Ноябрь 2017 / Хешван 5778

НАСИЛЬСТВЕННАЯ ЭЛЛИНИЗАЦИЯ ИУДЕИ И ВОССТАНИЕ МАККАБИМ

НАСИЛЬСТВЕННАЯ ЭЛЛИНИЗАЦИЯ ИУДЕИ И ВОССТАНИЕ МАККАБИМ

"Сыны беззаконные"

В 3610 /150/ году на сирийский престол вступил Антиох IV Эпифан. Иудея оказалась перед выбором: эллинизация или иудаизм, переход в язычество или сохранение верности Богу Исраэля и законам Горы. Мы ещё будем говорить о причинах ненависти Антиоха IV к иудаизму и его репрессивных мер против Иудеи. Пока же отметим факты, которые имели место в самой Иудее, где опасность эллинизации была настолько серьёзной, что, казалось, весь народ находится на грани исчезновения.

Эллинизаторы (митъявним) в Эрец Исраэль решили, что с приходом к власти Антиоха Эпифана настал их час. Они знали, что казна Антиоха пуста,

надеялись пополнить её и привлечь царя на свои сторону. Цели и задачи эллинизированных высших слоёв населения так описаны в первой книге Макабим: "В те дни вышли из Исраэля сыны беззаконные и убеждали многих, говоря, пойдем и заключим союз с народами, окружающими нас, ибо с тех пор, как мы отделились от них, постигли нас многие бедствия". Как мы видим, митъявним призывали народ смешаться с язычниками, раствориться в окружающем языческом мире, — к тому, против чего так предостерегали и чего так боролись Эзра и Нехемья. Отделение и полное обособление от окружающих народов, учили Эзра и Нехемья, является необходимым условием сохранения Торы — великого духовного наследия народа Исраэля, ибо в этом залог его существования. Сказано в Торе, в книге Бемидбар/23:9/: "Вот народ, (который) будет селиться отдельно и между народами не будет числиться".

Уже в самом начале правления Антиох Эпифан стал активно вмешиваться во внутренние дела Иудеи. По его приказу был отстранён от должности первосвященник Хоньйо III. Его брат Йегошуа, назвавший себя греческим именем Ясон, по настоянию эллинистов, за крупную взятку добился у Антиоха для себя сана первосвященника. С согласия царя, Ясон воздвиг в Йерушалаиме на свои средства гимнасий: место физических упражнений, главный признак каждого греческого полиса и центра его общественной жизни. Наличие гимнасия глубоко оскорбляло евреев, верных законам Торы, поскольку это греческое заведение было тесно связано с культом языческих богов.

В 7 главе Второй книги Макабим рассказано о том, как гимнасий постепенно стал центром общественной жизни столицы, так что "даже Kоганим перестали быть ревностными к служению, и, не радея о жертвоприношениях, спешили принимать участие в противных Закону играх в гимнасии, где занимались физическими упражнениями обнажённые юноши".

Но как же подобные события могли произойти в стране, где со времени Эзры и Нехемьи Тора была всеобъемлющим и обязательным законом? Дело в том, что Ясон добился у царя права записать жителей Йерушалаима гражданами Антиохии, что означало предоставление греческого подданства тем жителям столицы - евреям, которые желали выйти из-под юрисдикции обязательных в Иудее законов, то есть мицвот Торы. Таким образом, внутри Йерушалаима был создан греческий полис, населённый эллинистами, - евреями, считавшими себя греками во всех отношениях. Это был, по-видимому, полис, базировавшийся на личном гражданстве, а не на территориальной принадлежности. Отныне соблюдение мицвот Торы считалось личным делом каждого жителя полиса, и уже не обязывалось законами Иудеи.

Рвение Ясона не было вознаграждено: он всего около трёх лет пробыл первосвященником и главой созданного им еврейско-греческого полиса. Антиох IV готовился к решающему походу против Египта и, желая иметь надёжный тыл, сплочённый на основе эллинизма, сменил Ясона, который, по его мнению, недостаточно энергично насаждал греческий образ жизни в Иудее. На его место был поставлен Менелай -Менахем, брат бывшего храмового служителя Шимъона, который не происходил из рода первосвященников, и, возможно, вообще не был когэном. Этот произвол греко-сирийской власти - возведение в высший духовный сан человека, не имевшего на это никакого права, глубоко оскорбил иудеев. За назначение первосвященником Менелай обещал Антиоху собрать с народа огромную сумму в дополнение к и без того немалой ежегодной дани, вносимой Иудеей в сирийскую казну.

Назначение Менелая свидетельствовало о том, что сирийские власти стремятся к полной эллинизации Иудеи и к ликвидации её внутренней автономии. Этот произвол Антиоха открыл новую страницу в отношениях между монархией Селевкидов и Иудеей. Первосвященник, который прежде представлял интересы народа перед царём, - теперь стал орудием проведения политики Селевкидов, как бы представителем Антиоха в Йерушалаиме и соучастником его действий в Иудее.

Чтобы выплатить царю огромную сумму, обещанную Менелаем, его брат, Лизимах, похитил утварь Храма. Это кощунство вызвало в народе взрыв возмущения.

Завершив, как ему казалось, эллинизацию в своих владениях, Антиох Эпифан решил, что настало время объединить под своим скипетром всю бывшую державу Александра Македонского. Для этой цели он предпринял несколько походов против Египта, тяжесть которых в полной мере почувствовала на себе Иудея. Возвращаясь из первого похода, царь при помощи Менелая разграбил сокровища Йерушалаимского Храма. Содержание огромной наёмной армии стоило Антиоху очень дорого, и он всё увеличивал размер подати, наложенной на Иудею. В 3616 /144/ году Антиох вновь отправился в Египет, где на этот раз встретился с римлянами. Достаточно было ультиматума римского легата*' чтобы Антиох повернул обратно.

Тем временем в Иудее распространился слух о гибели царя. Ясон, низложенный первосвященник, поспешил в столицу, где с помощью поддержавшего его населения устроил резню сторонников Менелая. Сам Менелай и другие крайние эллинисты бежали к Антиоху. Царь, возвратившийся во главе большой армии, решил подвергнуть Йеруша-лаим тяжёлому наказанию. Он вломился в Храм, осквернил его, поставив там идола, и убил девяностолетнего первосвященника Элъазара. Много евреев Йерушалаима было убито или продано в рабство. Вместо них поселили греков. Чужеземцы, проживавшие в столице, эллинисты и сирийский гарнизон были помещены в крепости Акра, построенной с таким расчетом, чтобы она возвышалась над стеной Йерушалаимского Храма и с неё можно было контролировать всё, происходящее в Храме. С этого времени еврейский характер Йерушалаима утрачен. Он превратился в заурядный греческий полис, населённый идолопоклонниками, совершавшими обряды языческого культа, и евреями-эллинистами, уже ничем, по сути, от них не отличавшимися. Благочестивые евреи с ужасом смотрели, как язычество оскверняет священный город.

Выкорчевать иудаизм

Решающий шаг в иудейско-селевкидской конфронтации был сделан 3616 /144/ году. Антиох видел, что Тора больше всего поддерживает в евреях дух сопротивления, и решил превратить их в верных подданных насильственным обращением в язычество. Чтобы совсем выкорчевать иудаизм, Антиох издал беспрецедентный указ, запрещающий следовать законам Торы — сначала на территории Иудеи, а затем и во всех областях Эрец Исраэль. Под угрозой смертной казни были запрещены жертвоприношения в Храме, соблюдение шабат и еврейских праздников, обрезание, а также изучение Торы. Свитки Священного писания сжигали, а тех, кто хранил их, убивали. Евреев стали принуждать к участию в религиозно-обрядовых церемониях языческого культа, их заставляли приносить жертвы языческим богам и есть некашерную пищу и даже свинину. Повсюду в Иудее воздвигались статуи греческих богов и алтари. Был осквернён Йерушалаимский Храм и назван именем Зевса Олимпийского или, вернее, именем Баал Шемона - так назывался греческий Бог-громовержец в сирийской религии.

Какими мотивами руководствовался Антиох, издавая свои указы, подобных которым не знал языческий мир? Политеистические религии, обычно, отличались веротерпимостью, не ставили перед собой мессио-нерских задач и не стремились к насильственному обращению в свою веру. До сих пор в Риме возвышается здание пантеона - храма всех богов, где находились статуи богов религий, официально признанных Римом и исповедуемых покоренными им народами. Содержащийся во второй книге Торы /Шмот 20:3/ закон монотеизма, данный Всевышним на горе Синай: "Да не будет у тебя других богов перед Моим лицом ", - лишь гораздо позднее был перенят такими религиями, как ислам и христианство. Но взяв принципы единобожия из Торы, мусульманство и христианство воспользовались им для многовековых гонений против народа Исраэля и его веры. В древнем же мире известны лишь две попытки тотального запрета изучения Торы и уничтожения её ревнителей: гонения Антиоха Эпифана, о которых мы говорим сейчас, и гонения римского императора Адриана, о которых — в четвёртой части нашей книги..

Каковы же причины гонений Антиоха? Этот вопрос требует разъяснения и потому, что, как известно из исторических источников, Антиох не пытался насильственно принуждать подданных других национальностей к отказу от своей религии и к поклонению богам селевкидского государства. Лишь иудаизм подвергся столь яростным гонениям. Извести но, что у Антиоха была особая склонность к культу Зевса Олимпийского, о чём свидетельствуют, в частности, данные нумизматики. Он отличался глубокой привязанностью к греческой культуре, из-за чего был даже прозван Филэленом - "другом греков". Эллинизацию подвластных провинций Антиох проводил с жестокой последовательностью, не счи

таясь с трудностями и препятствиями. Царю казалось, что сплочённая на основе эллинизма Селевкидская империя сможет выдержать борьбу с Римской республикой, которую он ненавидел — и боялся её.

Напряжённость в столь стратегически важном районе, как Иудея, упорное сопротивление реформам сирийской администрации, отказ народа смириться с потерей религиозной автономии, - всё это убедило Антиоха в том, что верность евреев иудаизму является основной причиной их столь упорного сопротивления его политике.

Кроме всего этого, у Антиоха была, по-видимому, глубокая личная антипатия к Торе и образу жизни евреев, столь несовместимых с его мировоззрением. Антиох, верующий в языческих богов, наделённых теми же страстями, достоинствами и пороками, что и люди, конечно, не мог понять всей глубины еврейского представления о Боге. Ему казалось суеверием почитание единого невидимого Бога, статуи которого не было даже в посвящённом Ему Храме, Бога, которого нельзя изображать, исключающего поклонение другим богам или же их изображениям. Это сочетание личной антипатии к бескомпромиссному монотеизму евреев с политическими соображениями во многом объясняет тот фанатизм, с которым Антиох боролся против иудаизма.

В действиях Антиоха в крайней форме отразилась несовместимость иудаизма и язычества. Свой план он считал осуществимым также и потому, что крайние сторонники эллинизма во главе с первосвященником Менелаем поддерживали все его начинания. Полное согласие этой группы со всеми действиями царя, ввело его и заблуждение, дав основание полагать, что все круги еврейского общества поддержат наложенный им запрет на изучение Торы. Современные исследователи выдвигают ещё одну причину гонений Антиоха, заслуживающую внимания: восстание в Йерушалаиме 3616 /144/ года, побудившее Антиоха издать указ, запрещающий изучение Торы.

Жестокий антисемитизм

Приказы царя выполнялись с крайней суровостью, и уничтожение грозило всем благочестивым евреям, их так и называли - хасиды (благочестивые). Многие из них бежали из Йерушалаима в провинциальные города и поселения на севере страны, многие скрывались в пещерах и ущельях Иудейских гор. Тем временем, чиновники и военачальники царя в Иудее продолжали свирепствовать. Евреев, хранивших свитки Торы, казнили. Родителей, выполнявших закон брит мила, предавали смерти вместе с младенцами. Отказывавшихся осквернить себя запретной пищей - убивали. Чиновники Антиоха выслеживали хасидов, скрывавшихся в пещерах, и убивали их.

За пять лет дикого террора греко-сирийцы убили - от юноши до старца - 80 тысяч евреев, ещё 80 тысяч были проданы в рабство и 40 тысяч уведены в плен.

Все эти изуверские меры вызвали, однако, реакцию, противоположную той, на которую рассчитывал Антиох Эпифан. Подавляющее большинство народа сохранило верность Торе и было готово вынести любые мучения, но не подчиниться царским приказам. Матери, несмотря на смертельный риск, совершали мальчикам брит мила по закону на восьмой день от рождения, а благочестивые евреи по-прежнему соблюдали святость субботы, и ни в чём не преступали законов Торы.

В Книге Макабим приведены примеры героической смерти мучеников за веру. Самый потрясающий из них, это история Ханы и семи её сыновей. Были схвачены семь братьев с матерью и принуждаемы царём поклониться идолу. И были терзаемы бичами. Один из них принял на себя ответ и сказал (царю): "Мы готовы лучше умереть, нежели преступить наш Закон". И он подвергнут был страшным мучениям и скончался в виду остальных братьев и матери. После первого, взяли на поругание второго, и он сказал царю, умирая: "Ты, мучитель, лишаешь нас жизни, но Всевышний воскресит нас, умерших за Его Закон, для жизни вечной". Таким же образом терзали и мучили третьего и четвёртого брата, а когда скончались они, начали пытать пятого. Он, глядя на царя, сказал: "Не думай, чтобы народ наш был оставлен Богом, подожди, и ты увидишь великую Его силу, как Он покарает тебя и твоё семя". Замучив шестого брата, взяли на муку последнего. Наиболее же достойна удивления мать. Она, видя, как семь её сыновей умерщвлены в течение дня, стойко переносила это в надежде на Бога, и ободряла каждого из братьев. Седьмому же сыну сказала: Будь достоин братьев своих и прими смерть, чтобы я по милости Бога вновь обрела тебя с братьями твоими. После кончины всех братьев умерла и мать. Автор Второй книги Макабим такими словами заканчивает свое повествование: "О жертвах идольских и о необыкновенных муках - сказанного довольно".

"Кто за Тору — за мной"

Восстание было поднято в небольшом поселении Модиин, расположенном вблизи от Лода и находившемся в то время вне пределов Иудеи. Здесь жил старый когэн Матитъягу из рода Хашмонаим, и пять его сыновей: Йоханан, Шимъон, Йегуда, Элъазар и Йонатан.

В 3621 /139/ году в Модиин прибыли чиновники царя для того, чтобы принудить евреев совершить жертвоприношение языческим богам. Матитъягу убил иудея, намеревавшегося принести жертву, затем убил царского чиновника, а жертвенник разрушил. После этого Матитъягу обратился к жителям Модиина со словами: "Пусть все, кто ревнуют о Торе и состоят в Завете (с Богом), следуют за мной". За Матитъягу последовало всё население Модиина, а затем присоединилось к ним множество иудеев, крепких силою и верных Закону. Повстанцы скрывались в ущельях и пустынях Иудеи, где постепенно сложилось ядро будущей армии. Матитъягу и его отряд разрушали жертвенники языческих богов и следили за тем, чтобы рождавшиеся у евреев мальчики были обрезаны, несмотря на запрет. В 3622 /138/ году Матитъягу умер. Сыновьям он завещал: "Сражаться за Тору и хранить верность Закону отцов".

Йегуда Макаби

Матитъягу назначил руководить дальнейшей борьбой своего сына Йегуду, получившего имя Макаби (Маккавей), которое впоследствии перешло на всех братьев. Таким запечатлела Йегуду народная память в Первой книге Макабим:

"Он распространял славу своего народа, он облекался бронёю, как исполин, опоясывался воинскими доспехами своими и вёл войну, защищая ополчение мечом. Он огорчил многих царей, возвеселил Яакова (народ Исраэля) делами своими, и память его до века в благословении. Он прошёл по городам Иудеи и истребил в ней нечестивых, и отвратил гнев (Бога) от Исраэля. И сделался именитым до последних пределов земли и собрал погибавших".

Йегуда проявил блестящие стратегические способности. Его отличали личное мужество, быстрый ум и удивительная интуиция, позволяющая ему мгновенно оценивать любую ситуацию и принимать единственно верное решение, что обычно приносило ему победу над врагом, многократно превосходящим численность его войска. Но не это было в нём главное. Самое замечательное качество Йегуды - это беспредельная преданность Творцу и его Торе. Йегуда не желал пышных титулов, не стремился к почестям, не искал никаких отличий, должностей и званий. Он хотел остаться таким же, каким был каждый из его соратников: преданным Богу и Торе воином.

В Йегуде лишь в наиболее полной форме воплотились качества, присущие всем евреям, собравшимся под его знамя для ведения войны, подобной которой не знала история. Маленький народ поднялся против могущественного царства с его хорошо обученными армиями, огромным богатством и неисчислимыми людскими ресурсами. Далее последовало одно из самых удивительных событий в человеческой истории. Если бы эти факты не были так хорошо документированы, то к ним отнеслись бы, как к мифам. Евреи, вставшие на защиту Торы, истощили силы сирийского государства и добились победы в изнурительной борьбе, продолжавшейся тринадцать лет.

Война Макабим

Задача, которую поставил перед собой Йегуда на первом этапе войны, заключалась в уничтожении сирийского врага и эллинистов и в изоляции сирийского гарнизона в Йерушалаиме. Для этой цели он старался не допустить проникновения сирийских войск в горы, перекрывал все ведущие туда дороги. Первую большую победу Йегуда одержал над наместником Шомрона Аполонием в 3622 /138/ году. После поражения и гибели Аполония, против Йегуды выступил селевкидский военачальник Серон. Сражение произошло в 3623 году в ущелье Бет Хорон на северо-западе Иудеи. И на этот раз сирийская армия была разбита и отброшена.

Так началась первая в истории религиозная война, которую евреи вели с холодной и мрачной решимостью выстоять и победить, не считаясь ни с жертвами, ни с численностью врага. "Кто ревнует о Торе, пусть следует за мной", — этот призыв Матитьягу предопределил весь характер войны. Речь шла о защите Торы, и на призыв когэна из Мо-диина встали тысячи евреев. Не было у евреев ни одной сферы жизни, которая не управлялась бы Торой и не контролировалась бы её законами. Дух Торы стал неотъемлемой частью повседневного существования евреев, и это воодушевляло восставших.

А война лишь разгоралась после первых побед Йегуды. Антиох Эпи-фан не терял надежды сокрушить евреев. В 3623 году он приказал своему наместнику Лисию уничтожить иудеев и заселить их страну чужими племенами. Лисий направил против восставших армию в 65 тысяч человек под командованием военачальников Никанора и Горгия. Йегуда мог противопоставить им лишь шеститысячное войско. Сирийцы были так уверены в победе, что ливанские и греческие торговцы уже приготовили деньги для скупки еврейских рабов. Йегуда собрал свою армию в Мицпе, где его воины постились и учили Тору. Затем его войско вышло из Мицпы и расположилось у города Эмаус (Латрун). Горгий с частью войска попытался напасть на лагерь Йегуды ночью, но еврейский полководец узнал об этом, сам напал на сирийский лагерь, захватил и сжёг его. После этого была обращена в бегство вся армия Горгия. Победа была полной, но в том же году Лисий сам двинулся против Йегуды во главе 65-тысячной армии. Йегуда имел в своем распоряжении лишь 10 тысяч человек. В районе Бет Цура, к западу от Хеврона, произошло сражение, сирийское войско вновь было разбито.

Стало ясно, что политика Антиоха, направленная на подавление иудаизма, потерпела крах. Лисий, имевший на это полномочия, решил вступить в переговоры с Менелаем, всё еще официально считавшимся первосвященником. Следствием этого был царский указ, обнародованный Лисием, предоставлявший амнистию повстанцам, если сложат оружие к определённому сроку, и, главное, — свободу вероисповедания. Проведение этой политики было возложено на первосвященника Менелая. Йегуду сирийские власти всё ещё не признавали и не желали вступать с ним в официальные переговоры. Уступки Лисия означали, что евреям за жизнь по законам Торы уже не грозит уничтожение.

Йегуда, однако, этим не удовлетворился. Его победы открыли еврейскому войску путь в Йерушалаим. Освобождение и очищение Храма было мечтой всех благочестивых евреев и должно было укрепить у всего народа веру в окончательную победу. Это свершилось в 25-й день месяца Кислев 3622 /138/ года, уже после смерти Антиоха Эпифана.

Армия греков

Ещё одно отступление — о тактическом построении армии Селевкидов, чтобы понять, с чем пришлось столкнуться бойцам Йегуды Макаби. Это построение, известное под греческим названием фаланкс, считалось самым эффективным в мире. Солдаты с длинными копьями в руках строились плотными рядами (не менее шести) на расстоянии всего 45 сантиметров друг от друга. В переднем ряду копья были направлены вперед, в последующих рядах — вверх. Эта масса двигалась вперёд, как танк, и остановить её было трудно. С обоих флангов шла конница, а впереди — лёгкая пехота с луками, стрелами, пращами. Время от времени в войско включали боевых слонов, которые приводили врага в ужас. Подобное построение войска при всей его мощи совершенно не подходит для борьбы в горных условиях. Главный недостаток его — малая подвижность, и Йегуда использовал этот недостаток весьма эффективно.

Поражение у Бет Цура

Временное затишье в военных действиях против Селевкидов было использовано Йегудой для реше-иия иной, не терпящей отлагательств задачи. Война Макабим с греко-сирийскими завоевателями обострила отношения между еврейским и языческим населением в Эрец Исраэль. Воины Йегуды должны были выступить на защиту своих братьев. И хотя в это время Макабим еще не освободили всю территорию Эрец Исраэль, защита еврейского населения даже в самых отдалённых её областях была гарантирована. Селевкиды не собирались, однако, мириться с отделением Иудеи от их царства. Их последний надёжный оплот в Иудее, крепость Акра, осаждённая войсками Йегуды, могла пасть в любое время. Лисий, фактический правитель Антиохии при малолетнем Антиохе V вновь выступил против Йегуды с мощной армией в 120 тысяч человек и 32 боевыми слонами. Эта армия осадила крепость Бет Цур, где находился еврейский гарнизон. Йегуда поспешил на помощь осаждённым. Произошло сражение, и небольшое еврейское войско потерпело поражение. В этой битве погиб один из пяти прославленных братьев Макабим — Элъазар. Заметив во время битвы огромного красиво убранного слона и решив, что на нём находится Антиох, Элъазар пробился сквозь вражеские ряды и заколол слона ударом меча в живот. Слон рухнул и задавил своей тяжестью героя. Войска Йегуды отступили в Йерушалаим и укрепились на Храмовой горе. Крепость Бет Цур пала. Вражескому войску был открыт путь на Йерушалаим. Лисий осадил Храмовую гору. Это был год шмита*, когда не обрабатывали поля. Продовольствия не хватало, и казалось, что евреи не смогут выдержать долгой осады. Спасение пришло на этот раз не с поля битвы, а из самой Сирии, где в это время начались внутренние беспорядки.

Компромисс

Филипп, регент при малолетнем царе Антиохе V, желая захватить власть, двинул войска на столицу Антиохии. Вынужденный вернуться в Антиохию, Лисий счёл выгодным успокоить евреев, заключив компромиссное соглашение с Йегудой. Храм был официально возвращён евреям, царь сам принёс жертву еврейскому Богу, и, что самое важное, Иудее была предоставлена полная религиозная автономия, как это было до начала гонений Антиоха Эпифана. Тора вновь стала государственным законодательством Иудеи, обязывающим еврейское население выполнять все её предписания. В письме царя Антиоха V к Лисию говорится: "Дошло до нас, что евреи не согласны жить по греческим обычаям, к чему обязал их отец наш, а предпочитают свой образ жизни и просят, дабы позволено им было исполнять свои законы. Мы, желая, чтобы и этот народ жил в благополучии, решили возвратить ему Храм, который в Йерушалаиме, и соизволяем народу этому жить по заветам отцов его".

Положение стало таким, каким оно было во времена Эзры и Нехемьи. Иудея обрела религиозную автономию, но не политическую независимость. И хотя Йегуда по-прежнему не имел никакого официального статуса и не был признан селевкидскими властями вождём нации, однако первосвященник Менелай, причинивший столько зла своему народу, был казнён по приказанию царя. На его место царь назначил Алкима, происходившего из когэнов, то есть имевшего законное право на эту должность.

Йегуда - воин и дипломат

Тем временем изменилась политическая ситуация в Сирии. Двоюродный брат Антиоха V Цеметрий Сотер собрал армию, завладел Антиохией, казнил царя и Лисия и сел на селевкидский престол. Новый царь решил поддержать Алкима и умеренных эллинистов для того, чтобы подавить восстание Макабим и окончательно покорить Иудею. Для этой цели он направил туда полководца Бакхида, который вновь захватил Йерушалаим. Правителем Иудеи был назначен Никанор. Военные действия возобновились, и в районе поселения Гадаса под Бет Хороном на пути в Йерушалаим произошло решающее сражение. Йегуда одержал одну из своих самых блестящих побед. Никанор пал в бою, Йерушалаим был вновь освобождён.

Стремясь к победе евреев, желающих лишь одного — чтобы им не мешали жить по законам Бога Израиля, Йегуда проявил не только военные, но и дипломатические способности. В 3627 году он заключил союз с Римом, который был заинтересован в подрыве и ослаблении державы Селевкидов. Союзный договор между Иудеей и Римом содержал пункт о дружественном нейтралитете. Этот договор не имел практических последствий, но его моральное и политическое значение было велико. Иудея, еще не добившаяся политической независимости, уже выходила на международную арену в качестве равноправного партнёра.

Не все, однако, в Иудее разделяли точку зрения Йегуды относительно необходимости продолжать вооруженную борьбу. Многие воины Йегуды решили, что восстановленная религиозная автономия обеспечивает возвращение страны к нормальной жизни, и разошлись по домам. В это время армия Бакхида вновь вторглась в Иудею. Йегуда выступил ей навстречу с отрядом, насчитывавшим всего лишь 800 человек. Произошло сражение /3628г./, в котором войско Йегуды потерпело поражение, а сам он погиб. Народ потерял своего самого талантливого и доблестного вождя. Братья Йегуды Йонатан и Шимъон отвезли тело героя в Модиин, где он и был похоронен в семейной гробнице.

Йонатан Макаби

После смерти Иегуды дело Макабим казалось проигранным. Бакхид вновь захватил Йерушалаим и возвратил сан первосвященника Алкиму, смещенному Йегудой. Однако во главе повстанцев, ведущих борьбу против власти Селевкидов и против эллинизированной еврейской верхушки, встал брат Йегуды — Йонатан.

По соглашению с Бакхидом Йонатан поселился в селе Михмас, в 10 километрах к северу от Йерушалаима. Михмас имел важное значение с военной точки зрения. Расположенный на границе между горой Бет Эль и Иудейской пустыней, у дороги, ведущей в Йерихо, Михмас был своего рода противовесом крепостям, которые возвёл Бакхид вокруг Йерушалаима. Село стояло на узком и длинном отроге, в том месте, где ущелье под ним было особенно глубоким, и доступ к нему труден.

Кроме того, этот район славился хорошим урожаем пшеницы, и известно, что наилучшая часть этого урожая поступала в Йерушалаим-ский Храм. Находясь в Михмасе, Йонатан укреплял силы, собирая вокруг себя сторонников. Сплотивши вокруг себя уцелевших бойцов, Йонатан опять должен был прибегнуть к тактике партизанской войны. Сирийцы попытались окончательно подавить восстание, построив для этой цели ряд укреплений на территории Эрец Исраэль, но их планы полностью провалились. В 3629 /131/ году скончался Алким, и Храм остался без первосвященника, а эллинисты без предводителя.

Царь Деметрий, желая найти поддержку у евреев Иудеи, начал искать сближения с Йонатаном и разрешил ему поселиться в Йерушаиме. Йонатан стал фактическим главой города.

В годы греко-сирийского владычества многие городские строения были разрушены, и Йонатан приступил к их восстановлению. Он также возвёл насыпь, стремясь изолировать крепость Акру, в которой ещё оставался греческий гарнизон, от других городских построек.

"И жил Йонатан в Йерушалаиме, и начал строить и восстанавливать город. И сказал производившим работы, чтобы они строили стены... для прочности из четырёхугольных камней. И делали так", — рассказано в Книге Макабим. По всей видимости, Йонатан заново отстроил восточную часть Йерушалаимской стены. Вместе с тем он понимал, что нельзя ограничиваться работами только в Йерушалаиме. Йонатан воспользовался разбродом в стане эллинистов, постепенно вновь овладел большинством сельских областей и провинциальных городов Иудеи. Лагерь Йонатана был расположен в укрытии к северу от Йерушалаиме.

В Первой книге Макабим сказано, что Йонатан "вершил суд над народом и удалял злых и неправых из Исраэля".

Дипломатия и война

Важно отметить, что братья Макабим — йегуда, а затем Йонатан и Шимъон — отличались (ипломатическими способностями, которые не уступали их военному мастерству. Самые значительные победы Иона-тан и Шимъон одержали не как военачальники, а как дипломаты. Они мастерски использовали вражду между государствами и борьбу претендентов на троны для того, чтобы добиться всё больших уступок, пока не обеспечили полное самоуправление, а затем и независимость своему государству.

Особенно широкие перспективы открылись перед повстанцами, когда у селевкидского царя Деметрия I появился соперник: Александр Балас, утверждавший, что он — сын Антиоха IV. Балас захватил Акко на берегу Средиземного моря, превратил его в свою резиденцию и стал готовиться к решающему походу на столицу Сирии — Антиохию. Силы враждующих сторон были примерно равны, и поэтому им было так важно заручиться поддержкой Йонатана. Первым обратился за помощью к Йонатану Деметрий. Йонатан согласился поддержать его, и был объявлен союзником царя. Войска Йонатана победоносно вступили в Йерушалаим, и он фактически стал правителем Иудеи.

Вскоре после этого Йонатан предпочёл Александра Баласа, который казался ему более надёжным союзником. Балас возвёл Йонатана в сан первосвященника и объявил его другом царя. Этот акт означал кардинальную перемену во внутриполитической ситуации в Иудее. Селевкидский царь признал вождя повстанцев главой иудейского народа. С тех пор более ста лет должность первосвященника оставалась прерогативой дома Хашмонаим.

Александр Балас царствовал пять лет, и всё это время Йонатан был его верным союзником. Когда в Сирию вторгся сын Деметрия I, который стремился отвоевать у Баласа отцовский престол, Йонатану на деле представилась возможность доказать свою верность Александру Баласу. Междоусобная война, вспыхнувшая в Сирии, охватила также и Эрец Исраэль. Йонатан начал военные действия вдоль морского побережья, захватил Яффо, овладел Ашдодом и его окрестностями. В знак благодарности Александр Балас подарил ему в личное владение город Экрон с прилегающим районом и возвёл его в звание стратега, то есть гражданского и военного правителя Иудеи.

В 3633 /127/ году Александр Балас был разбит своим соперником и вскоре умер. Царём Сирии стал Деметрий И. Йонатан был вынужден пойти на соглашение с победителем. Деметрий, в свою очередь, был заинтересован в союзе с Йонатаном гораздо больше, чем в поддержке эллинистов в Эрец Исраэль. Он утвердил Йонатана в должности первосвященника и дал официальное согласие на присоединение значительной части Шомрона к территории Иудеи.

Вскоре в Сирии вновь вспыхнул мятеж, на этот раз против Демет-рия II. Йонатан поддержал Деметрия и даже помог ему подавить восстание в столице страны, в Антиохии. Однако Деметрий не выполнил своего обещания и не передал евреям крепость Акра в Йерушалаиме, где всё ещё держались эллинисты.

Это пообещал Йонатану сирийский военачальник Трифон, объявивший себя правителем Сирии при малолетнем сыне Александра Баласа — Александре VI. Йонатан примкнул к Трифону, ибо этот союз открывал новые военные и политические перспективы перед Иудейским государством. Трифон утвердил все должности и привилегии Йонатана и назначил его брата Шимъона стратегом прибрежных областей, простиравшихся от Цура на севере до Египта на юге. Занимая эту должность, Шимъон отвоевал Яффский порт и расположил в нём еврейский гарнизон. Йонатан не удовлетворился территориальными приобретениями и приступил к укреплению Йерушалаима и других городов Иудеи, чтобы затруднить в будущем возможность вражеского вторжения в страну. Он возобновил также дипломатическую активность и отправил послов для восстановления союза с Римом. По инициативе Йонатана были установлены дружеские отношения Иудеи и со Спартой.

Йонатан Макаби

http://istok.dev.eps-comp.ru/img/lib_arr_down.jpg

Шимъон Макаби

Растущая мощь Иудеи в правление Йонатана раздражала Трифона, понимавшего, что в открытом бою ему никогда не одолеть иудейскую армию. Трифон пошёл на предательство, обманом завлёк Йонатана в крепость Акко и захватил его в плен. С политической точки зрения Трифон ничего не добился. Во главе Иудеи встал Шимъон, последний из братьев Макабим, и вся нация безоговорочно признала его авторитет. Трифон совершил, правда, попытку завладеть Иудеей. Во главе большой армии он осадил Йерушалаим, причём вёл с собой пленного Йонатана. На помощь Йеру-шалаиму подоспел Шимъон со своим войском, и Трифон отступил.

Перед уходом он передал Шимъону, что отпустит Йонатана на свободу за большой выкуп, при условии, что ему передадут двух детей Йонатана в качестве заложников. Шимъон выполнил это требование. Трифон, получив деньги и заложников, нарушил своё обязательство и, уходя из Иудеи, убил Йонатана за Ярденом. Произошло это в 3634 /126/ году. Шимъон увёз тело брата в Модиин, где похоронил его в семейной гробнице Хашмонаим.

Предательство Трифона не принесло ему никакой выгоды, ибо не привело к ослаблению Иудеи. Место Йонатана занял Шимъон, последний из братьев Макабим, оставшихся в живых. В Первой книге Макабим так рассказано об избрании Шимъона руководителем народа: "И взошёл Шимъон в Йерушалаим, и собрал народ. И, ободряя его, говорил: Сами вы знаете, сколько я и мои братья, и мой отец сделали ради Торы и Святыни (Храма), знаете войны и угнетения, которые мы испытали. Поэтому и погибли все мои братья за Исраэль, и остался я один. И ныне не будет того, чтобы я стал щадить мою жизнь, ибо я не лучше моих братьев. Но буду мстить за мой народ и за Святыню, и за жён, и за наших детей, ибо соединились все народы, чтобы нас истребить. И воспламенился дух народа, как только он услышал такие слова, и ответили громким голосом, и сказали: "Ты наш вождь вместо Йегуды и Йонатана, твоего брата. Веди нашу войну, и что ты нам ни скажешь, мы всё сделаем".

Предательство Трифона заставило Шимъона вступить в союз с царём Деметрием II. Опираясь на воздвигнутые в Иудее укрепления и сильное, хорошо вооружённое войско, Шимъон смог предъявить Демет-рию свои условия. Он потребовал освобождения Иудеи от ежегодной дани в пользу Сирии. Деметрий с радостью согласился, так как он надеялся с помощью Шимъона победить Трифона.

Свободная Иудея

С момента освобождения Иудеи от уплаты дани начинается политическая самостоятельность страны. Этот год /3634;126/ считается первым годом независимой Иудеи. В Первой книге Макабим говорится: "Народ начал датировать документы: "Первый год Шимъона, первосвященника, военачальника и правителя Иудеи".

Не Деметрий дал независимость стране, — она была достигнута после упорной двадцатипятилетней борьбы всего народа. Борьба, начавшаяся отчаянным восстанием жителей небольшого селения Модиин против религиозных гонений Антиоха Эпифана с самого начала велась в защиту Торы и, тем самым, за сохранение народа Исраэля.

Политическая независимость никогда не была самоцелью в этой борьбе, но она пришла в результате побед еврейского оружия, дипломатического искусства братьев Макабим и благоприятного стечения внешнеполитических обстоятельств.

Проблема Хашмонаим

Иудея избавилась, наконец, от греко-сирийс-кого владычества, и стала независимым государством во главе с правителями из рода когэнов Хашмонаим. Этот род, выдвинувший гениальных полководцев и героев, к сожалению, не смог впоследствии дать Иудее благочестивых и мудрых правителей, способных объединить весь народ и упрочить новый государственный строй. О причинах упадка государства Хашмонаим мы ещё будем говорить. Пока же отметим, что зародыш будущего разложения таился уже в самом устройстве новой верховной власти, а именно, в двойной роли её представителей, бывших одновременно и светскими правителями и первосвященниками.

Дело в том, что Хашмонаим не происходили из дома Давида, и поэтому не имели права на титул монарха. Авторитет их светской власти зиждился на том, что они были первосвященниками.

Хашмонаим, монархи-первосвященники, часто, руководствуясь династическими интересами, совершали действия, задевавшие духовную жизнь, обычаи и воззрения народа, что вызывало сильный отпор с его стороны. Сразу оговоримся, что речь идёт не о всём времени правления Хашмонаим, а лишь о периоде, который начался в конце правления Йоханана Гиркана, сына Шимъона. Роковыми для прочности государств венного строя оказались и возникшие при последних Хашмонаим династические распри. Обо всём этом мы ещё будем говорить в дальнейшем. Пока же мы находимся в самом начале правления Шимъона, последнего из братьев Макабим.

Действия Шимъона

Основные силы Шимъон направил на военное укрепление Иудеи. Ему удалось завоевать две последние крепости Селевкидов в Иудее — Гезер, вблизи границы, на пути из Иудеи в прибрежную полосу, и Акру. Шимъон расширил и укрепил территорию независимого Иудейского государства.

Первой крупной военной операцией Шимъона был захват города Гезер, в котором находился сильный сирийский гарнизон вместе с вспомогательными отрядами евреев-эллинистов. Освобождение этого города имело большое стратегическое значение, так как он занимал ключевую позицию на пути из Иудеи в прибрежную полосу. Присоединение Гезера имело особенно важное значение для Иудеи. Хорошо укреплённый город был расположен вблизи от главного пути, ведущего с севера на юг. Археологические раскопки показали, что во многих домах здесь были мозаичные полы, бассейны для сбора и хранения воды, виноградники. По всей видимости, после присоединения город стал еврейским, и в нём жили по законам Торы. Шимъон милостиво обошёлся с побеждёнными сирийцами и эллинистами, не казнил, а лишь удалил из города. В Книге Макабим говорится: "И очистил (Шимъон дома), в которых находились идолы... И выбросил из города всё нечистое, и поселил там мужей, соблюдающих законы Торы..." Как видим, Шимъон действовал в соответствии с традиционной тактикой Макабим.

Наконец, 23 Ияра 3644 /116/ года* он взял после длительной осады Акру — последний оплот чужеземной власти в Йерушалаиме и Иудее. Без взятия этой крепости нельзя было гарантировать независимость страны. В Первой книге Макабим написано, что взятие крепости вызвало ликование народа, ибо "сокрушён был великий враг Исраэля". День падения Акры стал праздником и для последующих поколений.

В этих боях бойцы Шимъона впервые применили усовершенствованные осадные машины, что свидетельствовало о техническом прогрессе в оснащении еврейской армии. Это была блестящая победа, в результате которой вся Иудея была освобождена от войск завоевателей.

Шимъон не только освободил страну от чужеземцев, но и очистил её от эллинистов, и уничтожил последние остатки идолопоклонства среди евреев. Борьба ещё не кончилась, но для народа уже наступил период мирного развития, который в народной памяти остался тесно связанным с государственной деятельностью Шимъона.

Вот как изображён последний из прославленных братьев в Первой книге Макабим: "Он, Шимъон, заботился о благе своего народа. Он взял Яффо, город-гавань, и открыл выход к морским островам. Он распространил пределы своего народа и овладел страною. Он завладел Гезером, Бет Цуром и цитаделью Акра. Он установил мир по всей стране... и каждый мог спокойно сидеть под своей смоковницей или виноградником, и никто не устрашал их. Он укрепил всех униженных в его народе, требовал исполнения Закона и истреблял всякого преступника и злодея. Он укрепил Храм и умножил священную утварь. Он поселил в стране иудеев и укрепил ее ради безопасности".

Борьба народа Иудеи под руководством братьев Макабим показала, что нельзя полагаться на дарованную захватчиками религиозную и культурную автономию, а единственным залогом полной духовной свободы может быть тольхо полная политичесхая независимость.