное место» занимали так называемые «восточные батальоны» — специальные части фашистской Германии, созданные в нарушение международного права из жителей оккупированных территорий СССР. Карательные подразделения в Эстонии были созданы фашистами в 1942 году. Состав подразделений подбирался из добровольцев.

Свой кровавый след эстонские каратели оставили в России, на Украине, в Белоруссии, Польше, Чехословакии. Кстати сказать, правительство нынешней Германии, выплачивающее пенсии бывшим военнослужащим вермахта, напрочь отказываются содержать престарелых ветеранов этих подразделений, боевой путь которых отмечен садизмом, пытками и издевательствами над людьми.