Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕСТНЫЕ ГРУППИРОВКИ ЕВРЕЕВ В ПЕРИОД ВЕЛИКОГО ВОССТАНИЯ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И МЕСТНЫЕ ГРУППИРОВКИ ЕВРЕЕВ В ПЕРИОД ВЕЛИКОГО ВОССТАНИЯ

Аристократы и цдуким

Чтобы читатель более чётко и ясно представил себе картину Великого восстания, мы, прерывая рассказ о его событиях, предлагаем краткую характеристику основных политических и социальных групп в среде евреев Эрец Исраэль.

Для восстания, особенно в самом его начале, были характерны не столько сражения с римлянами, сколько беспрерывные внутренние столкновения между различными политическими и социальными труппами евреев, боровшимися за власть и влияние. Зачастую эти столкновения перерастали в настоящую войну. Противоречие политических и общественных интересов между этими группами носило столь острый характер, что не раз приводило к кровопролитным сражениям.

Что же это были за группы? Назовём несколько из них.

Наиболее умеренной и наиболее близко стоящей к римлянам была группа старой аристократии во главе с членами семьи Гордоса. Тут были близкие и дальние его родственники и даже некоторые когэны Храма. С одной стороны, эти люди чувствовали себя неотъемлемой частью еврейского народа, и не простой частью, а способной руководить народом, вести его. В то же время у них были тесные связи с римскими властями. С началом восстания аристократия должна была решить, на чью сторону стать: присоединиться ли к восставшим или держать сторону римлян. Традиционная миссия этой аристократии состояла в посредничестве между народом и римлянами. Теперь же необходимо было сделать выбор. По всей видимости, определённая часть аристократии примкнула к народу, а часть перешла на сторону римлян. Так, Агрипос II и его сестра Береника в то время помогали римлянам. Агрипос даже направил солдат на штурм Йерушалаима. Он участвовал на стороне римлян в боях в Галилее и фактически порвал связь с еврейским народом.

Другая умеренная группа, которая не присоединилась к восстанию, это цдуким, возглавляемые некоторыми аристократами, когэнами и левитами. Их даже обвиняли в стремлении капитулировать перед римлянами. Эту группу всерьёз подозревали в неверности народу и в готовности перейти на сторону римлян. Эти подозрения исключали всякую возможность сотрудничать с нею других групп еврейского населения.

Прушим

Третья группа, тоже умеренная, существенно отличалась от названных выше. Она в той или иной форме требовала прекращения восстания, но ее верность народу и стране была вне всяких сомнений. Люди этой группы были настроены против восстания не потому, что считали его несправедливым, как утверждали представители первой группировки, и не потому, что, по мнению иных кругов, римская властВ была "солидной" и "хорошей", а потому, что, как они полагали, восстание было лишено каких-либо шансов на победу. Это были прушим, и во главе их — известные мудрецы, учители Закона, члены Сангедрина.

К этой группе принадлежал, по всей видимости, рабан Йоханан бен Закай, один из выдающихся еврейских мудрецов. Его подпись, вместе с подписью главы Сангедрина раби Шимъона бен Гамлиэля, стоит под рядом заявлений, сделанных в то время от имени прушим. Когда потом он убедился в безысходности восстания, когда увидел, насколько тяжело положение евреев, страдающих от нехватки продовольствия, из последних сил защищающих Йерушалаим, он стал призывать к капитуляции, которая не означала бы примирения с римской властью, а была бы лишь признанием военного преимущества римлян.

Канаим и сикариим

Группу канаим возглавлял Элъазар бен Хананья. Они были ревностными защитниками еврейского Закона, и их можно назвать знаменосцами восстания. В течение долгих лет канаим втайне готовили восстание добиваясь того, чтобы народ поднялся, в конце концов, против чужой власти. Сам факт восстания они считали большим достижением и, естественно, не желали упустить даже самый малый шанс на успех. Но канаим не были едины, среди них было несколько разных групп.

Самой экстремистской была группа сикариев, от слова сика — кинжал, который они носили в складках одежды и которым закалывали своих противников. А противниками сикарии считали не только римлян, но и богатых евреев. Мировоззрение сикариев было крайне антиримским, но не менее остро они ненавидели евреев-богачей, и их борьба имела резкую социальную окраску.

Утверждение сикариев, что каждый богач непременно сотрудничает с римлянами, имело под собой очень малую фактическую основу в дни, предшествовавшие восстанию, но оно абсолютно неверно для самого периода восстания.

Шимъон бар Гиора

Была ещё группа Шимъона бар Гиоры, выходца из социальных низов. Он был родом из Акрабы — района в Шомроне к юго-востоку от Шхема. Шимъон бар Гиора начал свою, если можно так выразиться, карьеру с того, что вёл партизанскую борьбу против римлян. Он скрывался в пустыне и оттуда совершал вылазки.

Народ, главным образом зажиточные крестьяне тех мест, относился к бар Гиоре с презрением, не желая признавать его своим защитником против римской власти, ибо большинство его операций было направлено не против римлян, а против состоятельных евреев. Шимъон бар Гиора участвовал в боях против армии Цестия Галла. Одна из наиболее удачных операций бар Гиоры — нападение на колонну с продовольствием для римской армии.

В начале восстания Шимъон бар Гиора действовал в провинции. Ему не разрешали въезд в Йерушалаим. Он находился в районе Акрабы, потом прибыл в окрестности Йерихо, затем — в южный район Хевронской горы, пока, наконец, ему удалось, всё же не без труда, проникнуть в Йерушалаим. Здесь он вскоре стал одним из главных вождей восставших и после ряда жестоких боев со своими противниками из других группировок завладел частью Йерушалаима. Бои между Шимъоном бар Гиорой и другими лидерами канаим стали одной из основных причин ослабления обороны Йерушалаима. Профессор Йосеф Клаузнер, отмечая, что общим для канаим и сикариев были как мессианские идеи, так и стремление к политическим и социальным преобразованиям, подчёркивает при этом: "А разница между ними состояла в том, что для канаим главным было политическое восстание, социальная же революция была второстепенной, тогда как для сикариев главной целью была социальная революция, а политическое восстание служило средством для неё — правда, необходимым и очень важным средством, но отнюдь не столь важным, как для канаим".

Местные группировки

Были группы с более выраженным местным характером, поскольку они действовали в определенных районах. Среди них особенно выделялась группа эдомим. Это были потомки жителей древнего Эдома. В своё время их земли были завоёваны Йохананом Горканосом, а сами они приняли еврейство. С течением времени они слились с народом Израиля и почти ничем практически не отличались от остального еврейского населения страны. Эдомим были настроены против римских властей. Но когда они захотели присоединиться к восстанию, йерушалаимские лидеры отказались впустить их в город. Когда эдомим всё же удалось проникнуть в город, они тоже участвовали в боях между разными группами восставших.

Другая областная группировка состояла из жителей Галилеи. В течение многих лет, еще начиная с 3766 /6/ года, когда Йегуда из города Гамлы в Голане поднял освободительное движение, Галилея была колыбелью канаим, которые решительно поддерживали восстание против империи. В Галилее канаим были особенно сильны.

Кроме канаим, была также группа жителей города Ципори — столицы Нижней Галилеи. По своим настроениям они приближались к умеренным йерушалаимским группам и выступали против восстания; фактически они не присоединились к восставшим ни на одном из этапов борьбы. Некоторое время эта группа признавала своим командующим присланного из Йерушалаима Йосефа бен Матитъягу (будущего Иосифа Флавия) и примирилась с действиями местных восставших. Но как только римляне пришли в Галилею, жители Ципори выразили им свою верность и добровольно сдали город.

Другую группу составляли жители города Тверия. Это не была единая группа, она подразделялась на несколько группировок. Тут были умеренные, приближенные двора Агрипоса II во главе с соперником Йосефа бен Матитъягу — Юстусом Тивериадским. С одной стороны, они поддерживали восстание, а с другой, были связаны со сторонником римлян Агрипосом II, который был в это время правителем соседних с Галилеей областей Голан и Башан, а также и Тверии. Группировку, простых горожан Тверии возглавляли местные рыбаки. Её можно было сравнить с йерушалаимскими канаим из низших социальных слоев.

Была ещё группа Йоханана бен Леви из города Гуш Халав, которая, так же как и группы жителей Ципори и Тверии, не была аналогична йерушалаимским группировкам. Йоханан вначале по своим взглядам был где-то между канаим и умеренными, которых возглавлял Йерушалаиме раби Шимъон бен Гамлиэль. Но позднее, когда Йоханан прибыл в Йерушалаим, он присоединился к канаим и даже возглавил их.

Особую группу возглавлял Йегошуа по прозвищу "разбойник". Это были /санаыле-экстремисты, приближавшиеся, по-видимому, к йерушалаимским сикариям, хотя их социальное происхождение не совсем ясно. Йегошуа возглавлял партизанскую борьбу против римлян. Его бойцы из разных деревень совершали налёты на римских солдат.

Мы, естественно, рассказали лишь о части группировок, на которые были разделены евреи Эрец Исраэль в начальный период Великого восстания против римлян. Сколько всего было таких групп и группировок, точно неизвестно, вполне вероятно, что существовали и другие группировки, сведения о которых не дошли до нас.

Макабим и канаим

Нельзя не увидеть отличие Великого восстания от восстании Макабим, хотя, казалось бы, побудительные причины этих событий, если не схожи, то близки. И Макабим, и канаим поднялись за Бога Исраэля, за Его Тору, за святость Земли Исраэля — против духовного и физического гнёта язычников. Не случайно самую активную силу восстания мудрецы Талмуда называют — канаим, ревнители. В Торе Всевышний говорит о Себе: "Ани Эль кана", "Я - Бог-ревнитель", то есть ревностно выполняющий Свои обязательства в брите, заключённом с еврейским народом, и потому ревностно следящий за тем, как Исраэль выполняет свою долю в нём. Канаим стремились ревностно выполнять этот брит между Богом и Его народом, совсем так, как того желали Макабим. Но если народ, руководимый Макабим, был един и борьбе за общую цель: очистить землю от язычников и принявших их образ жизни евреев-ассимилянтов, чтобы никто не мешал жить по законам Торы, по своим обычаям, то в период Великого восстания такого единства не было.

Кому, как евреям Советского Союза, известно, что в любой кампании самое страшное — перегибы, а самые опасные для нас люди — перегибщики. Перегибы канаим разных групп, группочек и толков, буквально, бьют в глаза. И налицо одна из главных причин этих перегибов — увлечение социальными проблемами еврейского народа, тем, что в наше время именуют "классовой борьбой". Эта тенденция наметилась сразу же, и чем больше увлекались "классовой борьбой" и групповыми интересами, тем больше отвлекались от того, что было истинной причиной трагического положения еврейского народа на его земле.

Вина евреев

Вина евреев, невзирая на "классовые различия", была общей: отход от путей Бога, от изучения и выполнения законов Торы, общее падение морали, продажность последних главных когэнов, ненужная вражда и беспричинная злоба, междоусобицы. Поэтому и тшува — возвращение к жизни по законам Бога Исраэля — должна была быть общей, а междоусобицы, в тот период особенно, не только уводили от главной задачи, но приводили к новым, ещё более тяжёлым грехам: к расколу в народе, к борьбе за узкие, групповые интересы и к самому страшному — к братоубийственной войне. И это было результатом долголетнего влияния языческого мира: политическая борьба партий и групп, кинжал как средство борьбы, да и сама братоубийственная война, чему, кстати, были уже примеры — гражданекая война ещё при Янае, междоусобная война Гиркана, Антипатра против Аристобула с осадой Йерушалаима. Как это всё сказалось на войне против римлян — нетрудно себе представить.