Ноябрь 2017 / Хешван 5778

ВОССТАНИЕ БАР КОХВЫ*

ВОССТАНИЕ БАР КОХВЫ*

Восстание

Восстание началось как бы само собой, во всех концах страны, охватило все слои народа — даже с главами мудрецов не посоветовались. Поначалу евреи не выступили во всём величии своей мощи, но как люди, защищающие свою душу от жестокой тирании. Действовали скрытно: выкопали пещеры, подземные убежища и многочисленные переходы между ними. Здесь скрывались, отсюда совершали внезапные наскоки на римские отряды - то тут, то там. Затем создали настоящие подземные крепости с системой туннелей, с дымоходами, окнами, незаметными сверху. Группы смельчаков быстро вырастали в отряды, эти храбрецы доставляли римлянам такие "неприятности" и причиняли столько бед, как ни один другой из покорённых ими народов — так что сотрясалась вся империя.

Опытные воины и большие специалисты в подавлении восстаний, римляне в то время ещё надеялись укротить бунтующих и одолеть воестание местными воинскими силами. Но уже начал подниматься как глава восставшего Исраэля Бар Кохва (Бен Козва), и это создало совершенно новую ситуацию.

Примерно 490 лет отделяют восстание Бар Кохвы от записанного пророком Даниэлем откровения, полученного им, как сказано в 11 главе его книги: "В первый год (царствования) Дарйавеша..." — то есть в 3390 /370/ году.

Даниэль, увезенный вавилонским царем Невухаднецаром в изгнание вместе с большой группой мальчиков из царского дома Давида в 3320/440/ г., вскоре выделился не только умом, знаниями и способностями, но и тем, что стал получать откровения, видения от Бога Исраэля. Благодаря всем этим качествам, Даниэль стал советником и, как он сам пишет, "поддержкой и опорой" царей Бавеля, а потом и Персии.

Несколько слов о Даниэле:

Если б не Даниэль, исчезли бы в Бавеле все мудрецы /Мидраш Бемидбар раба, 2:17!.

Если бы все мудрецы мира были на одной чаше весов, а Даниэль на другой, разве не перевесил бы всех? /Талмуд, Йома, 77/.

Двоим открыл Святой, благословен Он, конец — Яакову и Даниэлю /Мидраш Шохар тов, 31:7/.

Вот, что пишет Даниэль о виденном им: "И преступивших завет привлечёт он (император) к себе лестью, а народ, знающий своего Бога, окрепнет и будет действовать. А просвещённые (мудрые) из народа будут поучать многих, хотя недолгое время, и будут страдать они от меча и огня, и от изгнания, и от грабежа. И в их оплошности (просчёте, промахе, ошибке) получат они некоторую помощь, а многие и присоединятся к ним, но через льстивые речи. И из просвещённых оплошают, (решив,) присоединиться к тем (многим из народа) и исследовать, и выяснить (всё) до последнего срока, (до прихода Машиаха), хотя срок ещё не пришёл" /11:32-35/.

Дон Ицхак Абрабанель*, исследуя Танах, пишет в книге "Источники спасения", посвященной анализу книги Даниэля:

"О мудрецах Исраэля этого поколения сказал Даниэль: "А просвещённые из народа"... "...И в их оплошности немного поможет (Бог Исраэля)...". Тут Даниэль намекнул относительно города Бетара, который устоял после разрушения Храма недолгое время, и присоединились к мудрецам, пришедшим туда, многие из Исраэля, благодаря льстивым речам, когда мудрецы Исраэля делали для них многое, чтобы приблизить их к Торе, но так усердно действовали мало времени, ибо пришёл Адриан-цезарь и уничтожил их, и убил мудрецов Исраэля, и о них сказано у Даниэля: "И из просвещённых оплошают..." - как раби Акива и его товарищи" / т. 6, стр. 389/.

Мучительный вопрос

События войны под руководством Бар Кохвы исследованы весьма подробно, особенно историками Исраэля последних десятилетий, благодаря обнаруженным археологами материальным свидетельствам и документам той эпохи. Но на протяжении почти двух тысяч лет евреев не перестаёт волновать важнейший для всей нашей жизни вопрос, связанный с историей Бар Кохвы: Как, почему совершили величайшие из наших мудрецов раби Акива и его товарищи - такую недопустимую ошибку, признав Бен Козву Машиахом?

Откровение, полученное Даниэлем, и объяснение его, данное Абрабанелем [объяснение, которое передавалось от мудреца - мудрецу из поколения в поколение и, естественно, полученное Абрабанелем от •его учителей], не только помогают понять причину оплошности раби Акивы — ведь эта ошибка была предсказана, но также снова и снова дают нам ясное указание на то, что еврейскую историю можно понять, только лишь благодаря тому, что Бог Исраэля раскрывает причины и следствия событий в даваемых Им пророчествах и откровениях.

Вспыхнул мятеж

Пока Адриан был на Ближнем Востоке, а затем в Египте, иудеи ещё скрывали свои действия по разжиганию войны. Но как только император отплыл из Александрии, в Иудее вспыхнул мятеж — враз огнём полыхнула Эрец Исраэль из конца в конец. Тогда встал во главе восстания Шимъон бен Козва (Козива) как предводитель и командующий. К нему отовсюду потянулся народ, ибо видел в нём человека, "в котором есть дух". В Йерушалаимском Талмуде / Таанит, 24а/ зафиксировано высказывание раби Шимъона бен Йохая, создавшего основную книгу кабалы Зогар, об атмосфере, царившей в то время среди великих мудрецов Исраэля, об умонастроении, которое выразил глава того поколения мудрецов — раби Акива:

"Раби Акива разъяснял тогда слова Торы "взошёл кохав (звезда) от Яакова" — "взошёл Кохва от Яакова".

Речь идёт о пророчестве Билъама: "Вижу его — но (оно) не сейчас, вглядываюсь в него — но не близко (оно), взошёл кохав от Яакова и поднялся скипетр от Исраэля, и сокрушил пределы Моава, и разгромил всех сынов Шета. И станет Эдом наследием его, и будет наследием Сеир - враги его, и Исраэль проявит мощь. И снизойдёт от Яакова потомок и погубит последышей (каждого) города" /Бемидбар 24:17-19/.

Эдом — это не только потомки Эсава в Эдоме, а гора Сеир — их наследственный удел [в юго-восточной части Негева], но Эдом в Талмуде — это Рим, империя, римляне.

И продолжает раби Шимъон: "Раби Акива, когда сам увидел Бен Козву, сказал, что пришёл к выводу: он — Мелех Машиах". Правда, здесь же в Талмуде написано: Сказал ему раби Йоханан бен Торта: Акива, поднимутся травы на щеках твоих, а сын Давида ещё не придёт" (то есть намного позже твоей смерти).

Рамбам /Мишне Тора, Галахот млахим, 11:3/ пишет: "...Раби Акива, величайший из мудрецов Мишны, был соратником мелеха Бен Козивы и считал его Машиахом. И представлялось ему и всем мудрецам его поколения, что тот — Мелех га-Машиах, пока тот не был убит за его прегрешения; и то, что был убит, означало, что он не (Машиах)..."

Несколько пояснений к этому фрагменту.

Мелех Бен Козива — это Бар Кохва, который восстал против римлян и погубил многих из них, и укрепился в городе Бетар, и так как восстал против цезаря Адриана — назвали его Козива" (от казав - ложь) /Седер га-дорот/.

Рамбан: "По теме Бен Козивы несомненно было разногласие среди мудрецов: часть из них не поверила, что он — Машиах, а часть поверила, и раби Акива в том числе. И даже после того, как послали мудрецов проверить "чует и судит" или нет, как по сказанному Йешаягу /11:3, 4/ Машиах должен чуять человека и судить его на основе духа богобоязненности, не вернулся (не изменил мнения) раби Акива... пока не был убит Бен Козива, тогда стало ясно, что он не был Машиахом".

С началом восстания массы народа оставили свои дома, забросили поля, начали обучаться владению оружием. Также из стран диаспоры большими сообществами поднимались в Эрец Исраэль, чтобы объединиться со своими братьями в борьбе с общим врагом. Те же, кто ещё задолго до этого соорудили пещеры, туннели и подземные укрепления, вышли из них и сражались с врагом везде, где находили его — это были люди просвещённые, мудрые из народа, они объясняли, что восстание поднято против такого врага, что не сжалится над ними. Они сумели передать силу своего духа сражающимся рядом с ними отрядам воинов — и уничтожали римлян, расположенных в Иудее.

Римляне были уверены, что у иудеев и мысли не появится снова поднять восстание, потому были очень удивлены, когда им стала ясна ошибка в прогнозах. Разумеется, что и среди иудеев многие также были удивлены, и само пробуждение народа стало для них знаком, что это — не спонтанное явление. Восставшие захватили лагеря римлян и большинство их крепостей (кроме прибрежных), овладев при этом большим количеством римского оружия. Неудивительно, что они сравнительно легко разгромили римское войско, посланное из Сирии в Иудею под водительством Флавия Марцела и Калиуса Урбиция.

Йерушалаимский Талмуд приводит интересные вещи об отборном войске Бен Козвы: "Был там Бен Козва, и было у него двести тысяч обрубивших себе палец. Послали мудрецы спросить его: До каких пор ты будешь делать исраэльтян увечными? Ответил им: Как же ещё можно их проверить: насколько каждый силён духом, храбр и жестокосерден".

Как видно, одухотворённость была ведущей силой Бен Козвы и его воинов, которые боролись за свою правоту, а не просто ради победы и свободы: ведь пока римляне угнетали евреев лишь налогами и поборами — сносили это как наказание Всевышнего, но как только враг посягнул на духовную жизнь евреев, на их Тору, её законы, принятые у горы Синай, враз вспыхнуло в их сердцах пламя любви к Богу Исраэля, как это было при восстании Хашмонаим против греков.

Нетерпение

Однако есть сущностная разница между этими восстаниями. Современники Бен Козвы — танаим и последующее поколение мудрецов — амораим* оставили интереснейшие свидетельства об умонастроении евреев периода восстания. В Мидраш раба /Шир га-ширим, 7/ сказано, что поколение Бен Козвы — одно из четырёх поколений, "торопивших конец", то есть у них не было терпения дождаться конца. В Талмуде / Сангедрин 926/ сообщено, что подобное произошло с евреями колена Эфраима, которые "Вычисляли конец и ошиблись (Об исходе из Египта, - здесь же объясняет Раши) - ибо не следовало им вычислять приговор" (о сроке изгнания в Египет).

Следовательно, слово "конец" говорит о геуле — избавлении от поработителей. Ещё в Торе /Брешит 49:1/ сказано, что Яаков перед смертью собрал сыновей, чтобы сообщить им: "Что случится с вами в ахарит га-ямим" (в конце времён). Раши поясняет: "Хотел открыть им конец, но устранилась от него Шхина, и он начал говорить о других вещах". "Ибо, по общему мнению, ахарит га-ямим — это время Машиаха— уточняет Рамбан.

Таким образом, ясно категорически отрицательное отношение Всевышнего к тому, чтобы обладающие знанием по своей воле открывали людям всё, связанное с "концом". Те эфраимляне, которые своей волей "вычисляли конец и ошиблись", все погибли по пути в Эрец Исраэль, ибо "торопили конец", у них не было терпения дождаться конца - исхода из Египта волею Всевышнего, осуществлённой Моше-рабейну. Подобное произошло и в поколении Бен Козвы с евреями "торопившими конец", и потому решившими, что настало время ахарит га-ямим.

Чтобы понять сущность происходившего в то время, надо помнить, что сказанное Рамбамом (в "Тринадцати основах веры") о приходе Машиаха: "Буду ожидать его каждый день, что он придёт", — это одна из основ иудаизма, являющаяся источником ожиданий и надежд, которых было много на протяжении веков нашей истории, ожидания того, что человек, отличающийся силой духа и исключительной, неординарной деятельностью, — он и есть Машиах, которого так ждут, надеясь, что в любой день он придёт.

Вождь восстания

Сведения о самом Шимъоне бен Козве немногочисленны. Там, где в трактате Сангедрин/стр. 936/ сказано, что он объявил себя Машиахом, Раши даёт пояснение: "Он был из дома Гордоса". Следовательно, у Раши имелось предание о связи Бен Козвы с домом Гордоса, наследственные права потомков которого были ликвидированы лишь при Траяне. Видимо, в среде потомков Гордоса Шимъон получил военную подготовку, и отсюда источник его воинской силы. И ещё одно сведение: в Мидраш раба /Эйха 2:4/ сказано, что мудрец Элъазар га-Модаи был дядей Шимъона.

Хотя к людям из дома Гордоса евреи относились весьма неприязненно, всё же некоторые из них сумели найти свой путь в еврействе и стать частью народа. Они женились на еврейках и постепенно так глубоко вошли в народ Йегуды, что иудеи считали Бен Козву своим настолько, что могли счесть его Машиахом — Бар Кохвой, Сыном Звезды.

Шимъон бен Козва обладал многими качествам человека, подходящего для того, чтобы быть Машиахом, и цитированное возражение раби Йоханана бар Торта — раби Акиве не могло тогда иметь решающего значения [возможно, именно поэтому оно не приведено в Вавилонском Талмуде, составители которого с особой тщательностью взвешивали каждое вносимое в текст слово]: это возражение было направлено не столько против того человека, который в глазах раби Акивы был Машиахом, сколько против любой возможности появления Машиаха в ближайшее время.

Точных и подробных сведений обо всём, что произошло в Стране в тот период, не сохранилось. События сменяли друг друга с быстротой урагана, и если бы кто-то и вознамерился вести записи, то потерял бы их вследствие разрухи, вызванной восстанием. Не только уничтожены свидетельства восстания и не осталось воспоминаний участников, но, что ещё существеннее, после шока от кровавой бойни и мести римлян евреи боялись даже говорить об ужасной неудаче и о её подробностях, чтобы не приводить в отчаяние сердца верящих и не вызвать у народов мира тяжёлое впечатление о сути народа Исраэля и о возможностях вновь воестать против чужеземцев.

Исходя из сказанного, можно понять разнобой в датировке событий восстания, хотя, казалось бы, в "историческое" время - описанное историками-современниками, подобное не должно было бы произойти. Еврейские источники однозначно датируют восстание 52 годом после разрушения Второго Храма, то есть 3880 /120/ годом [3828+52 = 3880], и сообщают, что осада последнего оплота Бар Кохвы — Бетара длилась два с половиной года. Историки сдвигают эти события на 10-12 лет позже и датируют их в диапазоне 132-135 либо 135-137 гг. хр. л., что связано, видимо, с датировкой правления римских императоров от Веспасиана до Адриана.

В 1952-1961 годах в Иудейской пустыне археологи нашли много документов, относящиеся к периоду восстания Бар Кохвы. Хоть эти материалы, к сожалению, не содержат сведений о ходе военных действий или о политическом значении восстания, но проливают дополнительный свет на социальные и экономические условия, в которых оно происходило. Новые документы подтвердили характеристику Бар Кохвы, данную нашими древними мудрецами: Бар Кохва был энергичным и властным вождём, наделённым к тому же большой физической силой. Он вникал во все подробности руководства, отличался не только организационными, но и политическими способностями. Для поддержания жёсткой дисциплины, Бар Кохва не останавливался перед наказанием даже ведущих военачальников своей армии. Письма и документы, написанные самим Бар Кохвой, отличаются лаконичным и властным стилем человека, привыкшего повелевать.

Археологическая экспедиция обнаружила в 1961 году в пещере южнее кибуца Эйн Геди, у Мертвого моря, останки воинов Бар Кохвы, а также письма, документы и тфилин, содержащие фрагменты из Торы, написанные по всем правилам закона. В письмах самого Бар Кохвы говорится о текущих делах. Начинаются они одинаковой формулой: "От Шимъона Бар Косвы, наси Исраэля, (такому-то) шалом". Бар Кохва, повидимому, требовал, чтобы его приказы выполнялись быстро и чётко, а нерадивым грозил суровыми карами. В одном из писем к военачальнику, Йегошуа бен Галголе, Бар Кохва напоминает о необходимости защищать жителей Галилеи и угрожает кандалами своим людям за нарушение этого приказа. В письмах Йегуде бен Менаше из Кирьят Арав Бар Кохва приказывает тому поставить "четыре вида" (арбаа миним) плодов и растений для праздника Суккот. Вообще, из найденных документов следует, что, несмотря на тяжёлые военные условия, люди Бар Кохвы строго соблюдали святость шабат, приношение десятины когэнам и левитам, праздничные обряды. Бар Кохва, по-видимому, создал систему еврейского управления в районах, освобождённых им от римского владычества. В частности, эта администрация занималась сдачей в аренду земель крестьянам, довольным тем, что не должны уже обраща-ться к римским чиновникам - лихоимцам.

О восстании

Сведений о ходе восстания хоть и мало, но они всё же позволяют в общих чертах воссоздать его картину. Оно было тщательно подготовлено, и повстанцы рассчитывали на победу, используя стратегию партизанской войны, которая должна была истощить и деморализовать римские оккупационные войска. Римский историк Дион Кассий сообщает, что повстанцы создали в горах Иудеи систему подземных баз, где они собирали силы и копили вооружение. В канун восстания еврейские кузнецы специально делали для римлян недоброкачественное оружие. Повстанцам удалось максимально использовать фактор внезапности — римляне были захвачены врасплох. После разгрома легионов, присланных Руфом, восстание, по словам Диона Кассия, "охватило всю Йудею" и получило поддержку "евреев всего мира" и даже неевреев, казалось, "что весь мир пришёл в неистовство".

Римляне срочно вызвали в Иудею подкрепления из различных частей империи. На помощь десятому и шестому легионам, постоянно находившимся в Иудее, прибыл третий легион из Сирии. Но и этих сил не хватило для подавления восстания. Спешно двинулись в Эрец Исраэль римские воинские контингенты из Египта, Македонии, Болгарии, Панонии (нынешней Венгрии) и даже из далёкой Британии. Собрав в единый кулак всю свою военную мощь, великая империя обрушила его на маленькую Иудею. Во главе римских войск, сражавшихся с повстанцами, был поставлен Юлий Север — лучший военачальник империи. Сам император поспешил в Иудею, чтобы лично наблюдать за ходом военных действий.

Если к приведенным выше данным добавить сказанное о количестве римских войск, осаждавших Йерушалаим (а по всей стране также были гарнизоны и лагеря), то можно себе представить, какие военные силы вынуждена была мобилизовать империя для подавления еврейских восстаний. Много это или нет? Несколько примеров для сравнения.

В 58 г. до хр. л. гельветы [в западной части нынешней Швейцарии] поднялись против Рима. Поначалу их было 263.000, позднее это число возросло до 368.000. Цезарь стянул свои войска, пять легионов с контингентами конницы союзников и лёгкими отрядами, напал на гельветов и за один день битвы разгромил их. Те подчинились всем условиям победителя.

В 53 г. в Галлии разразилось восстание, грозившее уничтожить всё, чего римляне успели добиться к тому времени. Во главе его стал знатный витязь Верцингеторикс, человек решительный, выдающийся по энергии и проницательности. Он собрал большое войско, обучил его и начал войну против сил римлян, занятых осадой нескольких городов и разбросанных по Галлии. Цезарю удалось собрать до десяти легионов. Он выиграл ряд битв, осадил крепость Алезию [в верховьях Сены], где укрылся Венцингеторикс с пехотой. Три дня отбивались римляне от нападавшей с тыла галльской конницы и от вылазок осаждённых, взяли крепость в 52 году, вождь сдался римскому проконсулу.

В 58 г. в Британии восстание началось со зверского избиения поселившихся там римлян. Масса мятежников возросла до 120.000 человек, во главе их была королева Боадицея, героиня в полном смысле этого слова. Но римский полководец Светоний Паулин оказался искусным воином, жестоко разгромил бритов, королева сама лишила себя жизни. Провинция была замирена. Примеров немало. Итак, если сравнить... Контингенты римских войск в Иудее были не меньшими, если не большими, чем при подавлении крупнейших воестаний в других частях империи. Численность еврейских отрядов не шла ни в какое сравнение с огромными армиями восставших народов Европы и Азии, не говоря о том, что евреи, не имевшие армии, не воевавшие, вынуждены были изучать военное дело в процессе восстания. При всём этом римляне разбивали армии мятежных народов либо в одной битве, либо кончали войну за год-два, а Великое восстание с трудом подавили за пять лет и столько же, примерно, расправлялись с мятежом Бар Кохвы.

Все источники свидетельствуют, что тогда народ Исраэля был велик и крепок, и было у него много городов-крепостей, ибо всё, что написано Иосифом Флавием об огромных жертвах и разрушениях во время Иудейской войны, — преувеличено, и даже не все укрепления были уничтожены, ибо у римлян не хватило людей сделать это. Со временем многие крепости евреи восстановили без ведома римлян, занятых своими заботами в других странах империи и не могущих быть во всяком месте. Это усилило надежду иудеев, что можно устоять против римлян и нельзя упустить возможность стать на сторону чудесного человека, имя которого тем временем сменилось — с Бен Козва на Бар Кохва.

Какая территория Эрец Исраэль была освобождена повстанцами и какими силами они располагали? На эти вопросы трудно дать однозначные ответы. Ясно, что решающие бои велись в Иудее, в горах и в приморской равнине, а в конце восстания — в Иудейской пустыне. Вопрос, распространилось ли восстание на побережье, на Зайорданье и на северные районы страны? Нет сведений о том, что повстанцам удалось освободить Голаны и Галилею. О том, что военные действия концентрировались, в основном, в Иудее, свидетельствует тот факт, что наши древние мудрецы называли восстание Бар Кохвы "войной в Иудее". Не исключена возможность, что римлянам удалось отрезать Галилею от центральных районов восстания и удержать её в повиновении.

Повстанцам удалось освободить Йерушалаим. Некоторые историки считают, что те возвели алтарь, возобновили службу возношения даров и даже приступили к восстановлению Храма. На отчеканенных в это время монетах имеются надписи: "[такой-то] год от освобождения Йерушалаима" или "Йерушалаим". Но в самом Йерушалаиме при раскопках почти не было найдено монет, относящихся к периоду восстания Бар Кохвы. О численности и структуре вооружённых сил повстанцев нет точных сведений. Известно, что Бар Кохва объявил всеобщую мобилизацию, тех, кто отказывался идти в армию, например евреев-христиан, наказывали. В армии Бар Кохвы сражались евреи не только из Эрец Исраэль, но и из диаспоры, однако евреи Парфии не пришли на помощь.

Не в состоянии победить евреев в открытом бою, Юлий Север прибег в тактике выжженной земли, тотального уничтожения посевов, жилищ, деревень и даже целых городов. Римские легионы на своём пути уничтожали всё живое: мужчин, женщин, детей, стариков, домашних животных, плантации, леса. Это была медленная, грязная и позорная для Рима война. И всё же, все годы войны в Стране продолжалась как гражданская, так и религиозная жизнь, заботились о выполнении законов Торы, еврейских традициях и обычаях, например, о поставках четырёх видов растений к празднику Суккот и т. п. Лишь после долгих месяцев кровавой мясорубки римлянам удалось оттеснить повстанцев в крепость Бетар в Иудейских горах и окружить её.

Среди городов-крепостей, не разрушенных римлянами, потому что их жители не участвовали в Великом восстании, был город Бетар. В нём за десятилетия после разгрома собрались много мудрецов, основавших там учебные заведения для изучения Торы, хотя и не на таком уровне, как в Явнэ. И то, что подобное имело место длительное время, тоже было воспринято, как знак, что приход Машиаха близок.

Осада Бетара

К тому времени мудрецы Израиля уже отчаялись в Бен Козве, перестали его поддерживать, что называется — "убрали от него свои руки". Раби Акива настолько перестал быть приверженцем Бен Козвы, что даже отказался пойти с ним в Бетар, лишь старый мудрец Элъазар га-Модаи был в крепости.

"Два с половиной года осаждал император Адриан Бетар, обрушив на него всю свою ярость, все свои мощные легионы. Город страдал от усиливающихся голода и жажды — ведь там скопились беженцы со всей Иудеи, более шестисот тысяч мужчин, женщин и детей. Бен Козва срочно рассылал многочисленные письма, чтобы поторопились массы народа и поднялись со всех концов страны на помощь Бетару. "Сказал раби Йоханан: Восемьдесят тысяч пар трубящих в рог (командиров отрядов, сзывающих воинов к бою трублением в рог) осаждали Бетар, и каждому из них подчинялось несколько отрядов" /Талмуд Бавли, Сангедрин 93/.

Осаждавшие не смогли пробить бреши в стенах города не потому, что Исраэль был достоин того, чтобы Всевышний оказал помощь его воинам, но молитва раби Элъазара защищала город. Ибо все дни осады и несчастья раби Элъазар га-Модаи молил Бога Исраэля не судить народ за его грехи. Как написано в Таанит, он надел на тело сак (длинную рубаху из жёсткой верблюжьей шерсти), посыпал пеплом голову и каждый день молился, говоря: "Властитель миров, не сиди сегодня в суде, не сиди сегодня в суде" (то есть в этот день не суди иудеев за их грехи).

Все воины Бар Кохвы воевали самоотверженно, будучи братьями в горе, и не было среди них синъат хинам — пустой ненависти, как среди защитников Йерушалаима: за единство Имени Благословленного сражались, "зажав душу в кулак", и не было у них ни страха, ни трепета /по словам Рамбама, Млахим 7:15/. Они убили множество врагов, поверженные римляне валялись у стен — Адриан не выдержал и решил вернуться в Рим.

И вот тогда, как описано в Талмуде / Таанит 4:5/ и в Эйха раба /2:4/, к Адриану пришёл кути [так называли шомроним, ненавидевших вернувшихся из вавилонского плена евреев; о чинимых ими гадостях и преступлениях было сказано немало] и сказал с намёком: "Повелитель, не уезжай. Всё время пока этот петух (раби Элъазар) молится в саке, посыпав голову пеплом, ты не победишь их. Но положись на меня, и я еделаю так, что ты захватишь город".

Этот кути проник по канализационной трубе в осаждённый город, вошёл к раби Элъазару, который стоял и молился, и притворился, будто бы шепчет тому на ухо. Видевшие это доложили Бен Козве: Твой дядя, раби Элъазар, хочет мира с Адрианом, предав город в его руки! Послал Бен Козва, и привели к нему этого кути. Спросил его: Что ты сказал тому? Ответил кути: Если скажу тебе, император убьёт того человека. А если не скажу, ты убьёшь меня. Лучше, если ты убьёшь сам того человека, и не раскроются секреты императора".

Просветителями народа были сыны того поколения, вразумляли и учили многих /Даниэль 11:33/. Их назвал рав Гуна "поколением Мелеха Машиаха", но они оплошали. Ибо в своей заботе о благополучии народных масс Исраэля заподозрил Бен Козва своего дядю в том, что тот действительно захотел заключить мир с врагом и сдать город [Как в своё время раби Йоханан бен Закай хотел заключить мир с римлянами, тем более, что кути /как засвидетельствовано в Таанит 4:5/ сообщил Бен Козве, будто раби Элъазар сказал ему, что хочет замириться с Адрианом]. И как только раби Элъазар окончил молитву, привели его к Бен Козве. Тот спросил мудреца: Что сказал тебе кути? Ответил мудрец: Не знаю я, что шептал он у моего уха, не слышал я ничего: ведь я стоял на молитве, понятия не имею, о чём он говорил. Вспылил в ярости Бен Козва, отбросил старца ударом ноги и убил его.

То был день 9-го Ава. День, когда на второй год после исхода из Египта, в 2449 году, Исраэль восстал против Бога и зря плакал, отказываясь идти в Страну обетованную, за что был наказан сорока годами странствий в пустыне и плачем в этот день во всех поколениях. То был день, когда в 3338 году был разрушен Первый Храм, а народ изгнан в Вавилонию. То был день, когда в 3828 году был разрушен Второй Храм и началось великое изгнание — и почти двухтысячелетний плач страдающего народа. То был день 9 Ава 3880 года, жаркий день палящего иераэльского лета. И вышла бат коль*, и произнесла, как записано у пророка Зхарьи /11:17/: "Ой, пастух негодный, бросивший стадо овец! Меч - на десницу (силу) его и на правый глаз его: рука его усохнет и отсохнет, а правый глаз его помутнеет и станет плохо видеть. Ты убил раби Элъазара - десницу (силу) Исраэля и прикончил их (евреев) правый глаз. Потому десница (сила) этого человека (Бен Козвы) усохнет и отсохнет, а правый глаз помутнеет и станет плохо видеть".

Сразу же был взят Бетар и убит Бен Козва /Талмуд Йерушалми, Таанит 4:5/, потому что пресечена была молитва раби Элъазара к Всевышнему — не судить народ Исраэля. Бог воссел в небесном суде - и сразу пришли виденные Даниэлем несчастья, павшие сейчас на защитников Бетара: "И будут страдать они от меча и огня, и от изгнания, и от грабежа" /11:33/. Так ко всем несчастьям Исраэля ("плач во всех поколениях") на 9 Ава добавилась и трагедия Бетара. "И горе было великим, как разрушение Храма" /Рамбам, Таанит 5:3/.

Свидетельствует Талмуд / Таанит 5:4/: "Принесли Адриану голову Бар Козвы. Спросил их: Кто убил его? Ответили: Кути сказал, что он убил. Повелел: Покажите мне тело его. Когда принесли тело Бар Козвы, обнаружил Адриан свернувшуюся внутри змею и решил, что она убила. Воекликнул: "Если бы их Заступник не отдал их и Всевышний не выдал бы их!" /Дварим 32:30/.

В Талмуде /Йерушалми*, Таанит, гл. 4; Бавли*, Гитин, 57/ и в Мидраше Эйха раба /2:4/ имеются ужасающие своими подробностями описания катастрофы, постигшей Бетар. Кровь текла рекой; кони легионеров шли по брюхо в крови, потоки крови переворачивали камни весом в сорок сеа [примерно, 50 кг]... Семь лет удобряли потом язычники свои виноградники застывшей кровью евреев, вместо навоза. В своей ненависти и злобе, римляне, потомки Эсава, преступили принятый у всех народов обычай и не дали похоронить убитых в Бетаре, чтобы трупы их растерзали дикие звери и птицы. Адриану принадлежал в стране огромный виноградник площадью 18 на 18 миль, как площадь городов Тверия и Ципори. Его окружили забором из трупов убитых евреев Бетара, и так они стояли, тело к телу, во весь рост, с переплетёнными руками, на глазах у всех. Долгие годы стояли эти трупы на позорище, но против обычного они не подверглись порче, ибо Бог Исраэля не допустил этого; пока преемник Адриана - Антонин разрешил захоронить их.

Синъат хинам

Преступление Бен Козвы (от глагола ле-гахзив - оказаться лжецом, разочаровывать), как его стали называть, было, по сути, рецидивом синъат хинам — бессмысленной, зряшной ненависти, погубившей Великое восстание. Известно, что у всех событий в мире есть две причины: природная, материальная и духовная, сокрытая. В основе поражения восстания Бар Кохвы лежит духовная причина. Римляне не смогли бы подавить большое еврейское восстание по той же причине, что не смогли проникнуть в Парфию, которая была слаба в то время. В Талмуде /Гитин 56-57/ упомянуты некоторые причины, почти все корни которых — в грехе синъат хинам, ненужной и бесполезной, которая с особой силой проявилась в ненависти Бен Козвы к своему дяде Элъазару га-Модаи.

Прошло немногим более полувека после первой ненависти — и разрушения Храма 9 Ава 3828 года, и вот пришла вторая — и падение Бетара 9 Ава 3880 года.

Очень серьёзные причины вызывали синъат хинам в период Второго Храма, и зряшной она была лишь потому, что выход из неё, из порождавших её проблем, следовало искать на путях мира, на путях тшувы — возвращения в раскаянии к Богу Исраэля. Это сходно с тем, что произошло между Йосефом и его братьями, которые не смогли найти способ, возможность уладить отношения между собой на путях мира, забыли веления Торы. И не надо считать, что "десять казнённых империей" [о них - в следующей главе] были наказаны лишь за тот древний грех. Грех поколений Второго Храма и грех таких, как Бен Козва, были продолжением древнего греха. И, как известно, в подобных случаях наказание по приговору Всевышнего — по всей полноте закона. /Рав Хаим Дов Рабинович, Руководство к изучению истории Исраэля, ч. I, стр. 248/.

Наши мудрецы указали /Йома 9а/ на мицву, избавляющую от синъат хинам: еврей обязан увещевать других, чтобы шли путями Творца. Они сказали /Шабат55а/, "Йерушалаим разрушен, потому что не увещевали, не укоряли друг друга". Как совмещается это с утверждением, что Храм разрушен из-за синъат хинам между евреями? Но ведь это взаимосвязанно: увещевание возникает из любви к еврею. Выполняя эту мицву, еврей предотвращает обличения и наказания, могущие снизойти от Бога. Сказали мудрецы: "Урезонивай и укоряй твоего ближнего, любящего тебя, который вместе с тобой в Торе и в мицвот (в изучении и выполнении) — его ты обязан увещевать. Но злодея (преступающего законы Торы), ненавидящего тебя, ты не только не должен уговаривать, но и не в праве это делать, ибо сказано: Не кори насмешника — как бы не возненавидел тебя, поучай мудрого — и возлюбит тебя". Однако этого не делали, как следует. Дошло до того, что в течение месяца умерли 24 тысячи из учеников раби Акивы, потому что "не уважали Тору в устах друг друга": не смогли мирно разрешать возникавшие между ними противоречия в понимании изучаемых книг Священного писания. Согласно приведенной мицве, еврей обязан найти пути, которые обеспечили бы положительный результат его увещеваниям, доказательствам, уговорам, а если надо, то и укорам, упрёкам, обличениям. Иначе он сам несёт грех за невыполнение мицвы.

У Шимъона бен Козвы было много качеств, могущих стать признаком того, что он — человек, подходящий для того, чтобы стать Машиахом. Рамбам пишет /Мишне Тора, Млахим 11:4/¦. "Но если придет мелех из рода Давида, посвятивший себя, как и Давид, его предок, постижению Торы и исполнению мицвот согласно Писанной и Устной Торе, и заставит весь Исраэль следовать ей, и будет вести войны, заповеданные Всевышним, то он — вероятный Машиах. И если он преуспел в этом, и победил все окрестные народы, и построил Храм на прежнем месте, и собрал народ Исраэля из изгнания, этот человек — наверняка Машиах. Если же ему не удалось свершить всё это или если он погиб, то этот человек, несомненно, не тот, о котором говорит Тора. Он просто один из достойных и благочестивых царей из дома Давида, и послал его к нам Святой Творец, благословен Он, для того лишь, чтобы испытать нас, как сказано: "И из просвещённых оплошают, решив присоединиться к тем многим из народа и исследовать, и выяснить все до последнего срока прихода Машиаха, хотя срок ещё не пришёл" /Даниэль 11:35/.

Несгибаемый народ

Восстание Бар Козвы было войной, завершающей большой период истории Исраэля. Все мудрецы поколения конца эпохи Второго Храма ушли из жизни один за другим во время этой войны. Сожжение Храма было началом конца последнего поколения, которое выросло на вдохновении, черпаемом из Святого Дома. Из факта, что на протяжении пятидесяти лет после той катастрофы римляне вынуждены были вести тяжёлую борьбу для завершения овладения страной, можно понять, что после разрушения Храма Исраэль всё ещё оставался очень крепким, сильным народом, и как только евреи немного приходили в себя от жестоких ударов врага, возвращались их силы и геройство, так что могли поднять руку на римлян самым решительным и удивительным образом.

Но не так было после падения Бетара, когда была напрочь выкорче-. вана мощь Исраэля и больше не вернулась, не восстановилась. На каждый город, каждое село, если на них падало подозрение, что были связаны с восстанием Бар Козвы, римляне нападали, убивали стариков, женщин, детей, а каждого способного работать уводили на рынки рабов и продавали по цене животных.

Сотни тысяч были убиты, десятки тысяч проданы в рабство во все концы Римской империи. И следует знать, что эти рабы-евреи стали источником распространения основ Торы в мире и базой для создания еврейских поселений. Всевышний был с Израэлем в его рабстве. Рабыевреи с самоотверженностью до самопожертвования отстаивали в борьбе с рабовладельцами свое ультимативное требование — дать им возможность выполнять законы шабат и кашрута (разрешённой еврею пищи). Их господа поняли, что совершат большую ошибку, если не разрешат этого: если доведут евреев до голода, то эти рабы не смогут работать, как надо, и если не исполнить их волю, то не извлечь из них пользы сполна. Благодаря рабам-евреям, и рабовладельцы вынуждены были прекращать свою работу в шабат. Так народы мира начали знакомиться с миропорядком Торы, говорящем о шести днях творения и созидания и о седьмом дне — прекращении работы, шабат.

Крах надежды и веры, что вот — уже пришёл Машиах, не потрясло самой веры в то, что Машиах должен прийти в любой момент. Чуждые здания, воздвигнутые на Храмовой горе вместо Храма, приучили народ, что из-за этого не стоит паниковать: всё равно верили, что Бог сделает так, что они рухнут [как сейчас те, что построены арабами], когда придёт день возведения Третьего Храма. И не столь важно, сколько на это уйдёт времени, даже тысячи лет, потому что евреи — вечное звено в процессе творения.

Адриан запретил евреям входить в Йерушалаим все дни года, кроме 9 Ава. Евреи увидели в этом намёк свыше, что, несмотря на свалившиеся на них несчастья, наблюдающий глаз Бога — всё ещё над ними.