Ноябрь 2017 / Кислев 5778

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ

Отпрыск Гордоса

Гордос оставил завещание, в котором выразил свою волю, чтобы его сын от четвертого брака — Аркилос унаследовал титул монарха и управлял Иудеей, Эдомом и Шомроном; его брат Антипатр был правителем Галилеи и Перайи; еще один сын, Филипп, получил Башан, Голаны и другие земли на северо-востоке. Шломит были даны три приморских города. Император Август утвердил это завещание. Но в одном важном пункте оно было нарушено. Август не дал Аркилосу титул монарха, как его отцу, и тот был вынужден довольствоваться титулом этнарха. Возможно, решение Августа объяснялось тем, что жители Иудеи во главе с прушим обратились к нему с просьбой лишить власти дом Гордоса, указав при этом на неспособность Аркилоса к правлению.

Евреи, конечно, хорошо знали этого отпрыска Гордоса. Не обладая ни энергией, ни волей отца, Аркилос унаследовал многие его отрицательные свойства. Он, подобно отцу, с пренебрежением относился к Торе и назначал первосвященником, кого вздумается. Создалось даже такое положение, когда в сан первосвященника возводили людей, не имевших минимального представления о службе в Храме. Одного такого "первосвященника" пришлось целую неделю обучать обрядам, которые он должен совершить в Йом кипур. Несколько первосвященников были лишены сана из-за полной непригодности. В 3766 /6/ г. к Августу прибыли делегации из Иудеи и Шомрона с просьбой ввести в этих областях непосредственное римское управление. Август удовлетворил эту просьбу. За нерадивость и неумение поддержать порядок, Август лишил Аркилоса звания этнарха и отправил его в ссылку в Галию. Иудея и Шомрон перешли под непосредственную власть Рима /3767-3828 гг./.

Провинция Иудея

Итак, за шестьдесят лет до разрушения Второго Храма большей частью территорий Эрец Исраэль стали управлять римские наместники. После того, как Август лишил Аркилоса титула этнарха, Иудея, Шомрон и Эдом были превращены и одну римскую провинцию под на-званием "Иудея". Эту сравнительно небольшую территорию можно было присоединить к сирийской провинции, но Август, принимая во внимание религиозное, культурное и. историческое прошлое еврейского наро-да, не решился на этот шаг. Ему было ясно, что еврейское население Эрец Исраэль требует особого отношения. Этого мнения придерживались и преемники Августа. В Римской империи были провинции трёх категорий. К первой относились так называемые мирные провинции, в которых не было необходимости держать римские войска в большом количестве. Эти провинции подлежали юрисдикции Сената. Ко второй категории относились провинции беспокойные, в которых постоянно нужно было держать большие контингенты войск. Провинции эти управлялись императором через наместников, которыми, становились, обычно, сенаторы. И, наконец, были провинции, управляемые наместниками из сословии всадников, — в них находились вспомогательные отряды римских войск. Считалось, что их достаточно для обеспечения внутреннего спокойствия. Такой провинцией третьей категории стала Иудея.

Вначале Иудеей управляли римские наместники в чине префекта, а позднее — в чине прокуратора. Наместники перенесли свою резиденцию из Йерушалаима в Кесарию, так как в языческом городе чувствовали себя лучше. Римский наместник был, прежде всего, главнокомандующим всех расположенных в Иудее воинских частей. Его задача заключалась в обеспечении внутреннего спокойствия в провинции и в сборе налогов. Префект Копоний /3766-3768;6-8/ провёл перепись населения в Иудее. Подобная периодическая перепись населения в римских провинциях, называемая "ценз", была основой римской налоговой системы.

В первые же годы после смерти Гордоса начался процесс медленного, но неуклонного поглощения всей территории Эрец Исраэль Римской империей. После смещения Аркилоса, римляне аннексировали Иу-дею, и, таким образом, сердце еврейской страны стало римским владе-нием. Всё же при римских императорах Августе и Тиберии этот процесс ещё не казался неотвратимым. И Август и Тиберий благожелательно относились к евреям как в Эрец Исраэль, так и в диаспоре. Они считали еврейское население Эрец Исраэль противовесом жителям греческих городов, не скрывавшим в тот период своего недовольства римской властью. К тому же евреи, зарекомендовавшие себя превосходными солдатами, могли быть надёжным оплотом на восточных границах империи, где постоянной была угроза парфянского нашествия. Да и в доме Гордоса римляне видели дружественную империи династию и неоднократно пользовались услугами её представителей для решения различных внешнеполитических проблем. И всё же положение Эрец Исраэль после смерти Гордоса было нелёгким.

Башан, Голаны, Галилея

В то время как центральная Иудея стонала под игом римских наместников, остальные два удела — Галилея, где правил Гордое Антипатр, и северо-восточные области, управляемые Филиппом. — пользовались относительной самостоятельностью. Филипп оказался хорошим администратором, кротким и справедливым правителем. Под его управлением находились области со смешанным еврейским и языческим населением. У истоков Йордана Филипп построил для себя великолепную столицу — Кесарию Филиппийскую. 33 года он управлял своей областью и умер, не оставив наследников. После его смерти этой областью сначала управляли римские наместники, а затем она была передана Агрипосу I.

Более важной была область Гордоса Антипатра, включавшая Галилею. Он правил с 3770 по 3781 /10-21/ год и, по-видимому, унаследовал от своего отца страсть к строительству. Он воздвигал великолепные пост-ройки, застраивал города, например, Ципори. Вершиной его строительной деятельности было создание в самом красивом, но лишённом административного центра районе Галилеи города Тивериады (Тверии), названного так в честь императора Тиберия. Новый город и стал административным центром всего района. Важно отметить, что Тивериада была городом с преобладающим еврейским населением. Она прославилась своими горячими целебными источниками, а в последующие века — знаменитой талмудической ешивой.

Гордосу Антипатру не удалось спокойно закончить своё правление. Однажды, во время путешествия в Рим, он увидел Гордиаду, жену своего брата, воспылал к ней любовью и вступил с ней в брак при жизни её мужа, нарушив тем самым закон Торы. Народ был возмущён. По настоянию честолюбивой Гордиады Антиптр начал ходатайствовать в Риме о получении титула монарха, но лишь разгневал этим Калигулу. В 3781 /21/ году Антипатр был вместе с женой отправлен в ссылку. Его область была присоединена к монархии Агрипоса I.

Под властью безумца

В период правления императора Гая Калигулы /37-41/ над еврейским населением Эрец Исраэль нависла серьёзная угроза. Одно время казалось, что возвращаются времена гонений Антиоха Эпифана*. Римский историк Тацит* назвал Калигулу чудовищем и имел на это все основания.

Уже в первые месяцы своего правления Калигула стал проявлять признаки безумия. Он объявил себя богом и потребовал, чтобы все подвластные ему народы воздавали божеские почести его статуям. Языческое население Эрец Исраэль решило воспользоваться этим для того, чтобы навлечь на евреев гнев римских властей. Первый конфликт на этой почве произошел в городе Явнэ. Язычники города решили, что настал подходящий момент, чтобы расстроить отношения между евреями и римской администрацией. С этой целью они воздвигли в городе жертвенник в честь нового бога — Калигулы. Евреи, усмотревшие в этом осквернение Святой Земли, разрушили жертвенник. Язычники, только того и ждавшие, пожаловались римскому прокуратору.

Происшествие в Явнэ стало известно Калигуле и привело его в ярость. Чтобы покарать евреев, он приказал поставить в Йерушалаимском Храме свою позолоченную статую. Выполнение этого безумного приказа было поручено наместнику Сирии Петронию. Делать было нечего. Медленно двинулись по направлению к Йерушалаиму два римских легиона — половина тех сил, которыми располагал Петроний в Сирии. Римскому наместнику было ясно, что евреи предпочтут скорее умереть, чем допустят выполнение этого приказа и осквернение Храма. К тому же немаловажную роль играло и то обстоятельство, что Петроний дружественно относился к евреям, был сведущ в еврейской мудрости и, согласно Иосифу Флавию, чуть ли не исповедовал тайно иудаизм. Евреи же, узнав о повелении императора, поспешили в Акко, где была резиденция Петрония, чтобы умолить его не выполнять страшный приказ. Петроний благосклонно принял евреев и обещал им содействие. "Но, спросил римский наместник, — что вы будете делать, если император не отменит приказа?" "Умрём" — последовал ответ. — Лучше нам умереть, чем нарушить закон Торы .

И Петроний не спешил с выполнением приказа. Не столь уж важно, руководствовался ли он искренней симпатией к евреям и к иудаизму или же трезвым политическим расчётом. Петронию было ясно, что евреи своими телами будут защищать Храм от осквернения. Для выполнения императорского приказа придётся покрыть трупами всю Иудею, ввергнуть эту важную для империи провинцию в состояние хаоса и анархии. Кроме того, не было никакой уверенности, что парфяне, давние и непримиримые враги Рима, не воспользуются ситуацией, чтобы захватить восточные провинции Римской империи. Как бы то ни было, Петроний, с целью выиграть время, обратился к императору с просьбой отложить церемонию установления его статуи в Йерушалаимском Храме. Он мотивировал свою просьбу тем, что в Иудее наступила пора сбора урожая, а земледельцы, из-за беспорядков, которые возникнут при выполнении приказа Калигулы, не смогут продолжать сельскохозяйственные работы, и страну поразит голод. К тому же, сообщал Петроний, мастера в Цидоне ещё не завершили работу над статуей, и она не будет готова в ближайшее время. Депеша Петрония ушла в Рим, а евреи, собравшиеся у дворца наместника, продолжали терпеливо ждать. Сорок дней и ночей ждали они отмены приказа.

В это время на сцене появляется Агрипос, которому суждено было стать последним монархом Иудеи. Друг юности Калигулы, один из немногих людей, пользовавшихся его полным доверием, Агрипос хорошо знал фанатичное упрямство и бешеный нрав императора. Он упал в обморок, узнав об отданном Калигулой приказе. Придя в себя, Агрипос тут же написал императору письмо с подробным обоснованием своей просьбы об отмене приказа. Агрипос подчеркнул, что этим шагом Калигула завоевал бы расположение и признательность еврейского народа, хотя и рассеянного по многочисленным имперским провинциям, но считающего Храм центром своей духовной жизни. Евреи — лояльные подданные императора, писал Агрипос, но их вера запрещает им поклоняться статуям. Поэтому помещение статуи императора в Храме может вызвать еврейское восстание одновременно во всех провинциях империи. Понимая, что аргументы логики и здравого смысла могут не дойти до сознания безумного императора, Агрипос, рискуя головой, заканчивает письмо словами: "Если же ты твёрдо решил поместить свою статую в Храме и уничтожить еврейский народ, то сначала лиши меня жизни".

И Калигула уступил. Он написал Петронию: "Если ты ещё не поместил в Йерушалаимском Храме моей статуи, то не делай этого. Но я повелеваю не чинить никаких препятствий тем, кто пожелает установить алтари в мою честь в любом другом месте Иудеи". Дерзость Агрипоса император стерпел, ибо был многим ему обязан. Но Петронию был послан приказ покончить жизнь самоубийством. Приказ ещё не дошёл до адресата, когда из Рима пришла весть об убийстве Калигулы группой заговорщиков. День, когда это известие достигло Иудеи, отмечался евреями как национальный праздник.

Агрипос I

Почти всю свою жизнь, кроме её последнего периода, Агрипос кружил между двумя исключающими друг друга мирами: греко-римским и иудейским, между язычеством и иудаизмом. В конце жизни он сделал выбор, став благочестивым и справедливым правителем Иудеи. Агрипос был внуком Гордоса и Мирьям. Энергию и силу воли он унаследовал от деда, личное обаяние и привязанность к еврейству — от своих предков, Хашмонаим. Агрипос рос и воспитывался в Риме, куда он был отправлен Гордосом, казнившим его отца. В римском обществе он был своим человеком и пользовался в нём таким влиянием, какого до него не имел ни один еврей. Ведь даже дед его был в глазах римской аристократии чужаком, которого ценили лишь за услуги, оказанные Римской империи. Агрипос познал Рим изнутри. Он прекрасно изучил римские нравы, обычаи и политику, деспотизм цезарей, прихоти аристократии, атмосферу зависти и интриг, царящую при императорском дворе. Потому в последние годы жизни Агрипос отказался от полной солидарности с Римом.

В юности он предавался наслаждениям с лихорадочным безумием, наделал массу долгов и, преследуемый кредиторами, был вынужден бежать из Рима в Эрец Исраэль. Его дядя, Гордое Антипатр, и всё семейство Гордоса вначале с участием отнеслись к беспутному родственнику. Агрипоса пытались пристроить к делу и назначали на административные посты. А он наделал новых долгов, рассорился с дядей и бежал в Сирию, где скитался без крова и денег, пока не вернулся в Эрец Исраэль. На этот раз родственники встретили его с гораздо меньшей сердечностью.

После нескольких лет скитаний и приключений он вновь появился в Риме. На этот раз Агрипос вёл себя более серьёзно, расплатился с долгами и стал приближённым императора Тиберия, который воспитал иудейского принца вместе с римским наследником Калигулой. За какое-то дерзкое высказывание Тиберий заточил Агрипоса в темницу, откуда его освободила смерть императора. Калигула, ставший властителем империи, осыпает Агрипоса милостями.

Монархия Агрипоса

Став со смертью Гордоса Антипатра правителем Иудеи /3781;21/, Агрипос в 3797 /37/ году получил владения своего дяди Филиппа - Трахон, Хорон и Башан. В 3799 /39/ году под власть Агрипоса переходит и Галилея. В 3801 /41/ году и без того значительное влияние Агрипоса в римских придворных кругах достигает вершины: ему удалось оказать значительные услуги Клавдию* при его восшествии на престол. Клавдий не остался в долгу, и в дополнение к титулу монарха пожаловал Агрипосу Шомрон и Эдом.

Таким образом, почти все земли Эрец Исраэль оказались под властью Агрипоса. Его монархия объединяла такую обширную территорию, какой она не имела даже в лучшие времена Хашмонаим. Более того, впервые после долгого периода у евреев появился монарх, заботящийся об их интересах. Познав ничтожество римского общества, Агрипос возвратился на родину серьёзным, привязанным к своему народу и к своей вере правителем. С другой стороны, и народ, изведавший всю горечь римского владычества, радостно обрёл монарха, который в час испытаний дал ему доказательства своей преданности стране и Торе. С самого начала правления Агрипос всецело руководствуется интересами евреев и не только в Эрец Исраэль, но и в диаспоре. Ему достаточно было в 3801 /41/ году написать письмо Клавдию, чтобы тот возвратил александрийским евреям их старинные права, отнятые римским наместником.

В отличие от своего деда, Агрипос укреплял и развивал еврейские города в Эрец Исраэль и старался обеспечить своему государству более прочное и независимое политическое положение. Особого внимания заслуживает его попытка воздвигнуть вокруг Йерушалаима третью крепостную стену, в чём Агрипосу помешал римский наместник, заподозривший иудейского монарха в намерении отделиться от Рима. Иосиф Флавий утверждает, что если бы третья стена была воздвигнута, Иерусалим никак нельзя было бы взять штурмом. Пытался Агрипос вступить в союз с правителями соседних, вассальных по отношению к Риму, государств. В этом ему также помешал римский наместник, опасавшийся роста могущества Иудейского государства. Вместе с тем, Агрипос умел поддерживать хорошие отношения и с римскими властями, и с греками, и с другими язычниками.

При этом он всегда выказывал глубокое уважение к духовным учреждениям евреев. Сангедрину Агрипос возвратил его прежние права, а на должность первосвященника назначал людей благочестивых и бескорыстных. Вёл он себя очень скромно. Когда евреи несли в Храм первинки - первые плоды урожая, то и царь нёс свою корзину с плодами наравне со всеми. Однажды, на исходе первоги дня праздника Суккот*, после года шмита * Агрипос читал публично, как предписывает Тора, главы из книги Дварим. Когда он дошёл до написанного /17:15/. "Из среды братьев твоих поставь над собой мелеха, не можешь поставить над собою иноземца, который не брат тебе", — то вдруг заплакал, так как вспомнил, что сам он со стороны деда не иудейского происхождения. Присутствующие, в том числе учители Закона, были очень тронуты и воскликнули: "Нет, Агрипос, ты наш брат, ты наш брат!" В нём, внуке Мирьям, народ действительно видел потомка Хашмонаим, а не внука эдоми — Гордоса.

В 3804 /44/ году Агрипос неожиданно скончался во время публичных игр в Кесарии. Эта смерть повергла народ в глубокую скорбь, чувствовалось, что с Агрипосом похоронены последние надежды Иудеи. Язычники же и римские войска в Кесарии радовались этой смерти. Даже Агрипосу, хотя он обладал всеми необходимыми качествами, не удалось наладить взаимопонимания между евреями и язычниками, между Иерусалимом и Римом. На три коротких года прервалась цепь римских наместников-прокураторов, управлявших Иудеей с бессмысленной жестокостью, провоцировавших народ и оскорблявших его религиозные и национальные чувства. После смерти Агрипоса непосредственное римское управление продолжалось, не прерываясь, вплоть до Великого восстания.

Произвол прокураторов

Император Клавдий хотел назначить монархом Иудеи сына Агрипоса, юного Агрипоса II, которому тогда было 17 лет. Советники отговорили императора от этого намерения под предлогом, что тот ещё слишком молод. Позднее, в 3809 /49/ году, Клавдий назначил Агрипоса II правителем Халкидского княжества, расположенного в Ливане. Агрипос получил также право назначать первосвященника. Период, наступивший после смерти Агрипоса I, отмечен полным пренебрежением римских прокураторов к еврейским религиозным законам и обычаям. Начиная с 3804 /44/ года уже не только Иудея чувствовала на себе всю тяжесть правления римских прокураторов, но и почти вся территория Эрец Исраэль, переданная под их контроль. Народ, отвыкший за несколько лет от чужеземного управления, чувствовал себя глубоко несчастным.

Скрытая энергия протеста продолжала накапливаться, и уже годами отмерялось время, оставшееся до восстания.

Вереница римских прокураторов своей низостью, корыстолюбием и пренебрежением к национальным и религиозным чувствам народа Иудеи довела его до отчаяния и вызвала восстание.

Одним из них был Куспий Фад /3804-3806; 44-46/. Он вмешивался в религиозные дела страны и присвоил себе право по разным поводам удерживать в качестве залога праздничное облачение первосвященника, что вызвало конфликт между прокуратором и евреями. Император Клавдий принял решение в пользу евреев, по-видимому, под влиянием Агрипоса II, находившегося тогда в Риме, После Фада прокуратором Иудеи был Тиберий Александр /3806-3808; 46-48/, сын одного из еврейских старшин в Александрии, ставший язычником. Евреи ненавидели его за вероотступничество. Он же яростно преследовал еврейских патриотов и приказал распять двух из них: Яакова и Шимъона — сыновей основоположника движения канаим Йегуды из Галилеи.

Тиберия Александра сменил Куман /3808-3812; 48-52/. При нём произошли события, свидетельствующие о том, что восстание Иудеи против Рима неизбежно .В праздник Лесах в присутствии огромной массы паломников, прибывших в Йерушалаим со всех концов Иудеи, римский солдат из отряда, поставленного для охраны спокойствия в Храме, стал громко поносить и обряд Богослужения и еврейского Бога. Возмущённый народ долго не расходился, браня и проклиная и римских солдат, и самого наместника, прибывшего для водворения порядка. Тогда Куман приказал своим солдатам разогнать толпу. В возникшей давке погибло много евреев. Воспользовавшись суматохой, один из римских легионеров разорвал и сжёг свиток Торы. Правда, солдат был казнён по приказанию Кумана, испугавшегося последствий этого поступка. Известен и такой случай. Шомроним однажды убили еврейского паломника, шедшего в Йерушалаим. В отместку евреи, под руководством двух канаим — Элъазара и Александра напали на несколько шомронских деревень. Куман принял сторону шомроним и наказал евреев. Пристрастие и своеволие наместника заставили иудеев обратиться с жалобой на него в Рим. Благодаря влиянию Агрипоса I, император решил дело в пользу иудеев. Куман был снят с должности и отправлен в ссылку.

Новый прокуратор, Феликс, превзошёл своего предшественника своеволием, жадностью и жестокостью. Он абсолютно не считался с чувствами народа и сознательно провоцировал его на выступления против власти. При Феликсе, наряду с отрядами канаим, противников римского ига, действовавших открыто, появляются тайные заговорщики, получившие страшное имя сикарии (от слова сика — кинжал). Они обыкновенно убивали свои жертвы в толпе в дни многолюдных собраний, пользуясь коротким тонким кинжалом, спрятанным под одеждой. Это были люди крайне ожесточённые и морально нечистоплотные. Вначале сикарии убивали из патриотических целей, но постепенно докатились до роли простых наёмных убийц. Жертвы обычно принадлежали к их собственному народу. Сикарии убили бывшего первосвященника Йонатана, якобы за сотрудничество с римскими властями. Но, как сообщает Иосиф Флавий, убийцы были подкуплены прокуратором Феликсом, ненавидевшим Йонатана за то, что тот порицал жестокость и несправедливость прокуратора. Как мы видим, все разрушительные силы соединились, чтобы приблизить Иудею к её трагическому концу.