Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Рабби Ихиель Сави

Рабби Ихиель Сави

Война, от края мира до края, где смерть под бомбами, а где от голода. Горе и страдания не обошли Красную Слободу.

Ровно в полдень 18 января 1942 года, в поселковой двухэтажной больнице Лиза родила мальчика. В это же время Хана, старая мать её мужа, получила повестку о гибели сына. Она стояла на дороге, держала обеими руками перед собой маленький листик, сложенный вдвое. Ей казалось, что она держит тяжёлый кирпич. Она напрягалась, раскачивалась и пыталась остановить крик, который медленно поднимался от сердца к голове.

Лизе сказали, что свекровь болеет и потому не приходит к ней. Только через три дня, переступив порог белого саманного домика, Лиза поняла, что здесь соединились смерть и жизнь.

На седьмой день Лиза, закутанная в толстый шерстяной платок, стояла у входа в почтовое отделение. После яркого света на улице глазам было темно, трудно было увидеть того, кто там сидит. А когда рабби Ихиель Сави встал, сказала:

-    Рабби, я родила мальчика, завтра восьмой день, муж погиб, в доме нет мужчин. Кто сделает брит? Кто будет за отца? Кто будет сандак? Нет у меня денег для рабби, нет денег для вина, нет еды для угощения. Этот мой мальчик - еврей, как же он будет жить без брита?

-    Чья ты, дочка, как тебя зовут, дочка? Лиза дочь Нэхамиё? Помню, помню твоего отца, благословенна память праведников.

Иди, Лиза домой, «Худо келэ», Благословенный поможет! С Его помощью и брит сделаем, и вино найдём, и «хурдэ-бурдэ», хороший пир, для всех устроим.

Женщина подняла голову, хотела улыбнуться, не смогла, закрыла лицо платком и пошла прямо по глубокому снегу вдоль дороги. А рабби смотрел, как она йдёт, и шептал:

-    Шир амаалот. Эсса эйнай эль аарим, меаин яво эзри.

Эзри меим Ад-най, осэ шамаим ваарец...

(Подниму глаза к горам - откуда придёт мне помощь? От Ашема, создавшего небо и землю.)

Через час рабби Ихиель Сави стучал в двери кабинета главного колхозного бухгалтера Гилила Гуршумова.

Сел, взял руку Гилила в обе свои руки и сказал, что есть у нас сестра и есть у нас живой мальчик, вместо погибшего брата. Завтра у нас праздник, брит-мила, нужны продукты.

Выслушал его Гилил, достал лист и стал писать, а потом открыл боковую дверь в контору и позвал хромого Ягуба:

-    Иди, - говорит, - собери людей по этому списку, всех, кого найдёшь, приведи.

Налил в стаканы чай, поставил блюдце с бирюзовым колотым сахаром. Сидят, пьют, молчат, каждый думает о войне и о мальчике ставшем сиротой до своего рождения.

Стали подходить люди. Занесли табуретки, скамейку, кому не хватило места, стояли и слушали рабби.

-    Расскажу вам короткую историю, - начал он, - о царе одного города, где было три квартала. Решил царь проверить, насколько его подданные послушны ему.

Приказал на площади каждого квартала поставить большую бочку, чтобы за ночь наполнили её вином, от каждого дома по ведру.

Жители первого квартала думали так: «Бочка большая, если я вместо вина принесу воду, одно ведро среди тысячи царь не заметит».

Один налил воду вместо вина, другой, третий...

Среди жителей второго квартала тоже нашлись такие, но не все, одни заливали в бочку воду, но другие несли вино.

Жители третьего квартала были рады исполнить приказ царя, каждый принёс из своих лучших запасов вина.

Утром царю доставили по кувшину из каждой бочки.

Попробовал из первой и приказал казнить всех жителей первого квартала.

Попробовал из второй бочки и приказал наказать палками жителей второго квартала. Всех, потому что нельзя узнать, кто лил воду, а кто вино.

Дали царю вино из третьей бочки, стал пить, весь кувшин выпил. Приказал наградить по царски тех, кто такое замечательное вино не пожалел для царя.

Братья мои, - сказал рабби Ихиель Сави, ־ Царь наш, благословенно Имя Его, ждёт от нас чистого вина, ждёт, что мы со всей душой исполним Его заповеди. Завтра в 3 часа дня брит-мила для сына Нисима, погибшего на фронте, упокоятся души прведников в мире.

И слушали евреи и кивали: «Каждую семью задела война, в посёлке остались женщины, дети, старики, и инвалиды. Похоронные извещения идут с первого дня. Поможем друг другу, поможем - выживем!»

Гилил встал со списком и зачитал имена евреев, что и сколько получат для праздника в колхозном складе на свои трудодни. Кто муку для хлеба, кто рис, кто фрукты, кто вино. А кому и по несколько рублей выписал.

Дом старой Ханы не вмещал всех гостей, заходили по очереди, говорили добрые слова и оставляли подарки.

На белом столе, на подушках, мальчик уже не кричит, смотрит вверх, не может понять, куда он попал и что с ним сделали. Рабби в белом талите поднял бокал вина: - Благословен Ты, Ашем, Царь вселенной, Который освятил своего возлюбленного с момента его рождения и запечатлел закон на плоти его, и потомков его отметил знаком священного союза! И в награду за это повелел, наша Доля, Оплот наш,спасать души от уничтожения ради союза, знак которого сделал на нашей плоти.

Благословен Ты, Ашем, заключающий союз!