Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭЗРЫ И НЕХЕМЬИ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭЗРЫ И НЕХЕМЬИ

Создание духовного фундамента

Восстановление Йерушалаимского Храма в 3408 /352/ году знаменует одну из важнейших вех в истории еврейского народа. Завершился период вавилонского изгнания. Вожди первого исхода из Вавилонии — Зрубавель и Йегошуа, преодолевая многочисленные препятствия, отстроили Храм, добились восстановления статуса первосвященников, возобновили храмовые жертвоприношения и обеспечили еврейскому населению Эрец Исраэль широкую автономию.

Политические основы будущей государственной независимости были заложены, но они ещё не покоились на прочном религиозном, духовном и нравственном фундаменте. Закладка этого фундамента стала величайшей заслугой вождей второго исхода — пророков Эзры и Нехемьи. Благодаря им, избранный народ превратился в народ Священного писания, подчинив законам Торы все формы своей социальной и личной жизни.

После того, как были, наконец, завершены работы по восстановлению Храма, в жизни иудеев образовался вакуум, который на первых порах нечем было заполнить. Основы нового общественного строя были ещё непрочными. После огромного напряжения, как это часто бывает, наступил спад. Постоянная борьба с соседями-язычниками требовала большого расхода духовной энергии, а её источники постепенно истощались. Это материальное и духовное истощение привело к апатии и равнодушию ко всему, даже к вере. Иудеи хотели жить спокойно и бестревожно, для этого надо было примириться с соседями, установить с ними прочные связи. Так получилось, что язычество встало на пороге еврейских жилищ, ещё не чувствуя себя уверенно, но уже питая надежду на скорое торжество над иудаизмом.

Энергичного и мудрого Йегошуа сменили в сане первосвященника сначала его слабовольный сын Йогаким, а затем некрепкий в вере внук Эльяшив. Народ почти перестал жертвовать в пользу Храма, что привело к обнищанию левитов, они стали избегать Храмовых служб для того, чтобы заработать себе на пропитание любой, часто унизительной для их сана, ценой.

Утратила свою чистоту и семейная жизнь — эта основа духовного здоровья еврейского народа. Иудеи стали брать в жёны дочерей язычников. Таким конформистским путём они старались упрочить своё положение среди влиятельных соседних племён. В таких смешанных семьях не соблюдались принципы еврейской жизни, а дети воспитывались своими матерями-идолопоклонницами в чуждом еврейству языческом духе — они не знали даже родного языка и разговаривали на местных наречиях. Смешанные браки ослабляли народное самосознание, превращались в опасную болезнь, подтачивающую изнутри народный организм, и могли привести даже к исчезновению народа.

Перелом произошёл в 3412 /348/ году, с началом второго исхода из Вавилона. Процветающая еврейская община в Вавилонии никогда не теряла своих связей со Святой Землёй. Вавилонские евреи видели в ней подлинную родину, а в Йерушалаиме и в Храме — средоточие своей духовной жизни. Они пристально следили за событиями на родине и знали о том, что Иудея переживает затяжной период духовного, обществ венного и экономического упадка. Тревога за судьбу народа заставила их собраться в дорогу. Эта "вторая алия" заслужила, чтобы во главе её стали два великих деятеля этого периода еврейской истории пророки Эзра и Нехемья. Они обеспечили победу национальному делу и воздвигли оплот против влияний языческого мира — на многие столетия.

Эзра га-софер

Эзра, родившийся в Вавилонском изгнании, происходил из семейства первосвященников. Он с детства ревностно изучал Священное писание и был широко известен в еврейских общинах Вавилонии и Персии как знаток Торы. За это он получил от современников почетное имя га-софер, что означает и "переписчик" и "книжник". "Он был софер, сведущий в Торе" / Эзра 7:61. Относительно Эзры это было верно вдвойне. Он распространял переписанные им свитки Священного писания, и был глубоким знатоком и комментатором их. Учителем Эзры был Барух, ученик пророка Йирмеягу.

За несколько лет до вавилонской катастрофы, при реставрационных работах, в Йерушалаимском Храме были обнаружены спрятанные свитки Священного писания. Уходя в Вавилон, Барух взял их с собой, а впоследствии передал их своему любимому ученику Эзре. Из преданности к престарелому учителю Эзра лишь после его смерти возвратился на родину вместе с уже готовыми свитками Пятикнижия, чтобы поддержать духовно своих собратьев и наставить их на правильный путь.

Для того чтобы его миссия в Иудее протекла успешно, Эзра должен был обладать светской властью, то есть иметь полномочия от персидского царя Артаксеркса I Лонгимана*, который хорошо знал Эзру — своего придворного писца. Артаксеркс снабдил Эзру "ништеваном" (грамотой, указом), предоставлявшим ему самые широкие полномочия. Эзра мог взять с собой из Вавилонии в Йерушалаим всех евреев, которые этого пожелают. Ему было разрешено собрать среди вавилонских евреев пожертвованйя в пользу Храма и нуждающихся жителей Иудеи. Богатые дары для Храма были даны Эзре самим царём и его советниками. Царские чиновники обязывались оказывать ему содействие. Все когэ-ны, левиты и другие служители Йерушалаимского Храма были полностью освобождены от налогов.

И самое главное, Эзра получил право объявить Тору гражданским уложением иудеев, то есть привести жизнь народа в соответствие с законами Священного писания. Для этой цели он мог назначить в Иудее судей, которые должны были вершить суд согласно законам Торы. К тому же Артаксеркс наделил самого Эзру полномочиями верховного судьи. Он мог наказывать виновных и даже приговаривать их к смертной казни. Этим своим правом Эзра никогда не пользовался. Из двух своих" прерогатив — судьи и учителя — он явно предпочитал последнюю. Указ Артаксеркса дал Эзре необходимое оружие для выполнения его миссии. "Эзра подготовил своё сердце к тому, чтобы исследовать учение Бога и исполнять его, и учить Исраэль закону и правосудию" /Эзра 7:10/.

На седьмом году царствования Артаксеркса "поднялись (люди) из исраэльтян, из коёэнов и левитов, из певцов и стражей ворот (Храма) ... — в Йерушалаим" /Эзра 7:7/. Эзра двинулся в путь в 1-й день месяца Нисан и через пять месяцев, в 1-й день месяца Ав 3412 /348/ года прибыл в Йерушалаим. Безрадостной была открывшаяся перед ним картина. Народ забыл Святое Учение, погрязал в пороках, вступал в кровное родство с язычниками, утратил уважение к своим святыням, оскудел умом и сердцем. Эзра отказался от еды и питья, разорвал свои одежды, в глубокой скорби опустился на ступени Храма и был недвижим до самого вечера. Толпа собралась вокруг него, но он не видел её. И так глубока была его скорбь, что никто не смел заговорить с ним. Только когда наступил вечер Эзра встал и излил свою душу в молитве, обращённой к Всевышнему. И, видно, особенными были слова этой молитвы, потому что она потрясла самые закоснелые сердца. Люди подходили к Эзре, прикасались к краю его одежды, плакали, просили помощи, обещали послушание.

Истинное благочестие Эзры завоевало ему доверие народа. Сила воли и энергия вернулись к Эзре, и он без колебаний приступил к преобразованиям. При всяком удобном случае он читал в народных собраниях отрывки из Священного писания, объяснял и растолковывал прочитанное. Постепенно эти чтения стали необходимостью для слушателей, число которых всё возрастало. Духовная деятельность народа воскресла, и дух национального сознания, вновь вызванный Эзрой к жизни, не угасал с тех пор во все времена.

Основную причину глубокого духовного и нравственного упадка Иудейского общества Эзра видел в смешанных браках с язычниками. Со всей присущей ему энергией и решительностью обрушился он на это зло. 20 Кислева 3412 года было созвано народное собрание на площади перед Йерушалаимским Храмом. В речи, обращённой не только к присутствующим, но и ко всему народу Исраэля, Эзра порицал его за отступничество от Закона, за безнравственность и, в особенности, за браки с язычниками. Эзра потребовал, чтобы евреи отпустили своих языческих жён. Это требование означало расторжение семейных уз, отказ от личных чувств во имя национального дела. Эзра понимал, что в данном случае, когда речь идёт о будущем еврейского народа, не может быть места жалости, а мягкость стала бы непростительным грехом. Лишь очистив еврейское общество от чуждых элементов, можно было строить его по законам Торы. Народ принял требование Эзры, и в течение трёх месяцев все смешанные браки были расторгнуты.

Расторжение браков, оправданное и благодатное в перспективе времени, на первых порах причинило иудеям много неприятностей. Соседние языческие племена, куда были отосланы изгнанные из Иудеи жёны и дети, почувствовали себя оскорблёнными. Они вступили в союз с некоторыми знатными иудеями, недовольными реформами Эзры, и стали систематически совершать набеги на Иудею, проникая даже в Йеруша-лаим тогда ещё не укрепленный и малолюдный город. Среди врагов Иудеи особо выделялись наместник и вождь шомроним Санвалат, амо-ни Тоний и Гешем — вождь племён, населявших южные районы Страны. Все эти иноплеменные вожди пользовались в Иудее большим влиянием, особенно Товий, состоявший в родстве с первосвященником Эль-яшивом, противником Эзры, а позднее и Нехемьи.

К тому же персидская держава переживала в то время состояние острого кризиса. Подавление восстаний в Сирии и Египте потребовало максимального напряжения всех сил империи, и Иудея была оставлена на произвол судьбы на целых 12 лет. В это время нового духовного застоя деятельность Эзры была приостановлена. Иудеи, устав от вражды с соседями, помирились с ними и вернули в свои жилища отвергнутых языческих жён. Всё, чего достиг Эзра с таким трудом, рушилось и гибло. В этот тяжёлый час из Вавилона вновь пришли помощь и спасение в лице Нехемьи.

Заслуги Эзры перед еврейским народом неоценимы. Позднейшие поколения говорили о нем: "Божественное учение было бы забыто н исчезло, если бы Эзра не воскресил его". Они даже считали, что Эзра был бы достоин получить Божественное Откровение на Синае, если бы его не опередил Моше. И всё-таки Эзре одному было не под силу завершить дело национального возрождения. Он был всё же больше духовным вождём, чем светским, человеком книги, учителем, а не политиком. Его целеустремлённый ум высветил чётко и ясно все причины национальной болезни, поставил верный диагноз и наметил правильный путь лечения. В Эзре со всей полнотой выразились идеалы еврейского народа, ищущего обновления. Он был светочем, но нужна была ещё сила, — и не только духовная, но и динамично-реальная, для того, чтобы довести национальное дело до конца.

Нехемья

Обладал такой силой Нехемья, придворный царя Артаксеркса I. Он не отличался учёностью, как Эзра, но был наделён качествами государственного деятеля и целеустремлённостью. Убеждениям своим он умел придать размах и силу своей личности. Неутомимая энергия у Нехемьи сочеталась с дипломатическим искусством царедворца, но самой главной отличительной чертой его была горячая вера в Бога Исраэля, любовь к Иудее и к Йеруша-лаиму. Когда один из братьев Нехемьи и другие евреи из Иудеи рассказали ему, что народ находится там "в великом бедствии и уничижении, и стена Йерушалаимского Храма разрушена, и ворота его сожжены огнём" /Нехемья 1:3/, Нехемья твёрдо решил отправиться на родину, чтобы упорядочить общественную жизнь, защитить народ от набегов враждебных племён и оградить Йерушалаим крепкой стеной от всех во-зможных нападений.

Пять месяцев Нехемья постился, плакал и в молитвах просил Всевышнего укрепить его и помочь в задуманном предприятии. Однажды, когда Нехемья прислуживал на пиру, царь заметил его угнетённое состояние и спросил: "Почему у тебя злое лицо, ты ведь не болен, видно, на сердце у тебя что-то злое". Нехемья объяснил царю истинную причину своего горя. Артаксеркс не только позволил Нехемье отправиться на родину, но и наделил его обширными полномочиями. Нехемья был назначен наместником Иудеи. Наместникам персидских провинций по ту (западную) сторону Евфрата было приказано оказывать Нехемье всяческое содействие. Главный лесничий Персии получил приказ выдать Нехемье все необходимые для строительства материалы. В начале лета 3426 /334/ года Нехемья отправился из персидской столицы Шушан (Сузы) в Йерушалаим.

Прибыв на родину, Нехемья узнал о происках врагов иудеев, из-за которых Йерушалаим оказался в столь бедственном положении. Ночью он тайно осмотрел остатки крепостных стен, а на следующий день созвал представителей народа, сообщил о своих полномочиях и призвал отстроить стены Йерушалаима "чтобы не быть впредь в таком бесчестии. Немедленно последовал единодушный ответ всех присутствующих: "станем и построим" /Нехемья 2:17-18/.

Когда об этом узнали вожди враждебных иудеям племён наместник Шомрона Санвалат, Товий, которого Нехемья презрительно назвал амонитским рабом, и араб Гешем, — они обвинили Нехемью в подготовке мятежа и, конечно, послали доносы в персидскую столицу. Когда же увидели они, что, несмотря на все их усилия, строительные работы продолжаются, то сговорились предательски напасть на строителей и перебить их. Нехемья выставил стражу для охраны строителей. Кроме того, все, возводившие стену, "одной рукой работают, а в другой держат меч" /Нехемья 4:12/. Строительство стен продолжалось лишь 52 дня и было завершено 25 дня месяца Элул* 3426 года.

После укрепления Йерушалаима, за 5 дней до Нового года, необходимо было увеличить его население, сильно поредевшее в бедственные годы. Нехемья издал декрет, обязывающий каждого десятого жителя Иудеи, на которого выпадает жребий, переселиться в Йерушалаим. Благодаря этой мере, население Йерушалаима вскоре превысило три тысячи человек. Проводил Нехемья и социальные преобразования, важнейшим из которых было освобождение обедневших крестьян, попавших со всем имуществом в долговую зависимость к богатым, которым они были не в состоянии вернуть долги. Нехемья созвал народное собрание, на котором резко осудил поведение богатых, позорящих имя Исраэля среди народов, и потребовал, чтобы задолжавшие евреи были отпущены на волю, а их долги оставлены без взыскания. Нехемья подал личный пример — простил своим должникам все долги. Бескорыстие Нехемьи, его увещевания возымели действие. Все задолжавшие евреи были освобождены, их долги аннулированы. Эта реформа Нехемьи заложила фундамент новых социальных отношений в возрождённой Иудее.

Брит эмуна

Вершиной деятельности Нехемьи явилось его участие в заключении брит эмуна (завета верности) между народом в лице его виднейших представителей и Богом. Поэтому соглашению обязался народ Исраэля "поступать по Торе Бога, которая дана через Моше, слуги Бога, и соблюдать, и выполнять все мицвот Творца, нашего Владыки, и Его уставы, и Его законы" /Нехемья 10:30/.

В том, что строительство стены было так быстро завершено, несмотря на происки врагов, народ увидел помысел Бога и был готов к великому делу, к заключению союза верности с Создателем. Через несколько дней после завершения строительства стены — в день Рош fa-шана, в первый день месяца Тишри, Эзра и Нехемья созвали собрание всего народа. Эзра-софер, известный своей учёностью, благочестием и добрыми делами, взошёл на трибуну и раскрыл свиток Торы. Весь народ встал. Эзра благословил Тору, и народ сказал: Амен. С утра до полудня читал Эзра главы из Торы. И это было не просто чтение, а глубокое проникновение в смысл Божественного учения, сопровождавшееся разъяснениями, чтобы смысл прочитанного был понятен всем присутствующим. Слова Торы произвели на народ сильнейшее впечатление -собравшиеся плакали, поняв, как велики их грехи. Эзра и Нехемья успокоили народ, сказав: "Этот день — свят для Творца, вашего Бога, — не сокрушайтесь и не плачьте" /Нехемья 8:9/ .

На следующий день чтение и изучение Торы было возобновлено и продолжалось все дни праздника Суккот. 24 день месяца Тишри был объявлен днём поста и раскаяния. В этот день, как написано в Книге Нехемьи /9:2/, окончательно отделились потомки Исраэля от всех инородных, то есть народ обязался впредь не вступать в брачные связи с язычниками. После этого обязались и поклялись все присутствующие за весь народ Исраэля следовать законам Торы, данной Богом Моше. 84 виднейших представителя народа с Нехемьей во главе подписали этот договор — брит эмуна с Богом Исраэля. Это означало, что народ признал Тору единственным законом Иудеи.

Договоры-бргшот, содержащие обязательства народа соблюдать заколы Торы, уже заключались в прошлом — и при Моше в Синайской пустыне, и во времена Йегошуа, ученика Моше и завоевателя страны, и в период правления Йошиягу*

И те бритот, и этот брит эмуна основаны на клятве Исраэля соблюдать учение Торы. Но между ними существуют и различия. В данном договоре, в отличие от предшествующих ему, уже не содержится осуждения народа за идолопоклонство. В этом не было необходимости ввиду духовного возрождения нации, последовавшего после разрушения Храма и Вавилонского изгнания. Вместе с тем в договоре содержались новые положения, которых не было в прежних заветах. Вот важнейшие из них:

1) Запрет смешанных браков с иноплеменниками. В Торе этот запрет относится только к языческим племенам Кнаана /Шмот 34:12, 15-16/, чтобы они не склонили к идолопоклонству народ Исраэля. В договоре этот запрет распространяется и на местные племена, которые, хотя формально и приняли иудаизм, но сохранили элементы языческих верований и могли нарушить чистоту веры Исраэля.

2) Запрет на торговлю в шабат и праздники. Этот пункт разъясняет закон о соблюдении шабат, содержащийся в Торе.

Особое внимание уделено праздникам, когда разрешено приготовление пищи. В договоре разъясняется, что продажа этой пищи, равно как и других продуктов и товаров, — запрещается и в шабат, и в праздники. Эта ограда нужна была, чтобы евреи при торговле не нарушали законы праздника.

3) Закон о седьмом годе — шмита. Тора обязывает не обрабатывать землю в последний год семилетнего цикла — шмита, не продавать плоды урожая этого года, дать свободно пользоваться ими бедным, а также "зверям полевым". В этот год соблюдается также денежная шмита, когда отпускают все долги.

Но это все известно из Торы. Что же нового внесли Эзра и Нехемья в брит эмуна в связи с требованием времени? Дело в том, что законы шмита действуют, когда большинство народа живёт в стране Исраэля. Но до этого было еще далеко. Однако условие и обязательство Бога гласит: "Исполняйте же Мои уставы, и соблюдайте Мои законы, и выполняйте их, — тогда будете жить в стране уверенно. И будет земля давать свой плод, и будете есть досыта, и осядете уверенно на ней"/Вайикра 25:18-19/. Чтобы Бог выполнил обязательство, евреи должны выполнить условие, то есть исполнять все законы Торы, в том числе и законы года шмита, даже если в стране живёт меньшинство еврейского народа. Этот пункт брит эмуна действует в Исраэле и ныне.

4) Особое внимание уделено в договоре обеспечению всех нужд Храма, а также когэнов и левитов. Для того, чтобы укрепить связь между народом и Храмом, брит эмуна установил, что все десятины и приношения нужно доставлять непосредственно в Храм и хранить в нём. "Потому что, — как говорит Бог устами пророка Йехезкэля, — на Моей святой горе, на горе величия Исраэля, там будет служить Мне весь дом Исраэля" /20:40/ .

Договор содержит также обязательство для каждого еврея вносить по трети шекеля в год на Храмовые нужды, и доставлять для Храма дрова. Из текста договора видно, что Второй Храм стал центром духовной жизни нации. Не случайно договор заканчивается словами: "...и мы не оставим Дома Бога нашего" /Нехемья 10:40/.

Руководители народа, подписав брит эмуна, обязались от имени всей нации соблюдать не только все законы Писанной Торы, но и следовать указаниям, содержащимся в Устной Торе, с которой их ознакомили учители Закона, ибо и Писанная, и Устная Тора были даны Богом еврейскому народу как единое целое. Сказано в Книге Нехемьи. "И читали книгу Торы Бога, с объяснением и разумением, и народ понимал Писание" /8:8/.

Двенадцать лет занимал Нехемья пост наместника в Иудее, после чего в 3438 /322/ году был отозван на короткое время ко двору царя Артаксеркса. За время отсутствия Нехемьи не удержалось многое из достигнутого им. Вновь возросло влияние Тоти-амони. Первосвященник Эльяшив не подписал брит эмуна, по-видимому, потому что он противился обособлению иудеев от окружающих племён и народностей, как

того требовали Эзра и Нехемья. Это и неудивительно, потому что внук первосвященника был женат на дочери Шомронского наместника Сан-валата. Эльяшив дал Товии зал в Храме. Случаи смешанных браков вновь участились, и евреи брали жён из Ашдода, Амона и Моава. "И оттого сыновья их наполовину говорят по-ашдодски или языками других народов и не умеют говорить по-иудейски", — с горечью отмечает Нехемья /13:24/.

Это был вызывающий беспокойство признак опасности ассимиляции, нависшей над обществом. В Йерушалаиме вновь не соблюдалась святость шабат. Со свойственной ему энергией Нехемья возобновляет свою деятельность. Товий был изгнан из Храма, усилилась охрана Йерушалаимских ворот по шабатот, чтобы не допустить торговых операций в этот день. "С того времени торговцы и продавцы всякого товара не приходили в Йерушалаим по шабатам", - отмечает Нехемья /13:21/. В Храме была восстановлена служба когэнов и левитов, разделённых Нехемьей на сменяющие друг друга группы, чтобы не было перерыва в служении. Приношения в пользу Храма, когэнов и левитов — возобновились. Начатое Нехемьей дело было слишком велико, чтобы его можно было быстро довести до конца. Шомроним, например, были окончательно отделены от Иудеи лишь после завоевания Эрец Исраэль Александром Македонским.

Значение Эзры и Нехемьи

Деятельность Эзры и Нехемьи, охватывавшая все стороны духовной, социальной, экономической и культурной жизни Иудеи, стала основой существования и развития еврейского народа на протяжении многих поколений. Более того, ими были установлены духовные принципы, и сегодня сохраняющие своё значение в жизни нашего народа. Эзра своей деятельностью доказал, что изучение Торы и выполнение её законов является незыблемой основой свободной жизни еврейского народа в своей стране. Нехемья же заложил фундамент для создания общества, базирующегося на справедливых социально-экономических отношениях. Борьба Эзры и Нехемьи против смешанных браков спасла евреев от угрозы ассимиляции и полного исчезновения, в то время, как окружающие Иудею племена утратили свою национальную самобытность и через несколько поколений совершенно растворились в эллинистической среде.

После Эзры и Нехемьи Иудея вступила в период спокойствия, не омрачённый какими-либо драматическими внешними или внутренними событиями. За это время народное сознание усвоило всё, вложенное в него Эзрой и Нехемьей, что дало народу возможность выдержать многочисленные испытания в последующую бурную эпоху. В заключение отметим, что широкая религиозная автономия, представленная Иудее Персией, усилила влияние и авторитет первосвященников. Вместе с тем, у народа появились новые духовные руководители, авторитет которых не опирался на происхождение либо на занимаемую должность. Основа этого авторитета — лишь ревностность в изучении Торы и достигнутые в этом успехи. Речь идёт о наших мудрецах, знатоках Торы.