Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ГОСУДАРСТВО ХАШМОНАИМ

ГОСУДАРСТВО ХАШМОНАИМ

Хашмонаим и прушим

В годы освободительной борьбы народа Иудеи против греческих поработителей опору и основную силу Хашмонаим составляли хасиды, ревностные хранители еврейского Закона. Именно они своей преданностью вере и храбростью обеспечили победу национальному делу. Наследниками хасидов и продолжателями их дела были прушим.

Защита Торы и претворение в жизнь ее учения во всей целостности было вначале общей задаче как прушим, так и Хашмонаим. Первые Хашмонаим были вождями и выразителями надежд самых широких кругов народа, то есть прушим, во главе которых стояли выдающиеся знатоки Торы, пользовавшиеся безусловным авторитетом. Почти всё долгое правление Горканоса именно прушим определяли духовные, правовые и административные нормы в государстве. В Сангедрине также преобладали прушим. Лишь в конце правления Горканоса наметился разрыв между Хашмонаим и прушим: когда Горканос начал приближать цдуким и опираться на них.

Недовольство прушим стала вызывать военная и политическая деятельность Горканоса, потому что, уделяя ей основное внимание, он начал пренебрегать обязанностями первосвященника. Между прушим и цдуким вначале не было резких столкновений, которые могли бы нарушить нормальный ход религиозной и государственной жизни. При дворе Горканоса были и прушим и цдуким. На первых он, как первосвященник, опирался в делах религиозных, а вторых использовал как военачальников, администраторов и дипломатов. Равновесие это было нарушено незадолго до кончины Горканоса.

Влияние прушим вызывало зависть цдуким, которые настраивали Горканоса против своих соперников. Рассказано в Талмуде, что однажды, когда старый Горканос праздновал одну из своих побед, его приближённый, цадок, сказал правителю: Прушим злоумышляют против тебя. Горканос потребовал от присутствующих, чтобы они ему сказали откровенно, согрешил ли он когда-нибудь против Торы, и если да, то что ему надо сделать, чтобы заслужить благоволение народа. Все молчали. Наконец поднялся один из прушим и сказал: "Если ты хочешь быть праведным, то довольствуйся венцом монарха, и верни сан первосвященника наследникам Агарона". Основанием для этого требования послужил слух о том, что мать Горканоса, якобы, была взята в плен в Модии-не во время войны Макабим с греко-сирийцами. Слух этот, ставивший под сомнение чистоту происхождения Горканоса, был опровергнут в результате расследования, проведенного по его личному приказу. Но Горканос уже обратил свой гнев против прушим. По совету друзей он начал преследовать и даже казнить учителей Закона - прушим. Сказано в Талмуде, что преследуя мудрецов — знатоков Закона, он (Горканос) воспрепятствовал изучению и преподаванию Устной Торы и таким образом открыто перешёл в лагерь цдуким.

Аристобулос

По-видимому, в последний период своей жизни Йоханан Горканос желал примириться с прушим.

Иосиф Флавий сообщает в своей книге "Иудейская война", что перед смертью Горканос решил разделить духовную и светскую власть в стране. С этой целью он в завещании назначил правительницей государства свою жену, а сан первосвященника передал старшему сыну Йегуде Аристобулосу. Но Аристобулос не удовольствовался саном первосвященника, он захватил также и светскую власть и первым из династии Хашмо-наим назвал себя монархом. На его монетах, однако, чеканился титул: "Йегуда-первосвященник и друг иудеев", Эта надпись, очевидно, свидетельствует о том, что Аристобулос правил совместно с Сангедрином. Правление его продолжалось всего два года, и за это время Аристобулос успел отвоевать северную Галилею, где обратил в иудаизм местных язычников.

Йегуда Аристобулос умер бездетным, ему наследовал его брат Александр Янай, женившийся на вдове покойного Шломит (Шломцион).

Александр Янай

Он правил с 3674 /90/ по 3688 /72/ год и начал с того, что полностью подчинил своей власти всё Средиземноморское побережье Эрец Исраэль от горы Кармэль до Египта. Первый поход Яная был направлен против приморского города Акко. Город обратился за помощью к царю Кипра Талмаю, который вёл тогда борьбу со своей матерью, египетской царицей Клеопатрой [не путать со знаменитой Клеопатрой]. Талмай вторгся в Иудею и нанёс поражение войскам Яная, но Клеопатра, опасаясь могущества сына, послала на помощь Александру египетскую армию. Талмай был вынужден покинуть Иудею.

Второй период правления Яная характерен открытым конфликтом между домом Хашмонаим и широкими народными массами во главе с прушим, недовольными военной политикой Яная. Открытое столкновение произошло в праздник Суккот. Александр Янай решил исполнять в Храме обязанности первосвященника и должен был совершить возлияние воды на алтарь. Эта мицва восходит к Устной Торе и совершается только в Суккот. Торжество это, очень популярное в народе, было связано с церемонией черпания воды, весело и радостно отмечавшейся хасидами и земледельцами. Цдуким не признавали этого. Александр совершил поступок, вызвавший народную ненависть к нему: он вылил к своим ногам поданную ему чашу с водой, вместо того, чтобы возлить её на алтарь. Народ был возмущён осквернением священной церемонии и забросал монарха-первосвященника плодами этрогов. Царь жестоко отомстил за это оскорбление. По его знаку, стража, состоявшая из наёмников-неевреев, бросилась на празднующих, и под ударами мечей пали шесть тысяч евреев. Результатом был полный разрыв между Янаем и народом, возглавляемым прушим.

Вспыхнула гражданская война, продолжавшаяся шесть лет. Были убиты три тысячи прушим и повешены 880 из их руководителей, кроме Шимъона бен Шетаха, родственника жены Яная. Спасаясь от репрессий, многие прушим бежали в Египет, в том числе, выдающийся мудрец Йегошуа бен Прахья.

Третий период правления Яная — это последние годы его жизни. Он характеризуется значительными территориальными приобретениями государства Хашмонаим, именно тогда достигшего вершины могущества. Янай победил набапгим (набатеев)* на юге и вторгся в пределы богатых городов Зайорданья, после чего вступил на Голаны. Умер Янай от внезапной болезни, осаждая крепость Регев в Зайорданье, которая была взята после его смерти. Следует отметить, что военные успехи последних лет жизни Яная были не только следствием упадка эллинистических государств этого района, но и явного военного превосходства Иудеи над набапгим. Лишь после смерти Яная набатим удалось достичь некоторых успехов и усилиться за счёт государства Хашмонаим.

Шломит-Александра

Перед смертью Александр Янай, поручая управление государством своей жене Шломит-Александре, посоветовал ей примириться с пришим — самой влиятельной силой в стране, в вавилонском Талмуде приведены слова, сказанные умирающим Янаем своей жене, которые можно расценивать как его завещание. "Не бойся, — сказал он ей, — ни прушим, ни цдуким; бойся лицемеров, грешащих втайне...". Шломит — Шломцион га-малка вняла совету мужа. Она вернула руководителей прушим из изгнания, освободила из темниц, и поручила им формирование Сангедрина, из которого были удалены цдуким.

Одним из самых видных вождей прушим был Йегуда бен Табай, находившийся в египетском изгнании в долгие годы правления Яная. Йе-рушалаимский Талмуд приводит текст письма, содержащего приглашение Йегуде бен Табаю вернуться в Йерушалаим и вновь возглавить прушим: "Священный и великий город Йерушалаим приветствует тебя, Александрия. Доколе жених мой возлюбленный будет у тебя, а я оставлена одинокой". Йегуда бен Табай возвратился на родину, где присоединился к брату Шломит — Шимъону бен Шетаху.

Немедленно были приняты меры к восстановлению авторитета Устной Торы, находившейся в пренебрежении во время господства цдуким. Прушим тем охотнее согласились на правление Шломит, что духовная власть была теперь отделена от светской, в сан первосвященника был возведён сын Шломит — Горканос.

Годы правления Шломит были "золотым веком" государства Хаш-монаим, несмотря на то, что, достигши власти в преклонном возрасте, она правила всего девять лет /3688-3697/. Цдуким, хотя и отстранённых от ключевых религиозных постов, не преследовали, в стране царили мир и процветание. Очень плодотворной была деятельность Шимъона бен Шетаха и Йегуды бен Табая, благодаря которой направление прушим глубоко укоренилось в духовной жизни народа. Сказано в Талмуде, что после гонений Александра Яная на прушим, из-за которых пострадало Святое Учение, "Шимъон бен Шетах восстановил в мире Устную Тору в её древнейших пределах". Заботился он и об основании в городах и поселениях Исраэля многочисленных учебных заведений, где дети воспитывались в духе Торы под руководством хороших, знающих учителей. Система, основанная им, сохранилась по сегодняшний день, а учебные заведения так и называются — хедер и талмуд Тора.

Во внешней политике Иудеи не произошло особых изменений. Темпы иудейских военных операций значительно замедлились, но Шломит продолжала содержать сильную армию. За всё время её правления Иудее лишь однажды грозила опасность, когда царь Армении Тигран во главе большой армии приблизился к её границам. Но в это время в Армению вторглись римские легионы, и Тигран поспешно повернул обрати но. Казалось само небо благоприятствовало времени царствования Шломит и осыпало государство щедрым благословением и изобилием. Долго хранили наши мудрецы хлебные зёрна тех лет, размером в золотой динар, и показывали их последующим поколениям в назидание.

Борьба за трон

Горканос, был первосвященником. После смерти Шломит, его младший брат Аристобул счёл, что монарший венец полагается ему. Армия поддерживала воинственного Аристобула, а не слабохарактерного Горканоса, который, тем временем, был коронован в Йерушалаиме. Прушим оказались в сложном положении. С одной стороны, они выступали за то, чтобы светская и духовная впасть были разделены, и не возражали против передачи монаршего венца Аристобулу. С другой, их пугала его чрезмерная воинственность, они опасались, что Аристобул истощит страну обременительными войнами.

Уже в конце царствования Шломит появились первые признаки тяжёлого кризисного состояния дома Хашмонаим. Старший сын Яная и Шломит,

В государстве вспыхнула внутридинастическая борьба, которая отныне почти не прекращалась до полного падения дома Хашмонаим. Аристобул направил войска против брата, чтобы отнять у него престол. При Йерихо встретились обе армии, и Гоканос был разбит, так как большая часть его воинов перешла на сторону Аристобула. В 3699 /63/ году братья заключили между собой договор, по которому Горканос отказался от всех притязаний на престол, сохранив за собой лишь сан первосвященника. Аристобул был провозглашён монархом Иудеи.

Недолго продолжалось спокойствие. Оно было нарушено человеком, которому предстояло сыграть трагическую роль в истории еврейского народа. Антипатр, потомок тех эдомим, которых Йоханан Горканос покорил и обратил в иудейство, был наместником Идумеи при Александре Янае. Честолюбивый эдоми сблизился со слабовольным Горка-носом, надеясь впоследствии сделаться его советником и фактическим правителем государства. После отречения Горканоса, Антипатр не желавший отказываться от своих планов, убедил первосвященника обратиться за помощью к царю набатим Арету III и при его содействии вернуть себе престол. Арет с большой армией вторгся в Иудею и осадил Аристобула и его сторонников на Храмовой горе в Йерушалаиме. Осада затянулась на долгое время, но осаждённые каждый день приносили в Храме обязательные жертвоприношения — тамид*. Рассказано в Вавилонском Талмуде, что когда у осаждённых не осталось животных для возношений, они стали их покупать у осаждавших. Каждое утро спускали на верёвках с крепостной стены корзину с деньгами, а взамен поднимали ягнят. Не для себя, но для алтаря делали это осаждённые жители. И вот один старый нечестивец сказал осаждавшим, что взять Храм невозможно, пока в нём совершаются возношения. И тогда осаждавшие решились на великое кощунство и послали когэнам свинью вместо ягнёнка. Написано в Талмуде, что, когда те, по неведению, поднимали свинью наверх, она зацепилась копытцами за стену, отчего содрогнулась вся земля Исраэля.

Потрясающий эпизод из этой братоубийственной войны, ожесточившей сердца, рассказан в книге Иосифа Флавия "Иудейские древности": Во время осады Йерушалаима Горканосом привели в его лагерь человека по имени Хони ёа-маагель, известного своей праведной жизнью, и хотели заставить его призвать гнев небес на Аристобула и его воинство. Но Хони обратил свою молитву к Богу с такой просьбой: "Вседержитель мира! Осаждающий и осаждённый — оба Твои дети; если они будут взывать о Твоей помощи для обоюдного уничтожения — да не услышь Ты ни одного из них". Так реагировал праведник того поколения на братоубийственную войну. Воины Горканоса не могли понять такого благородства и убили Хони га-маагеля.

Рим выходит на Ближний Восток

Во время этой междоусобной войны в Иудее на ближневосточной арене появилось новое действующее лицо: римский полководец Помпей, победоносно завершивший войну в Азии против понтийского царя Митридата и в 65 году до хр. л. захвативший Сирию. Военачальник Помпея Скавр, прибывший в Дамаск, узнал о братоубийственной войне в Иудее и решил, что это прекрасный повод для вмешательства в иудейские дела. Посланцы обоих братьев явились к Скавру в Дамаск, и он

принял решение в пользу Аристобула. Между тем в Дамаск прибыл сам Помпей, и потребовал, чтобы оба брата лично явились к нему на третейский суд и представили свои доводы. Одновременно к Помпею явилась делегация прушим и потребовала от него отмены монархии в Иудее, так как евреи должны подчиняться лишь монарху из дома Давида либо первосвященнику. Помпей, готовившийся тогда к походу против набатим, решил отложить принятие решения до окончания военных действий.

Аристобул понял, что Помпей намерен отнять у него венец монарха и значительно урезать территорию Иудейского государства, вернуть независимость эллинистическим городам, покорённым при Хашмонаим. Аристобул оставил Дамаск. Крупные силы Помпея шли за ним по пятам, и Аристобул был вынужден сдать римскому полководцу все иудейские крепости. В конце концов Аристобул настолько пал духом, что открыл Помпею даже ворота Йерушалаима. Римлянам осталось захватить лишь Храмовую гору, где укрепились сторонники Горканоса.

Помпей бесчинствует в Йерушалаиме

Три месяца безуспешно осаждали Храмовую гору римские легионеры. В Йом кипурим 3700 /60/ года они ворвались в Храм и учинили в нём страшную резню.

Когэны продолжали совершать возношения, спокойно ожидая смерти. Некоторые из них были убиты, и их кровь смешалась с кровью жертвенных животных. Помпей совершил кощунство и вошёл в Святая Святых Храма, куда имеет право входить лишь первосвященник, да и то раз в году, в Йом кипурим. Римский полководец был очень удивлён, не найдя там ни одной статуи или изображения божества. Помпей, однако, не позволил трогать священные сосуды Храма, велел очистить его от скверны и продолжать Храмовую службу.

Начало римской оккупации

Так завершилась независимость государства Хашмонаим. Помпей упразднил монархию в Иудее, но сан первосвященника и

должность правителя оставил за Горканосом. Зубья Иерушалаимской стены были подпилены. Иудейское государство потеряло большинство территорий, освобождённых при Хашмонаим. Всем греческим городам в Иудее была возвращена автономия.

Укрепляя и развивая греческие города, Помпей стремился восстановить влияние греческого элемента в стране и ослабить еврейское население, столь окрепшее в эпоху Хашмонаим. В первые годы после покорения Страны, римляне старались не вмешиваться без особой надобности во внутренние дела евреев. Они не превратили Иудею в римскую провинцию. Но утрата независимости всё сильнее ощущалась во всех областях государственной жизни. Иудея больше не считалась римским союзником. И хотя Сангедрин не утратил своих прав, решение важнейших политических проблем не входило в его компетенцию.

Существенные перемены

В религиозной и общественной жизни государства Хашмонаим за относительно короткий срок его существования произошли глубокие изменения. Постановление народного собрания 18 Эула 3635 /125/ года как бы узаконило традицию, сложившуюся ещё в период персидского владычества: первосвященник являлся главой еврейского населения и его официальным представителем. Он был высшим авторитетом в Стране, которая управлялась по законам Торы. Хашмонаим сохраняли за собой сан первосвященника: без него их светская власть теряла всякий смысл. Это положение сохранялось и после того, как Хашмонаим' возложили на себя венец монарха, ибо их уже не удовлетворяло звание правителя, и они считали, что титул монарха повысит престиж дома Хашмонаим вне пределов Иудеи. Поэтому на иудейских монетах того времени правители Хашмонаим с одной стороны, по-гречески, отмечали своё звание монарха, а с другой, по-еврейски, свой сан первосвященника. Исключение представляют лишь монеты Александра Яная.

Совет мудрецов, Сангедрин, в Мишне и Талмуде назван по количеству судей — "Судом семидесяти одного". Сангедрин располагал самыми широкими полномочиями. Мудрецы, заседавшие в нём, были знатоками Закона, и от них исходила Галаха для всех евреев.

В каждом городе Эрец Исраэль действовал суд, состоящий из 23 судей (так называемый Малый сангедрин), который занимался, в основном, различными правовыми нарушениями и конфликтами. Если в ходе судебного разбирательства возникали какие-либо сомнения, то эти "малые суды" обязаны были обратиться к Сангедрину. Роль Сангедрина во всех областях еврейской жизни была огромна. Для того, чтобы правильно понимать все законы Торы и точно соблюдать их, необходимо было следовать указаниям мудрецов /Дварим 17:8, 9, 10/.

В эпоху Хашмонаим произошли перемены также в военном и экономическом положении Иудейского государства. Во время Йегуды Ма-каби еврейская армия состояла из добровольцев, и её основой были самые широкие народные массы. Но уже Йонатан и Шимъон содержали постоянное, оплачиваемое войско, необходимое для войн с государствами, окружавшими Иудею. Наёмные иностранные войска стал впервые содержать Йоханан Горканос, и его преемники продолжали эту традицию. Наряду с укреплением боеспособности армии, Хашмонаим постоянно заботились о сооружении укреплений и постройке мощных крепостей. Самые известные из них это Масада, Гиркания и Александрион.

В эпоху Хашмонаим значительно возросло экономическое благосостояние Иудейского государства. Основой экономики в стране испокон веков было сельское хозяйство, садоводство и скотоводство. В эпоху Хашмонаим наряду с земледелием, стали развиваться ремёсла, в основном, в городах и начала процветать торговля. Впервые после продолжительного периода утраты независимости евреи получили возможность заниматься морской торговлей. Раньше это занятие было привилегией прибрежных народов. Выход к морскому побережью Эрец Исраэль способствовал развитию морской торговли и привёл к росту портовых городов Иудеи. Были установлены постоянные рыночные дни — второй и пятый дни недели. В эти дни земледельцы съезжались в города для сбыта своей продукции. В Мишне они называются "дни собрания". В синагогах в эти дни принято было читать Тору. Обычай публичного чтения Торы во второй и в пятый дни недели сохранился до сего времени.