Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ПРАВЛЕНИЕ ГОРДОСА

ПРАВЛЕНИЕ ГОРДОСА

Необузданный тиран

Правление Гордоса можно разделить на три периода. Первый, с 3724 /36/ г. по 3734 /26 / г., — время стабилизации власти путем жесточайшей расправы со всеми противниками установленного им режима.

После захвата Йерушалаима штурмом в 3724 году Гордое приказал казнить сорок виднейших граждан столицы, в том числе некоторых членов Сангедрина, и конфисковал их имущество. Вместе с тем, новый властитель милостиво отнёсся к прушим, руководители которых, Шмая и Автальйон* советовали сдать город Гордосу — не потому, что испытывали какую-либо симпатию к этому человеку, а потому, что видели в нём орудие Божьей кары, поразившей династию Хашмонаим, отошедших от законов Торы. Прушим, по своему обыкновению, стремились к сохранению иудаизма в широком смысле слова и поэтому действовали под влиянием ясно осознанной цели, не поддаваясь минутным страстям и давлению преходящих обстоятельств. Они хранили то главное, что обеспечивает существование еврейского народа, независимо от существования государства. И впоследствии создали для нации, потерявшей Храм и государство, духовный центр, вместо разрушенного политического центра. Они хранили Тору как основу существования еврейского народа.

Ненависть Гордоса к Хашмонаим не знала границ. Он, правда, женился на Мирьям — дочери Александра, внучке Аристобулоса II, но сделал это не по политическому расчёту, а по страстной любви. Эта любовь уживалась в душе Гордоса с жаждой мести роду Хашмонаим. Отобрав у них престол, он постарался также лишить Хашмонаим первосвященни-ческого сана, который передал некоему Хананэлю, жившему то ли в Вавилоне, то ли в Египте. Этот шаг Гордоса вызвал негодование семьи Хашмонаим. Жена Гордоса, Мирьям, и её брат Аристобулос обратились за поддержкой к египетской царице Клеопатре. Давление на Гордоса было столь сильным, что ему пришлось уступить. Первосвященником был назначен юный Аристобулос. Недолго ему пришлось занимать эту должность. Популярность Аристобулоса в народе вызвала зависть и подозрение Гордоса. После того как народ радостно приветствовал Аристобулоса в праздник Суккот, Гордое стал видеть в нём опасного соперника. По его тайному приказу Аристобулос, его шурин, был утоплен в бассейне в Йерихо. Гордое велел похоронить Аристобулоса с большими почестями и притворился глубоко скорбящим, чем, впрочем, никого не смог обмануть. Место первосвященника вновь занял Хананэль.

Это убийство имело трагические последствия для личной жизни Гордоса. Любимая жена Мирьям возненавидела его. К тому же смерть Аристобулоса не избавила Гордоса от подозрений к последним представителям рода Хашмонаим. Хитростью и посулами он заманил в Йерушалаим престарелого Горканоса, спокойно доживавшего свой век в вавилонском изгнании. Гордое опасался, что парфяне используют Горканоса, если решат вновь завоевать Сирию и Эрец Исраэль.

В 3729 /31/ году произошло событие, озаботившее Гордоса, так как оно могло стоить ему престола. Октавиан Август, разбив Антония в битве при Акциуме, сделался единовластным правителем Римской империи. Гордое, которому Антоний покровительствовал, сильно встревожился. Он сразу же перешёл на сторону победителя и поспешил в Рим, но перед этим казнил восьмидесятилетнего Горканоса. Избавившись от последнего претендента на престол, Гордое отправился на Родос, где находился Август. Покидая Йерушалаим, он поручил управление государством своему брату, а Мирьям и её мать заточил в крепость Александри-он, поручив тамошнему коменданту убить обеих женщин в случае, если по воле нового императора Гордое не возвратится в Иудею.

Перед Августом Гордое предстал как слуга перед господином, предварительно сняв с себя знаки монаршего достоинства. Этим смирением он завоевал расположение Августа, который тут же утвердил его монархом. Более того, новый повелитель Рима возвратил ему пограничные области, некогда отторгнутые Помпеем: Йерихо, Яффо, Азу, приморский город Башня Стратона, Шомрон и даже территории, расположенные за Йорданом. Насколько Гордое был ловок и сведущ в делах политических, настолько безрассудным оказывался он в семейных делах и придворных интригах. По его возвращении, Мирьям, оклеветанная сестрой Гордоса, была предана суду по обвинению в супружеской измене и в покушении на жизнь монарха. Суд, состоящий из приближённых и доверенных лиц Гордоса, желавших угодить ему, приговорил Мирьям к смертной казни. Казнили также её мать — Александру и родственников Хашмонаим по боковой линии. Гордос вскоре пожалел об убийстве жены и казнил всех её судей. Но от последствий этой трагедии так и не смог оправиться.

Внутренняя политика

Второй период правления Гордоса — с 3733 /27/ по 3747 /13/ годы. Это время его наиболее активной государственной деятельности. Император Август продолжал осыпать его милостями. Он передал Гордосу Хорон, Башан, Трахон, районы, расположенные в Зайорданье. Таким образом, границы Иудейского государства раздвинулись почти до пределов, бывших при Хашмонаим. Государство включало территории, расположенные от египетской границы до Дамаска и от средиземноморского побережья до Зайорданской пустыни. Внутренняя политика Гордоса значительно отличалась от политики Хашмонаим. Дом Хашмонаим стремился искоренить или, по крайней мере, свести к минимуму наличие языческих и иноплеменных элементов в Эрец Исраэль, в то время как Гордое, наоборот, усиливал их в противовес, евреям. Своё войско Гордое формировал не только из иноземных наемников — галлов, фракийцев, сирийцев и так далее, в нём служили также иноплеменники, жившие в эллинизированных городах Эрец Исраэль, таких, как Себа-стия (бывший город Шомрон), отстроенная и переименованная Гордо-сом в честь императора Августа (Август — по-гречески, Себастос). Небольшой прибрежный городок Башня Стратона превратился при Гордосе в большой город Кесарию, с языческим храмом, в котором в честь Августа были выставлены две статуи: Август в образе греческого бога Зевса и Рим в образе его жены — богини Геры. Флавий писал в "Иудейских древностях", что роль подобных эллинизированных городов, с большим размахом построенных Гордосом, сводилась к тому, чтобы служить "крепостями против собственного народа".

Власть Гордоса внутри страны была абсолютной, пока он не предпринимал ничего, что шло вразрез с интересами римлян. Прежний государственный строй был разрушен. Сангедрин, игравший при Хашмонаим столь важную роль, Гордое заменил религиозным советом (под тем же названием), состоящим из доверенных лиц царя или членов его семьи. Подлинный Сангедрин, состоявший из мудрецов, знатоков Торы, как бы ушёл в подполье, оставаясь для народа высшим авторитетом в изучении Торы и в вопросах Галахи. Этот Сангедрин возглавляли Шмая и Автальйон, а потом Шамай и Гилель.

Сам Гордое, не будучи из рода когэнов, не мог претендовать на сан первосвященника, но он сделал всё, чтобы лишить этот сан былой популярности в народе. Лица, занимавшие эту должность, назначались из числа эллинистов, живших на чужбине. К тому же они сменялись даже в течение года, а священные одеяния первосвященника хранились во дворце. Так Гордое отнял должность первосвященника у Хананэля и назначил на его место Йошуа из рода Фаби, затем он отстранил и Йошуа и передал его сан Шимъону из Александрии, лишь потому, что влюбился в его дочь, тоже Мирьям, и хотел возвысить семью своей возлюбленной. Когда Гордое охладел к этой второй Мирьям, Шимъон вынужден был уступить место первосвященника новому фавориту царя. Самые ответа ственные должности в государстве Гордое обычно давал своим родственникам, пока они не попадали в опалу и не теряли свои должности, часто вместе с головой. Система, при которой власть правителя опирается на членов его семейного клана, была широко распространённым явлением на эллинистическом Востоке, и Гордое этим умело пользовался.

Отношение народа

Что же касается назначения им первосвященниками людей, недостойных этого сана, то народ отказывал тем в должном уважении, всячески демонстрируя свою преданность мудрецам, учителям Торы, в которых видел представителей Сангедрина. В Мишне записано, что друзья первосвященника радовались, когда тот, совершив богослужение, выходил живым из Храма (то есть не был наказан Богом).

А в Вавилонском Талмуде /Йома/ рассказан такой случай. Закончился Йом кипурим, первосвященник вышел из Храма в сопровождении народа. Вдруг все покинули его, потому что увидели Шмаю и Автальйо-на — руководителей Сангедрина, тоже выходящих из Храма. И их, а не первосвященника, стал сопровождать народ. Шмая и Автальйон подошли к первосвященнику, чтобы поздравить его и проститься с ним. Первосвященник, уязвленный предпочтением, оказанным народом мудрецам, сказал им с гневом: "Идите с миром, дети народов". Это благословение было, в сущности, скрытым оскорблением, потому что Шмая и Автальйон были потомками иноплеменников, принявших иудаизм. Шмая и Автальйон ответили: "Мир будет с детьми народов, выполняющими все предписания Агарона, и не будет мира сыну Агарона (то есть, первосвященнику), не выполняющему заветов Агарона".

Тяга Гордоса к язычеству не могла, конечно, вызвать симпатий народа к нему. Гордое, руководствуясь политическим расчетом, вводил в быт народа римские публичные игры и зрелища и вообще старался приучить евреев к римским обычаям. В Йерушалаиме он устроил роскошный театр, а за городом — цирк, где каждые пять лет происходили публичные игры в честь императора Августа. В святом городе можно было увидеть бойцов, наездников, актёров, музыкантов. На площадях Йерушалаима часто устраивались атлетические состязания. Этим Гордое приобрёл расположение римлян и вызвал ненависть евреев, с отвращением смотревших на эти языческие забавы. К тому же евреи видели в нём чужеземца, нееврея, завладевшего с римской помощью короной, не принадлежащей ему по праву. Мстительная подозрительность и жестокость Гордоса разжигали народную ненависть к нему. Гордосу не были преданы и нееврейские племена, населявшие Эрец Исраэль. Они-то как раз считали его евреем, по вине которого все языческие города, отторгнутые Помпеем от Иудейского государства, вновь оказались в его составе. Гордое чувствовал, что всё остальное население Страны враждебно ему. Подозрительность его росла и сопровождалась всё возрастающей жестокостью. Всюду сновали сыщики, таскавшие на расправу каждого, кто непочтительно отзывался о монархе. Виновных казнили, часто после продолжительных пыток. Крепости и укрепленные города, построенные Гордосом внутри страны, и крепость Антония в Йерушалаиме, должны были стать опорой его режима в случае народного восстания.

Гордое, конечно, был хладнокровным и жестоким тираном, но вместе с тем считался одним из самых способных правителей своего времени. В его правление затишье нарушалось лишь мелкими локальными восстаниями да пограничными набегами. К тому же он пытался различными способами завоевать расположение народа. Так, например, в 3737 /23/ году, когда, вследствие продолжительной засухи, в стране свирепствовал голод, а затем появилась и чума, Гордое поспешил на помощь народу, Когда истощилась государственная казна, он обратил все свои драгоценности в деньги, закупил на них хлеб в Египте, нагрузил множество кораблей и велел раздать все голодающим. Когда через три года страну вновь поразила засуха, он освободил народ от трети налогов. Евреи с благодарностью откликнулись на эти меры монарха.

И всё же никакие старания Гордоса не могли примирить народ с жестоким режимом. Ничто так не усиливало непопулярность монарха в народе, как его преданность языческим культам и полное пренебрежение ко всему еврейскому. Однажды десять ревнителей веры составили заговор против Гордоса и решили убить его в театре. Из-за доноса, заговор был раскрыт, а его участники казнены. Народ отомстил тем, что, узнав, кто доносчик, растерзал его. Нарисованная нами картина была бы неполной, если бы мы обошли молчанием отношение Гордоса к еврейству диаспоры. Ему казалось, что евреи диаспоры, находящиеся под римской властью, в состоянии надлежащим образом понять и оценить его проримскую политику. Не раз он успешно ходатайствовал перед Римом об обеспечении прав и полной свободы вероисповедания для евреев Малой Азии и других районов Римской империи, но это не могло ликвидировать пропасть между режимом тирана и еврейским народом. Гордое мог править только методами террора и полицейского сыска, опираясь на армию и ряд крепостей, окружавших со всех сторон населённые евреями районы.

Трагедия тирана

Последний период правления Гордоса прошёл под знаком семейной трагедии, превосходящей любое воображение. Десять жён сделали Гордоса отцом 15 детей. И во всей этой огромной семье ни у кого не нашёл он ни любви, ни преданности, ни уважения к себе. Интриги, клевета, доносы, подкупы, ненависть, убийства, мщение — в этой атмосфере росли его дети, и можно себе представить, какими они вырастали. Гордое всё это сознавал. Но это мучительное сознание еще больше ожесточало его душу. И до последнего дня своей жизни он жаждал крови, находя удовлетворение и наслаждение лишь в убийствах и жестокости. Особенно преуспевала в придворных интригах сестра Гордоса — Шломит. Под её влиянием и из-за козней сына Гордоса от первого брака, Антипатра, тиран казнил своих сыновей от Мирьям — Александра и Аристобулоса. Наследником престола стал Антипатр. Этот достойный сын своего отца не мог дождаться его кончины и решил ускорить её при помощи яда. Отец, узнав об этом, предал сына суду, который приговорил того к смерти. Антипатр долго находился в заточении, и лишь за пять дней до своей смерти Гордое приказал его казнить, Недаром император Август, хотя и был сторонником Городоса, сказал, что лучше быть его собакой, чем сыном.

Все эти потрясения, а, возможно, и угрызения совести, следовавшие за каждым актом жестокости, приблизили конец тирана. Лютая болезнь приковала его к постели. Когда слух о болезни тирана распространился в столице, два учителя Торы Йегуда бен Ципор и Мататья бен Маргалиот вместе со своими учениками сорвали огромное золотое изображение римского орла, установленное Гордосом над воротами Йерушалаимско-го Храма. Это изображение было в течение многих лет как открытая рана в сердце каждого еврея: ведь Тора запрещает выставлять в святом месте изображения живых существ. Несмотря на тяжёлую болезнь, монарх распорядился, чтобы к нему привели мудрецов и четырех их учеников, обвинённых в мятеже. "Зачем вы это сделали?" — спросил Гордое. "Мы хотели, чтобы не было знака позора на Храме", — последовал ответ. Тиран приказал сжечь живьём мудрецов вместе с учениками. Это произошло в 14 день месяца Адар, когда жители Йерушалаима весело празднуют Пурим*. Казнями ревнителей Торы Гордое начинал свое царствование и казнями кончил. Перед смертью он приказал Шломит отправить на ристалище знатнейших мужей Иудеи, задержать их там и изрубить после его смерти, чтобы народ не мог радоваться его кончине. Шломит не решилась выполнить этот ужасный приказ. Гордое был похоронен в своём роскошном дворце в Гордионе. За гробом шли лишь наёмные солдаты. Отношение своё к нему народ выразил так: "Он взошёл на престол, как лисица, правил, как тигр, и сдох, как собака".