Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Рабби Нисон, внук рабби Давида из Нальчика

Рабби Нисон, внук рабби Давида из Нальчика

На террасе княжеского дома сидели князь Чегемский и даян (еврейский судья) рабби Нисон, а перед ними стояла толпа народа, и стоял конь. Князь уважал рабби и нередко пользовался его советами. Так и сейчас он пригласил еврейского мудреца помочь ему решить спор между двумя карбардинцами.

Рассказывает один:

-    Уважаемый князь, меня зовут Хасан, а конь этот - мой. Только выехал из верхнего села, у дороги хромой молла стоит, руку тянет. Дал ему монету, а он спрашивает, не соглашусь ли подвезти до Чегема, с раннего утра в пути, ноги болят, сил нет. Пожалел бедного человека, садись сзади, говорю. А он отвечает, что слаб очень, боится ехать за спиной, упадёт.

Посадил его перед собой, едем, как стали подъезжать к Чегему, говорит мне: «Слезай с моего коня, иди себе». Удивился я, что он моего коня своим называет, слезай, говорю, сам, неблагодарный.

Стал он кричать, людей созывать, что будто־бы довёз меня, а я у него коня отбираю. Люди на крик

сбежались, ему верят, мне нет, чуть не побили. Но это я его привёз, верни, князь, моего коня.

-    Говори ты, молла, - приказал князь.

-    О, мой господин, всё не так. Я подвёз негодного, видели люди, что уздечка была в моих руках, значит конь мой.

-    Да... да, - зазвучали голоса, - видели мы, что он уздечку держал, он коня погонял.

Задумался князь. Действительно, у кого в руках уздечка, тот и хозяин

-    Что скажешь, почтенный рабби Нисон?

-    Есть ответ, - улыбнулся рабби, - пусть все отойдут от коня на десять шагов, а потом каждый позовёт его. Посмотрим, к кому подойдёт.

Так и сделали. Один кричит, другой кричит, третий, пока Хасан не свистнул. Встрепенул конь ушами и побежал к нему.

Как увидел, молла, что не удалось обмануть, опустил голову и захромал прочь, даже палку свою забыл.

Было это в шестой день недели. Время уже шло к закату, поэтому евреи, приехавшие торговать с кабардинцами, подошли ближе и говорят:

-    Рабби, пора ехать, скоро шаббат.

-    Да-да,- сказал рабби, - езжайте, я сам приду.

Удивились они:

-    Рабби остаётся у князя? А домой когда вернётся? Пешком идти из аула до Нальчика не меньше трёх часов. В шаббат у рабби «азкара», годовщина смерти отца. Ведь он должен читать мафтир и кадиш.

Видят, рабби не встаёт, сели в бричку и погнали домой.

Солнце касалось снежных вершин гор, в еврейских домах Нальчика зажгли шаббатние свечи.

Мужчины заполнили двор нимаза, ждут начала молитвы. Все уже знали, что рабби Нисон остался в Чегеме.

Но, когда шамаш открыл двери, и евреи вошли в зал, были поражены увиденным. Рабби, одетый в шаббатние одежды, сидел на своём месте и читал Теилим.

Знали раньше, что для него нет ничего невозможного, но первый раз удостоились увидеть чудо своими глазами.

Таких праведников, как рабби Нисон, на иврите называют «бааль а-нес», властвующий над материальным миром. Рабби Шимон бар Йохай, его друзья и ученики, Аризаль, рабби Хаим бен Атар, многие и многие праведники преодолевали пространство и время силой своей праведности и глубочайшего знания Торы.

Рассказывает рабби Мордэхай Гилядов, раввин общины горских евреев города Нацрат-Илит:

-    Приходили к рабби Нисону евреи, просили, чтобы написал что-нибудь от сглаза, или сделал бы какую-нибудь «сегулу». Отказывался рабби, объяснял, что к евреям дурное не пристаёт,, праведных евреев Ашем охраняет. Благословенны праведники, на которых опирается народ. Спустя многие годы после тяжких испытаний евреи Нальчика возродили язык Торы в отстроенной синагоге. На Всесильного наша надежда, Он защитит Свой народ, вернувшийся к Нему с раскаянием. Аминь.