Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ДУХОВНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ЕВРЕЕВ В ГОСУДАРСТВЕ ХАШМОНАИМ

ДУХОВНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ЕВРЕЕВ В ГОСУДАРСТВЕ ХАШМОНАИМ

Храмовая служба

Конечно, по закону Торы, совершать жертвоприношения имели право только когэны. Когэны делились на 24 смены* и совершали свою службу в установленной очередности. Продолжительность службы одной смены равнялась семи дням. Каждой смене выпадали две недели Храмовой службы в год. Такая смена, называвшаяся мишмар, состояла из представителей семи родов, каждый из которых совершал службу в Храме один день в неделю. Когэны жили по всей территории страны, и они отправлялись в Йерушалаим когда наступала очередь их смены. Весь народ, подобно когэнам, был разделён по месту жительства на 24 смены-маамида (от лаамод, стоять). Каждый маамад имел свой город, где собиралась смена когэнов для отправления в Йерушалаим.

Все остальные жители города-маамада проводили эту неделю дома, в молитвах, четырёхдневном посте и в чтении Торы. Их помыслы в это время были связаны с Йерушалаимским Храмом, где их смена совершала богослужение. Священные жертвы покупались за счёт ежегодных взносов в половину шекеля, обязательных для каждого еврея, где бы он ни находился, — в Исраэле или в диаспоре. По вопросу о расходах на ежедневные жертвоприношения в Храме шла борьба между прушим и цдуким, которые считали, что издержки на жертвоприношения должны покрываться не из взносов всего народа, а из даров состоятельных лиц. Цель цдуким — людей, влиятельных в государстве, — заключалась в том, чтобы захватить руководство Храмом.

Привязанность народа к Храму и к Йерушалаиму особенно проявлялась в паломничестве в столицу в дни трех праздников: Песах, Шавуот и Суккот. В каждый из этих праздников многие тысячи евреев со всех концов страны, а также из диаспоры, прибывали в Йерушалаим, ибо сказано в Торе /Дварим 16:16/: "Три раза в году все твои мужчины должны являться перед лицом Творца, Бога твоего, на место, которое изберёт Он: в праздник мацот (Лесах), в праздник седмиц {Шавуот) и в праздник кущей {Суккот)". Прибывали в эти дни в столицу и евреи из диаспоры. С большой тщательностью готовились жители Эрец Исраэль к шествию в Йерушалаим, — каждый должен был запастись приношениями и дарами. Сказано /там же/ : "Никто не должен являться перед лицом Бога с пустыми руками, но каждый с приношением в своей руке, смотря по благословению твоего Бога, какое Он дал тебе".

Народ и Храм

Не трудно представить себе, какое неизгладимое впечатление оставляло в душах евреев паломничество в Йерушалаим, к величайшей святыне. Это посещение отражалось на их мышлении и образе жизни и после того, как евреи возвращались домой к своим семьям и повседневным занятиям. Массовые посещения Йерушалаима в дни праздников влияли и на жизнь столицы. Прибыль, получаемая от тысяч паломников, составляла важный источник экономического благосостояния Йерушалаима. Но, главное, — эти паломничества укрепляли духовное самосознание народа, вызывали в нём чувство ответственности перед Богом и Его Храмом.

Прочная связь между народом Исраэля и Храмом выражалась в сопровождавших три названных праздника церемониях, носивших подлинно народный характер. Каждый год после праздника Шавуот и до праздника Суккот каждый земледелец запасался первыми созревшими плодами своей земли, из семи видов растений, которыми славна Эрец Исра-эль, для приношения в Храм.

Паломничество евреев в Йерушалаим подробно описано в Мишне. В главном городе округа собирались евреи со всех окрестных поселений, и здесь устанавливался порядок шествия. Впереди вели великолепного быка с позолоченными рогами, украшенного венком из оливковых ветвей, он предназначался для торжественной жертвы. Трубы и флейты подавали знак к выступлению, и хор сильных голосов пел: "Я радуюсь, когда мне скажут, что мы должны шествовать в дом Бога". Процессию ожидали всюду, радостно приветствовали, и жители различных районов присоединялись к ним, шествие росло и росло. Наконец, шествие достигало Йерушалаима, и не только служители Храма, но и знатнейшие люди города спешили ему навстречу. Раздавались взаимные приветствия: "Благословение Бога да будет над вами! Мы благословляем вас Именем Всевышнего!" Шествие достигало Храмовой горы, поднималось на вершину с пением 29 Псалма: "Превознесу Тебя, Творец, что Ты поднял меня и не дал моим врагам восторжествовать надо мной!" Когэны встречали паломников и принимали у них дары.

Особенно торжественным и радостным было в дни праздника Суккот черпание воды из источника Шилоах и возлияние её на алтарь — чтобы Всевышний благословил Эрец Исраэль дождями. Предание об этом обряде существует со времени дарования Торы. Для того, чтобы придать этой церемонии особо торжественный характер, все подготовительные обряды, связанные с ней, отмечались, как народный праздник. Когэн с золотой кружкой сходил с Храмовой горы, горы Мория, в долину—к источнику Шилоах. Его сопровождала торжественная процессия когэнов и левитов с пением и игрой на инструментах и большая толпа народа. Все шли с веселием и радостью. Ночью Храмовая гора освещалась так, что озарялся весь город. Говорится в Мишнег. "Кто не видел радости при черпании воды, тот не знал настоящего вселья".

В Йом ha-кипурим, день покаяния и очищения, многие евреи также приходили в Храм, хотя нет обязанности совершать паломничество в Йерушалаим. К службе этого дня первосвященник должен был готовиться в течение семи дней и жить при Храме. Когда на исходе дня он оставлял Храм, весь народ провожал его до дома.

Прушим

Прушим были прямыми продолжателями направления тех хасидов, которые на своих плечах вынесли всю тяжесть борьбы с греко- сирийскими завоевателями, насаждавшими язычество. Тора, во имя которой на полях сражений было пролито столько еврейской крови, должна была, по убеждению прушим, наполнять собой всю жизнь еврейского народа. Именно прушим вели бескомпромиссную борьбу против эллинизации Иудеи и светского характера правящей верхушки государства. Прушим отстаивали единство Писанной и Устной Торы и стремились распространить её законы на все стороны жизни в государстве Хашмонаим с целью сохранения его теократического характера. Прушим были убеждены, что Тора содержит ответы на все вопросы, которые ставит перед евреем жизнь. Иосиф Флавий характеризует прушим не как партию, а как широкое общественно-религиозное течение. Их воззрения разделяло в то время подавляющее большинство народа и они воплощали иудаизм во всей его полноте и целостности. Прушим верили, что как благополучие, так и бедствия народа или отдельной личности зависят от Божественного предопределения, и что против воли Бога бессильны все людские предприятия.

Прушим учили, что от поведения каждого еврея зависит судьба всего народа. Если истины Торы глубоко проникли в сознание каждого еврея, если вся его жизнь строго согласована с законами как Писанной, так и Устной Торы, то сохранение и благополучие еврейского народа — обеспечены. Исполнение всех законов Торы, безусловная верность всем требованиям иудаизма составляли главную цель их жизни. Те из них, что находились у власти, занимали высокие должности, не делали различия между богатыми и бедными, аристократами и простолюдинами. Они боролись против жестокой судебной практики цдуким, которые, например, утверждали, что закон Торы: "Глаз за глаз, зуб за зуб" — следует понимать буквально, и что человек, искалечивший другого, должен быть искалечен таким же образом. Прушим, основываясь на Устной Торе, приговаривали виновного лишь к денежному штрафу, соответствующему ущербу, который нанесён пострадавшему. В конце концов прушим добились вывода цдуким из состава суда. Сами же они вели судебные разбирательства с большой тщательностью и выносили приговоры с учётом галахот — законов Устной Торы. Деятельность прушим способствовала тому, что иудаизм всё время сохранял и продолжает сохранять живой характер, отвечающий всем потребностям и запросам современной еврейской жизни.

Цдуким

В отличие от прушим, цдуким были духовными наследниками эллинистов. Группа эта была немногочисленной и состояла, в основном, из аристократии. Цдуким вели себя вызывающе в Храме, нарушали установленный порядок богослужения, оскорбляя народные чувства и, главное, нарушали этим законы Торы. Религиозные разногласия между цдуким и прушим особенно бросались в глаза в области публичного Богослужения и Храмовых обрядов. Вот существенный пример разногласий. Цдуким вели отсчёт семи недель до праздника Шавуот, начиная не со второго дня Лесах, как предписывает Тора, а с шабаш, что после Песах. Они требовали, чтобы издержки на жертвоприношения покрывались не из взносов всего народа, а из даров состоятельных лиц, они отвергали возлияние воды на алтарь, украшение его ивовыми ветвями в праздник Суккот и так далее.

Совершенно справедливо отмечает Иосиф Флавий в книге "Иудейские древности": "Цдуким представляли богатых, и за ними не шёл народ, прушим же он был верным союзником".

Ессеи

В тот период существовала еврейская община, или секта, ессеи, которая появилась во время восстания Макабим и просуществовала почти до конца эпохи Второго Храма. Она была немногочисленной и насчитывала около четырёх тысяч человек. Ессеи удалялись не только от светской, но и от обычной мирской жизни и заботились о своём духовном и нравственном усовершенствовании. Понятие о благочестии они доводили до крайности, в религии выдвигали на первый план личный элемент вместо общественного. Особенно строго ессеи соблюдали законы об очищении и воздержании, надеясь достичь этим высокой святости и духовной чистоты. Так как в обыденной жизни, при постоянном общении с людьми трудно было строго соблюдать законы о чистоте, то ессеи удалялись в пустынные места, в окрестности Мёртвого моря, где жили замкнутыми общинами. Они не допускали в свою среду женщин и вели очень скромную жизнь, занимаясь преимущественно земледелием, а также скотоводством и пчеловодством.

Уже в то время ессеи вызвали интерес греческих писателей и историков тем, что им удалось реализовать идею о всеобщем равенстве и отсутствии частной собственности. Основное правило ессеев гласило: "Моё да будет твоим, твоё да будет моим". Свою собственность ессеи вручали выборному казначею, закупавшему всё необходимое для их общины. Они соблюдали величайшую умеренность в пище, питаясь только плодами земли, — ели два раза в день по одному блюду, пили только воду. На трапезу они смотрели, как на религиозную церемонию и принимали пищу лишь для того, чтобы быть в силах служить Богу. В одежде ессеи сохраняли такую же скромность и носили её до полного износа. Ессеи стремились подавлять в себе страсти, находить успокоение в вере и в размышлениях о возвышенном, чтобы стать, таким образом, сосудом для восприятия Святого духа (руах га-кодеш). Эту цель они считали достойнейшей задачей всей жизни.

Приём в секту новых членов проводился с крайней строгостью. Всякий, желавший стать ессеем, проходил трёхлетний испытательный срок. Выдержавший испытание должен был дать строгую клятву, что будет верен уставу общины и не раскроет её тайн. В Храм ессеи посылали подарки и приношения — плоды земли, но избегали приносить в жертву животных. Подобно прушим, они верили в загробную жизнь и в небесную справедливость.

Ессеи были замкнутой сектой и не принимали никакого участия даже в формировании еврейского общества по законам Торы.