Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Шаббатние рассказы: Свидетель

Шаббатние рассказы: Свидетель

Долгая холодная зима. Словно этот еврейский посёлок спрятан не на Восточном Кавказе, а в Западной Сибири. От обилия снега на покатых улицах слезятся глаза. Воздух пронизан голубым дымом, который кто-то невидимый сдувает с печных труб, торчащих над окнами. Дым пахнет ольхой или буком и каждый запах по-своему хорош.

Шаббат, субботний покой, двести и триста лет тому назад в такие же зимы, как эта, евреи протаптывали по снегу тропинки от своих домов к нимазу, на утреннюю молитву или на «минху».

Между «минхой» и вечерней молитвой, «арвитом», всегда остаётся время. Рабби сидит около жаркой железной печки, которую от души накормил шаббатний работник Абдулла, а вокруг рабби мальчики, его ученики, благословит их Творец.

Рабби начинает говорить, евреи умолкают и придвигаются поближе.

Здесь когда-то жил еврей по имени Ашир. Он торговал драгоценными камнями. Дело это, скажу вам, очень прибыльное, камешки занимают мало места, завернул в тряпочку, бросил на дно котомки с едой, кто знает, что ты несёшь, если, конечно, никто не выдаст. Один никогда не ходил, присоединялся к другим купцам, его все знали.

В тот день Ашир выехал с турками, которые везли кубинские ковры, охрана у них сильная, надёжная. Конь Ашира не хуже чем у других, груза нет, только кашерная еда, да и дорога знакомая, испытанная.

Был в караване ещё один купец, из местных, молодой, но, видно, неопытный, Керимом звали. Сразу же стал держаться поближе к Аширу, коня его оботрёт, воду из родника принесёт, вопросы разные задаёт, где какой товар в цене, как покупать, как продавать. Едут рядом, за хорошей беседой время незаметно идёт.

Как-то отстали от каравана, пришпорили коней, еле догнали. Другой раз впереди каравана оказались.

Смотрит Ашир - ущелье на два потока разделилось, вода между скал шумит, надо бы вернуться. А Керим схватил уздечку его коня, кинжал из ножен выдернул и говорит:

-    Еврей, спускайся на землю, отдай мне свой мешок и проси прощения у Аллаха, здесь ты умрёшь.

-    Не убивай меня, - просит Ашир, - возьми всё, не убивай, не оставляй сиротами моих детей!

-    Не проси, еврей, если оставлю в живых, донесёшь на меня, а так, без свидетелей, кто узнает?

Понял Ашир, что нет спасения и помощи. Огляделся по сторонам, видит, на камне сидит птица, размером с курицу, красивая, разными красками переливается.

-    Эта птица будет моим свидетелем против тебя, негодяй, - закричал Ашир, а Всесильный отомстит за меня!» Повернулся в сторону Ирушалаима и стал читать «Шэма Исроэль».

Рассмеялся Керим, дал ему дочитать до «Эмет» и свалил одним ударом кинжала в спину.

Спустился негодяй с коня, оттащил убитого за камни, взял его мешок, и поехал вверх по ущелью, чтобы не встретиться с караваном. Вечером уже ел хлеб в доме своей матери, в Кубе.

А жена Ашира знать ничего не знает, ждёт его месяц за месяцем. Что с ним, где он? Родные, друзья искали, писали в разные места, где он мог быть. Пропал бесследно.

Много денег оказалось в руках Керима, когда он продал драгоценные камни из мешка Ашира. Купил большой дом, жену привёл, купил лицензию взимать подати с народа для хана. Катается на белом коне - справа и слева слуги бегут, один коран в позолоченном футляре несёт, другой -палку, бить должников.

Стал богатым и важным человеком, хан его к своему столу допустил.

Сидят хан и Керим на подушках, беседуют, жирные куски баранины в наршараб макают. В этот день слуга решил порадовать хана новым блюдом. В дворцовую кухню принесли с гор необыкновенную птицу, размером с курицу.

Посмотрели повара и изумились её красоте, многоцветные перья отражали солнечный свет и слепили глаза. Решили приготовить так, чтобы сохранить для хана это чудо.

Принесли новое блюдо на стол. Посмотрел Керим и узнал птицу, которая видела, как он убивает Ашира. Вспомнил, как то одним, то другим глазом смотрела на него, а потом прыгнула с камня и полетела, размахивая крыльями над горной рекой.

Побледнел сначала, на лице холодный пот заблестел. А потом подумал: «Глупый еврей говорил, что птица будет свидетелем. Обязательно будет, когда мы с ханом съедим её!» Не сумел удержать в себе смех.

-    Ха-ха-ха-ха-ха-ха! - смеётся, руки прижимает к животу.

Удивился хан, спрашивает:

-    Над чем смеёшься?

-    Так, своими мыслям, - отвечает.

-    Если не скажешь, немедленно прикажу казнить, - рассердился хан.

Почувствовал Керим над головой опасность и ничего не успел придумать, чтобы соврать. Подумал: «Расскажу, как было. Я всего-то одного еврея убил, а он за один раз десять душ отправил в другой мир. Пусть тоже посмеётся». Вытер лицо и губы полотенцем и говорит:

-    Мой господин, я вспомнил слова еврея, который перед смертью показал на эту птицу, что она будет свидетелем против меня. Еврея я убил, а эту птицу мы сейчас съедим. Ха-ха-ха-ха!

Посмотрел хан на него, потом на чудо-птицу на столе и думает: «Небеса послали на мой стол птицу-свидетеля и открыли убийство еврея, почему?

Видно Аллах решил отомстить за его кровь моими руками.

Повернулся к Кериму спрашивает как бы с любопытством, чтобы не возбудить подозрение:

-    Скажи, кто же этот глупый еврей, как его имя, откуда он?

Выслушал хан, встал из-за стола, вызвал слуг и приказал связать убийцу.

В тот же день судил его перед множеством народа. Послал привести жену и детей еврея Ашира и отдать им дом и всё богатство Керима. Самого его приказал повесить, а семью изгнать из города, чтобы следа не осталось.

Элоким гадоль, благословен Творец, в чьих руках наказание и награда. Всё Он видит и всё имеет смысл и значение в Его деяниях, скрытых от нас.

Он, Благословенный, отомстит за нашу кровь и выведет свой народ из изгнания. Амен.