Ноябрь 2017 / Хешван 5778

РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИЗНЬ В ЕВРЕЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА.

РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИЗНЬ В ЕВРЕЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА.

Наместники

Полномочия верховного судьи в Иудее принадлежали римскому наместнику, но при этом римская власть оставила местным учреждениям широкие полномочия в области автономного самоуправления. Высшим органом еврейского самоуправления был Сангедрин. Его компетенции подлежали не только вопросы духовного характера, но и судопроизводство. Сангедрин обладал даже правом приговаривать преступников-евре-ев к смертной казни. В глазах евреев Сангедрин продолжал оставаться высшим авторитетом, не только религиозным, но и административным.

Мир в Иудее сохранялся лишь благодаря особому отношению римлян к религиозным чувствам евреев. В начале I века ещё не произошло фатального обострения отношений между римской властью и еврейским населением Эрец Исраэль: римляне ещё считались с еврейскими религиозными традициями и старались не мешать евреям соблюдать их. В Йерушалаиме, например, не разрешалось выставлять статуи и изображения. И всё же пропасть между римской администрацией и еврейским населением продолжала углубляться. Предоставление римским наместникам права назначать первосвященника и хранить у себя его облачение оскорбляло народ и вызывало у него опасения, что римляне пытаются установить контроль над Храмовой службой. Напряжение нарастало, и конфликт неотвратимо приближался к кульминации.

Семь римских наместников сменились в Иудее с 3766 /6/ по 3801 /41/ год. Ни один из них не годился для этой должности. По происхождению — римские всадники, по профессии — солдаты, знавшие лишь казарменный быт, они не обладали ни дипломатической тонкостью, ни способностью с должным уважением относиться к местным обычаям. Стоит ли удивляться, что римские наместники совершали один промах за другим, усугубляя напряжение безрассудной жестокостью. Их искусство управления государством сводилось к убеждению, что нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить при помощи силы.

И всё же между еврейским населением Эрец Исраэль и римскими властями ещё не было прямых конфронтаций. Так продолжалось до назначения в 3786 /26/ году прокуратором Иудеи Понтия Пилата. Жестокий, недальновидный и самоуверенный Пилат, по-видимому, ненавидел страну, которой ему пришлось управлять. Он не упускал возможности оскорбить самые святые чувства евреев. С его назначением всё более усиливается в народе недовольство римской властью.

Деятельность прушим

Вместе с тем, в начальный период римского господства прушим, а вместе с ними и другие религиозные группировки тогдашней Иудеи, получили возможность вернуться к активному участию в общественной жизни, что было невозможно в период правления Гордоса. Мы уже говорили, что практически весь еврейский народ — это были прушим. Они видели свою главную задачу в сохранении иудаизма. Прушим всегда трезво оценивали обстоятельства и избегали рискованных и авантюрных предприятий. Даже решаясь на борьбу с римлянами, они учитывали средства, находящиеся в их распоряжении, и действовали, руководствуясь ясно осознанной целью. С последовательной твёрдостью выполняли прушим свою историческую миссию: хранили Тору, величайшее достояние еврейского народа, и спасали иудаизм — залог единен ва нации, гарантию её существования и после разрушения Второго Храма. Это благодаря им, народ сумел сохранить верность законам Торы в труднейший период рассеяния и тем самым сберечь себя как единое целое.

В начале I века хр. л. среди духовного руководства прушим особо выделялся Гамлиэль Старший, первым получивший почётное звание рабана. Он был внуком знаменитого законоучителя Гилеля и его преемником в должности наси, главы Сангедрина. Подобно своему деду, Гамлиэль был автором многих галахот — установлений и решений для лучшего и точного выполнения законов Торы. В Мишне о нем сказано: "Когда рабан Гамлиэль скончался, вместе с ним исчезло уважение к Торе и перестали существовать чистота и воздержание". Деятельность рабана Гамлиэля еще больше упрочила высокую репутацию дома Гилеля, члены которого играли выдающуюся роль в религиозной и общественной жизни евреев в Эрец Исраэль и после разрушения Второго Храма. Видной личностью был и сын Гамлиэля, рабан Шимъон бен Гамлиэль. Такие мудрецы, как Гилель, рабан Гамлиэль и его сын Шимъон, пользовались в народе непререкаемым авторитетом. Ревностность в изучении Торы счастливо сочеталась у них с политической дальновидностью и житейской мудростью, что позволяло им наилучшим образом руководить всей жизнью народа в тот бурный период еврейской истории.

В центре духовной и общественной жизни в Эрец Исраэль были прушим. На одном крайнем фланге еврейской духовной жизни находились ессеи. На противоположном — цдуким, представлявшие, в основном, аристократию и состоятельные круги населения. Они не признавали многих законов и положений Устной Торы.

Ессеи

Ессеи еще в период Хашмонаим обособились в отдельную, замкнутую секту, так как не желали принимать никакого участия в жизни светского государства Хашмонаим. В своём стремлении к духовному и нравственному совершенствованию ессеи удалились в пустынные места в окрестностях Мёртвого моря, где жили замкнуто, отказавшись от всех мирских благ, в том числе и от личной собственности. Они стремились к такой степени личного совершенства, духовного и телесного, которое позволило бы им стать сосудом для восприятия Святого духа — руах а-кодеш*. Для этой цели ессеи разработали сложные обряды очищения души и тела, в том числе — омовения в воде, которые, по их мнению, искупали грехи и возрождали к новой жизни. Завоевание Эрец Исраэль римлянами лишь упрочило их убеждение в необходимости изолироваться от внешнего мира в небольших общинах, вдали от городов и поселений. Ессеям казалось, что наступившие смутные времена предвещают вообще разрушение существующего порядка вещей и приближение того царства Божьего, провозвестником которого явится приход Машиаха (мессии) — спасителя.

Канаим

Превращение Иудеи в римскую провинцию было связано с зарождением в ней активного освободительного движения. Оно возникло уже в период правления Колония — первого римского наместника Иудеи, и идеологи этого движения заняли гораздо более радикальную позицию в вопросах политической независимости и отношения к римской власти, чем прушим. Участники этого движения вошли в историю под названием канаим (зелотов)*. Зачинателем его был Йегуда Галилейский*. Иосиф Флавий считает канаим четвёртым религиозно-философским и идеологическим течением в Иудее, после прушим, цдуким и ессеев. Последователи Йегуды Галилейского и составили ядро этого движения. Йегуда Галилейский учил, что идеальное царство Божье, существующее на небе, должно воплотиться на земле. Для того чтобы это произошло, необходимо не только выполнять все законы Торы, но и не признавать никакой другой власти, кроме власти Творца. Поэтому Йегуда Галилейский считал подчинение римскому императору грехом, равным идолопоклонству, и не признавал в этом никаких компромиссов. Следствием такого мировоззрения была готовность зелотов жертвовать всем, даже жизнью, для достижения священной цели — освобождения Эрец Исраэль от власти язычников. Смерть во имя Всевышнего (кидуш ёа-Шем, освящение Имени Творца) считалась у канаим величайшим благом, какого может удостоиться еврей. И когда Иудейское государство уже было обречено на гибель, канаим до последней минуты жизни сражались за независимость отечества, и лишь по их трупам вступили в Йерушалаим римские легионы.

Существование сект с крайними взглядами способствовало росту в стране эсхатологических настроений*. В народе распространялась вера в близкий приход спасителя, который избавит страну от римского ига.

Возникновение христианства

Так мы подошли к столь сложному и болезненному вопросу, как происхождение христианства. Зарождение этой религии, её главные постулаты и "таинства", все значительные события её первоначальной истории неразрывно связаны с иудаизмом. Христианство возникло и сформировалось как религиозное учение среди евреев Эрец Исраэль.

Нас интересует происхождение христианства, поскольку оно тесно связано с духовными, политическими и социальными процессами в Эрец Исраэль в то время. У евреев отношение к христианству было негативным с самого начала. Со временем христианство превратилось в религию мирового масштаба, порвав с иудаизмом, культивируя чуждые ему идеи и даже языческие культы. Все четыре евангелия были составлены намного после событий, которые, якобы, происходили и о которых они повествуют. В них рассказано, что Иисус Христос объявил себя мессией, на иврите — машиах, что означает "помазанник", по-гречески "христос". "Иисус" — латинская форма еврейского имени Йегошуа или, как принято в народе, — Ешу.

В облике Иисуса, каким он представлен в евангелиях, есть две черты, которые ставят его вне еврейской духовной традиции: утверждение своего личного авторитета выше, чем авторитет мудрецов Торы, учителей Закона, и провозглашение себя спасителем. Правда, он утверждал свое мессианство не в смысле политическом. Он говорил, что его царство "не от мира сего". Но это не делало его менее опасным для римских властей. Толки о пришествии мессии изрядно беспокоили римлян. Ученики Иисуса открыто говорили, что он — спаситель. Как пишут евангелисты, положение его в Галилее стало опасным. Да и своих учеников, ожидавших явления его народу как спасителя, он не мог держать в постоянном напряжении. В канун праздника Песах они вместе с многочисленными паломниками прибыли в Йерушалаим. Здесь Ешу заявил, что от Храма не останется камня на камне. Это вызвало возмущение в еврейской среде. Но и тут евреи не тронули его, не желая привлекать внимания римлян. Возбуждение в городе продолжало нарастать. Слухи о "царе иудейском" и "спасителе" все более распространялись и, наконец, достигли римских властей. По евангелиям, именно тогда, спустя три дня после заявления о разрушении Храма, евреи арестовали его. Далее в евангелиях сказано, что Сангедрин, заседавший в доме первосвященника, судил Иисуса и приговорил к смерти по обвинению в богохульстве. Приговор, якобы, был вынесен на основании лжесвидетельства одного из его учеников, Йегуды, а Понтий Пилат утвердил приговор весьма неохотно, да и то лишь под давлением толпы.

Постараемся разобраться в этом кровавом навете на еврейский народ, имевшем для него такие страшные последствия. Ясно, что ни Сангедрин, ни какой-либо другой еврейский суд — не важно, прушим или цдуким — вообще не мог так судить, не нарушив при этом законов Торы. Еврейский Закон запрещает ведение суда в шабат и праздничные дни, а суд, по евангелиям, происходил в праздник Песах.

Сангедрин, как известно, мог заседать лишь в лишкат га-газит — в палате тёсаных камней Храма, и он ни в коем случае не мог собраться в доме первосвященника.

Сангедрин не мог судить обвиняемого, пока минимум два свидетеля не подтвердят под присягой своих показаний против него. Свидетели обязаны были сделать это в присутствии обвиняемого, который был в праве вызвать в суд любого, кто мог дать показания в его защиту.

Разве можно поверить в то, что Сангедрин нарушил эти установленные Торой законы, на которых основывается его деятельность, попрал обычаи, освященные веками?

Историки считают, что римляне потребовали выдать возмутителя спокойствия на расправу. В прокураторском дворце Понтий Пилат провёл при закрытых дверях суд и приговорил обвиняемого к излюбленному римлянами виду казни, к распятию, по обвинению в том, что он угрожает спокойствию государства, выдавая себя за "царя иудейского".

У Анатоля Франса есть рассказ "Прокуратор Иудеи", посвящённый последним годам жизни Понтия Пилата. Прошло уже 30 лет после того, как Иисус был распят по приказу римского прокуратора. Пилат, удалившийся на покой в Сицилию, в беседе со старым другом вспоминает различные эпизоды своего правления в Иудее. Друг спрашивает, помнит ли он молодого галилейского чудотворца, звали его Иисус-назаретянин, и за какое-то преступление его распяли. "Немного помолчав, он (Пилат) сказал: "Иисус-назаретянин? Не помню".

И действительно, как он мог запомнить какого-то бродячего проповедника из Галилеи в длинной веренице евреев, распятых по его приказу? Тем более что у нас есть все основания утверждать, что Понтий Пилат не имел и не мог иметь ко всей этой истории никакого отношения.

Мы добросовестно изложили версию евангелий и показали ее несостоятельность. Не следует забывать, что все евангелия написаны намного позднее событий, которые в них изложены.

Согласно достоверным еврейским источникам, Ешу га-ноцри (Иисус-назаретянин), не жил в период, указанный в евангелиях, то есть ни при Гордосе, ни во время прокураторства Понтия Пилата. На самом деле события, связанные с человеком, носящим имя Ешу, произошли на сто лет раньше, при Александре Янае и его сыне Аристобулосе из династии Хашмонаим.

В еврейских источниках прямо сказано, что авторы евангелий специально отнесли все события, связанные с Ешу, на сто лет позднее, чтобы связать их с разрушением Второго Храма. Дескать, это была кара, постигшая евреев, повинных в смерти Иисуса.

Что же в действительности произошло? У нас, евреев, нет недостатка в материалах, раскрывающих историю Ешу. Они были собраны нашими мудрецами, когда создавали Талмуд, и вошли в него. С началом книгопечатания в Европе, когда была издана рукопись Талмуда, христианская цензура тщательно изъяла из него все упоминания о Ешу, но они остались в книгах Талмуда у евреев мусульманских стран. Кроме того, сохранились рукописные материалы, и по ним мы можем восстановить картину того, что произошло в действительности. Эти сведения можно найти и в книге Седер ha-кабала мудреца Рааведа /XII век хр. л./ убитого за отказ креститься, и в комментариях Рамбама, и у автора исторической книги Сефер Юхасин, и в других источниках. Эти источники излагают факты, совпадающие во всех деталях. Ешу был учеником раби Йегошуа бен Прахья, который во время гонений Александра Яная против прушим бежал в Египет. Ешу сопровождал его. Уже в Египте раби Йегошуа был вынужден резко осудить поведение своего ученика, как кощунственное и недостойное еврея. Ешу проявил безмерное честолюбие, нарушал законы Торы и подстрекал к этому других, занимался колдовством. Когда Йегошуа бен Прахья получил возможность вернуться в Эрец Исраэль, Ешу возвратился вместе с ним.

Своего поведения он не изменил. Напротив, вёл себя ещё более дерзко и вызывающе и стал, в конце концов, источником серьезных проблем для еврейского общества. Его несколько раз предупреждали, но безрезультатно. Наконец, на седьмом году правления Горканоса, сына Яная /3707;53/, он был арестован. Ешу было тогда 36 лет. Он предстал перед еврейским судом. Свидетели обвинили его в занятиях колдовством с целью влиять на людей "чудесами", а по закону Торы колдовство карается смертной казнью. Другие свидетели показали, что Ешу подстрекал и соблазнял евреев отойти от соблюдения некоторых законов Торы. Тяжесть обвинений была очевидной, они были доказаны свидетелями, и Ешу приговорили к смертной казни — скила. Перед казнью преступнику давали обезболивающий и усыпляющий напиток, затем сбрасывали его на большой камень, в результате чего наступала смерть. Казнили перед вечером, до захода солнца вешали труп на дереве и быстро хоронили. Сорок дней, с момента вынесения приговора до приведения его в исполнение, как это принято, глашатаи призывали каждого, кто может сказать что-либо в защиту Ешу, явиться в суд и дать показания. Никто не явился. Кстати, мать Ешу была еврейка, а отец — язычник, и по еврейскому Закону он был евреем. Рамбам в своих комментариях подчеркивает, что не следует считать его мамзером — ребёнком, рождённым вследствие запрещённых Торой половых связей.

Такова, в общих чертах, история Ешу по еврейским источникам.

Первые христиане жили коммунами наподобие ессеев и исправно посещали батей кнесет. Еврейская секта, исповедующая веру в Ешу, как и другие отступники от иудаизма, была известна под одним общим названием минйм, что буквально означает "виды", то есть другие виды евреев — еретики. Имея свободный доступ в батей кнесет, христиане старались распространять там свою веру, что противоречило единству иудаизма. Рабан Гамлиэль II велел составить против отступников-миним, в том числе христиан, специальное добавление в главную ежедневную молитву Шмонэ эсре. Об этих отступниках от иудаизма сказано: "И у доносчиков не будет надежды, и все миним и отступники от веры да сгинут немедленно".

Замысел рабана Гамлиэля заключался в том, что такой отступник, вызванный в бет кнесете, чтобы вести молитву, не сможет проклинать своих единомышленников и вынужден будет уйти.

Отделение христианства от иудаизма связано с деятельностью Шаула из города Тарса в Малой Азии. Христиане называют его апостолом Павлом. Этому человеку суждено было стать подлинным основателем христианской церкви. Понимая, что евреи в подавляющем большинстве своем сохранят верность законам Торы, Павел порвал с иудаизмом и обратил все свои надежды на язычников. Он принял меры столь радикальные, что до него они казались немыслимыми. Чтобы облегчить язычникам принятие христианства, Павел отменил законы о кашерной и некашерной пище, а заодно и обрезание — введение новорожденного в союз евреев с Богом. Далее последовали нововведения, приведшие к окончательному разрыву христианства с иудаизмом. Павел заменил Тору Христом. Доктрина Павла гласила, что человек может познать Бога лишь через Христа. Павел не только оторвал христианство от еврейской почвы — он изменил его до неузнаваемости. Ранние христиане верили, что Иисус был "сыном божьим", а Павел учил, что он равновелик Богу. Все эти нововведения Павла были органически чужды иудаизму, основанному на вере в единого Бога, Творца всего.

Дальнейшая судьба христианства хорошо известна. Павел оказался не только непревзойдённым доктринёром, но и превосходным миссионером. Его знаменитые миссионерские путешествия и проповеди среди язычников оказались настолько успешными, что в течение каких-нибудь десяти-пятнадцати лет бывшие язычники стали количественно превосходить евреев в христианской секте. Христиане-евреи, ставшие меньшинством, получили название эвйоним, нищие, а потом совсем исчезли. Порвав с иудаизмом, христианство перестало быть еврейской сектой. Началась самостоятельная история христианства. Но эта тема выходит за рамки наших бесед.