Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Рабби Нуриэль

Рабби Нуриэль

Хороший знак, добрый «симан», — вспоминать в шаббат о наших праведниках. Жили они тихо, делали брит и шехиту, говорили с Ашемом, читали для евреев Тору, учили детей и защищали общину от злой власти.

Он таким был, праведный и мудрый

Тонкий свист ночной птицы разбудил ребёнка, женщина тоже открыла глаза и стала раскачивать гуфорэ, люльку на полукруглых ножках. «Душа моя, душа моя, ־ шептали губы, ־ отец приведёт коня, белого коня. На белом коне войдёшь в Ирушалаим».

Она сидела перед люлькой на полу террасы, тёмный платок упал с головы на плечи и седые волосы отражали свет новой луны.

Над лесами, куда нёс свои воды Кудиалчай, начинало светать. Первый ястреб зари выпорхнул оттуда и задел край единственного облака, оно испуганно дёрнулось и зацепило луну.

Когда рабби Нуриэль вышел, женщина обернулась на стук его палки и натянула платок.

-    Мир тебе, Хивит, - сказал рабби, - пошлёшь мне еду в нимаз.

Спустился во двор и направился к нимазу. Давно пора ремонтировать старую синагогу гиляков, но нет денег. На биме стоят две коробки «содоко», в одну бросают деньги для бедных, в другую для Ирушалаима, и там и там мало.

На душе было тревожно, через неделю Песах, надо предупредить евреев, чтобы без особой нужды не поднимались в «агала», в мусульманский квартал. И мусульманских детей не следует пускать к евреям. Он ускорил шаги и вскоре увидел жёлтый свет, мерцавший в высоких окнах, значит шамаши на своих местах.

Они сидели в разных углах и по очереди читали первые разделы молитвы. Когда дошли до «Псукей дэ зимрат продолжил рабби. Голос его проникал в сердце, поднимал к небесам, соединял всех молящихся в одном дыханиии. Время исчезло.

-    Шэма колену Ашем Элокену! Слушай наш голос, Всесильный, Отец Милосердный! Твой народ, Твои дети, изгнанники, раскиданные по всей земле от края до края, стоят перед Тобой. Когда вернёшь нас домой? Когда освободишь от ненавидящих нас?

После молитвы рабби, не снимая тэфилин, сел лицом к евреям и открыл книгу:

-    Сказал Ирмиягу (8:15): «Надеемся мы на мир, и нет добра...» Даже в самые страшные дни мы не расставались с надеждой. Много бедствий мы выдержали и ещё будут. Мусульмане уничтожили Грыз, Учкюн, Щудук и другие еврейские сёла. В эти дни русские подливают масло в огонь, говорят, что евреи готовят гогол, мацу, с кровью. До Пе-саха сидите дома, посуду надо лудить, улицы ровнять.

Не успел закончить, прибежал шамаш Кулкоты:

-    Беда! Беда! Пропал мусульманский мальчик. Всех стариков собирают в нашем нимазе.

-    Вот отчего болела душа, - подумал рабби Нуриэль.

Из разных кварталов Еврейской Слободы к большой синагоге Кулкоты шли люди. Там их ждали два всадника, воины хана. Они с ненавистью разглядывали евреев, а их нетерпеливые кони поднимали копыта.

-    Великий хан велел евреям, - закричал один из всадников, - найти мальчика Сабира сына Касума, который был среди евреев два дня назад и не вернулся домой!

-    Если живой-живым, если мёртвый-мёртвым! За жизнь его ответит вся Еврейская Слобода! Великий хан даёт вам три дня.

-    Сын Бешенного Касума? Который собирает налоги для хана? - заволновались евреи, - разве мы виновны в том, что пропал его сын?

Воины ускакали, а на людей напал страх - опять погром, куда бежать, где скрыться... Молодёжь решила сражаться, но старики предлагали дать откуп деньгами. И так и так было плохо, потому что мусульман много, очень много, а евреев мало и не сумеют они собрать такую сумму, которая удовлетворила бы хана и отца пропавшего мальчика.

Пока же согласились с рабби Нуриэлем, объявить таанит, пост, и всю ночь читать в синагогах Теилим.

Заполнили все синагоги Слободы, закрыли двери и, сидя на полу, в глубокой скорби повторяли священные строки песен царя Давида, Асафа, сыновей Кораха, Моше и Авраама.

После вечерней молитвы рабби Нуриэль открыл свою книгу и стал читать нараспев на языке Талмуда.

Люди вслушивались, не понимая слов, но боялись пропустить хотя бы один звук. Потом рабби попросил у шамаша чистый лист и перо, начертил квадраты и в каждый квадрат вписал одну букву священного языка. Потом соединил противоположные буквы линиями и пересечение всех линий отметил кругом.

Поднёс лист к лампе, внимательно посмотрел на свет и написал в кругу Четырёхбуквенное Имя. Передал лист шамашу, улыбнулся и говорит:

-    Жив мальчик, жив! Сохрани лист. Утром пойдём в лес. А сейчас пусть все расходятся по домам.

Было ещё далеко до рассвета, но у дома рабби Нуриэля собралась огромная толпа.

Он вышел и говорит:

-    Братья мои, не сейчас, не сейчас! После молитвы пойдём за мальчиком.

Когда солнце высоко поднялось над Шахдагом, он, два шамаша и Ихиель с винтовкой в руке отправились в лес, вверх по течению реки

По пути рабби сверялся с листом, который расчертил квадратами. Больше часа они пробирались по горной тропе, пока не вышли к деревянному дому лесника. Вошли и видят, что за столом сидит старый лесник, а напротив мальчик ест сыр с лепёшкой. Встал старик, смотрит на них, а рабби говорит:

-    Мир тебе, хозяин.

-    И тебе Аллах пошлёт мир. Садитесь к столу, ешьте с нами.

-    Спасибо, хозяин, воду выпьем и пойдём, дело наше срочное.

Спрашивает у мальчика:

-    Сабир, почему ты убежал из дома?

-    Отец бьёт меня, - отвечает, - мать мою бьёт и меня бьёт. Мать не может уйти от отца, а я ушёл.

-    Оставьте его, - просит старик, - пусть живёт у меня.

Рассказали, если не вернётся Сабир, хан накажет евреев, вот-вот начнётся резня.

Взяли мальчика с собой и привели в Кубу.

Не всегда такие истории заканчивались благополучно. Когда русская армия захватила Кавказ, евреи получили некоторое облегчение.

Всё было бы хорошо, если бы мусульманам Кавказа, а потом и всем прочим, не внушили чудовищную ложь об использовании евреями крови в приготовлении мацы.

Дикари верят в подобное только потому, что они дикари. Им нравится вкус крови, грызут друг друга и все вместе тянутся к еврейскому горлу. Достаточно вспомнить с каким удовольствием орудовали банды Богдана Хмельницкого, Надир-шаха, Гитлера или Арафата.

Против евреев идёт война на двух фронтах, на физическом и на духовном.

Война на физическое уничтожение не имеет успеха, несмотря на хорошо вооружённые огромные армии, превосходящие по численности общее количество евреев в сотни раз. Поводом для войны выискивают самую невероятную ложь.

Древние греки обвиняли евреев в том, что они не хотят убивать больных, слабых детей и девочек, то есть проводить селекцию (Тацит). Христиане обвиняли евреев в убийстве их кумира. Мусульмане возненавидели за то, что евреи не признали Мохамеда пророком. Просвещённая Европа обвиняет евреев во всемирном заговоре.

Каждый раз, когда евреи преступали законы Творца и теряли право на Его защиту, злоба дикарей переливалась через край и гибли сотни тысяч и миллионы евреев. Но народ возвращался к жизни.

Война на духовном фронте, начавшаяся с Билама, который научил моавитян, как развратить евреев, чтобы получить над ними власть. Христиане заставляли евреев креститься, а мусульмане принять Ислам. Это всё известно.

Большого успеха добились коммунисты, они пустили в ход ужасное оружие - асимиляцию.

Война с еврейством в Америке идёт пока ещё с небольшой потерей для евреев. На передний фронт битвы они выставили против евреев консерваторов, реформистов и им подобных и подкрепляют их наступление антиеврейской пропагандой и клеветой.

Когда-нибудь поймут, война эта бессмысленна, Всевышний защитит преданный ему народ Израиля.