Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ШИВЪАТ ЦИЙОН — ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЦИЙОН ИЗ ВАВИЛОНСКОГО ПЛЕНЕНИЯ

ШИВЪАТ ЦИЙОН — ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЦИЙОН ИЗ ВАВИЛОНСКОГО ПЛЕНЕНИЯ

Пророки - вестники

Мы уже говорили о роли пророков в процессе духовного возрождения еврейского народа в канун и во время вавилонского пленения. Пророки преобразовали духовный облик еврейства и придали универсальный характер религиозному сознанию народа, что защитило его от ассимиляции и обеспечило выживание в условиях неволи. Первыми пророками этой эпохи были Амос и Гошеа, проповедовавшие и учившие народ в Исраэльской монархии. Все последующие пророки от Йешаягу и до Малъахи жили и действовали в Иудейской монархии.

Пророкам было суждено сыграть особую роль в еврейской истории. Посланный Богом пророк как бы растворялся в неземной силе, говорящей его устами. Главная задача заключалась в том, чтобы исправлять людей и указывать им путь к праведной жизни. Пророки были также вестниками гнева Бога. Не покой и умиротворённость, не утончённая духовность (её время ещё не пришло), а потрясающее все чувства бичевание грехов было тем орудием, которым пользовались пророки, чтобы оживить и воспламенить совесть народа. Речь пророков обретает невиданную ни прежде, ни потом мощь и силу. Они познали истину, восприняли её душой и сердцем и выкрикнули вслух каждый её слог. В их пророчествах сплавлены воедино национальные, духовные и общественные задачи. Проповеди пророков стали мощным толчком, пробудившим религиозное сознание народа, тараном, пробившим дорогу национальному делу.

Пророчества Амоса и Гошей вызвали в Исраэльской монархии недоверие и, того хуже, насмешки. Идолопоклонство и моральная испорченность поразили уже самую душу народа Исраэля, открыто поклонявшегося идолам, что и привело его к гибели. Учение пророков смутило, правда, души последних монархов Исраэля, но этого было слишком мало для начала трудного процесса национального выздоровления. Амос и Гошеа предсказали гибель Монархии Исраэля, её династии и самому народу, чаша грехов которого уже давно переполнилась. Бог предупреждал Свой народ и посылал знамения Своего гнева: голод, засуху, пожары, землетрясения и даже смерть. Но не образумился народ, погрязший в идолопоклонстве и пороках.

Амос предсказывал /гл. 5/:

"Горе тем, кто жаждет дня Всевышнего, Ибо что принесет вам день Всевышнего? Тот день будет мрак, а не свет: Будет то, что муж бежит ото льва, А медведь ему перерезает путь; Войдёт в дом, обопрётся рукой о стену И укусит его змея".

Вот пророчество Гошей /гл. 13/:

"Я - твоя гибель, Исраэль, и кто может тебе помочь?

Где же монарх твой, где он?—

Пусть он спасёт тебя!

Где все судьи твои, чтобы дать суд тебе,

О которых говорил ты:

Дай мне монарха, поставь судей надо мной! Я дал тебе монарха в гневе Моём И отнимаю его в Своей ярости*... И говорю о смерти: Где муки твои, преисподняя? Раскаяния не будет у Меня В пустыню должна обратиться Самария*, От меча должны они погибнуть".

Учители и реформаторы

Но было бы ошибкой концентрировать внимание лишь на одной и не самой главной стороне учения пророков. Они не только бичевали пороки и грехи народа, но и учили. И именно их учению обязаны евреи своим существованием. Пророки реформировали и изменили само отношение к иудаизму, вскрыв его глубокие нравственные ценности. Они внедрили в национальное сознание понимание того, что, как ни важны религиозные обряды и предписания, не менее важны принципы нравственности и справедливости, заложенные в Божественном учении. Идеи пророков помогли евреям в Вавилонском плену придать своей религии новые элементы. В Вавилоне место разрушенного Храма заняли батей кнесет (дома собрания, по-гречески, — синагоги), а служение в Храме заменила молитва, обращенная к Богу.

Бет кнесет и молитва стали великими символами единства еврейского народа, где бы он ни находился. У евреев окрепла непосредственная связь с Богом через молитву. Они добровольно, а не из-за страха перед наказанием Бога, подчинились авторитету Священного писания и тем самым гарантировали свое выживание.

Избавление

 Невухаднецар умер в 3364 /396 до хр. л./ г. Его сын, унаследовавший престол, Эвиль-Меродах значительно улучшил положение пленных иудеев и даже освободил после тридцати семилетнего заключения бывшего иудейского царя Йегояхина. Эвиль Меродах был убит своим зятем, процарствовавшим три года, затем на престол вступил его малолетний сын, убитый вскоре вавилонскими вельможами. В 3386 /374/ г. был провозглашён царём Бэлшецар (Валтасар). Он плохо относился к иудеям, лишил их всех привилегий, и им пришлось, правда, недолго, познать всю тяжесть изгнания и неволи. 

Однако главное уже было сделано; духовное объединение народа стало реальностью, и преследования лишь укрепляли его. Именно в это время были установлены новые религиозные обряды, укреплявшие на родное единство. При богослужении молящиеся обращались лицом в сторону Йерушалаима, мысленно переносясь в разрушенную нацио нальную святыню. Четыре дня в году, связанные с горестными страни цами еврейской истории (годовщины осады и взятия Йерушалаима раз рушения Храма и убийства Гдальи), стали днями национального траура.

В эти дни в молитвенных собраниях изгнанники плакали, вспоминая о Цийоне, а пророки утешали их, возвещая скорое избавление.

И оно не замедлило придти. Царство и весь род Невухаднецара, это го спесивого разорителя Йерушалаима и Первого Храма, были уничто жены в 3388 /372/ году персидским царем Корэшем (Киром). Еврей ские пророки видели в Корэше не только орудие возмездия царскому роду, поправшему законы Творца, но и избранника Бога, которому предначертано было стать спасителем и освободителем пленных иудеев. С уверенностью предсказал все эти события пророк Йешаягу: Так го ворит Всевышний Корэшу, Своему помазаннику: "Я пойду пе ред тобой и горы сровняю, медные двери сокрушу и запоры железные сломаю. ...Он построит Мой город и отпустит Моих пленных не за выкуп и не за дары" /45:2,13/.

Жизнь Корэша, этого основателя Персидской державы, хорошо из вестна по многим еврейским источникам, а также по истории Геродота*. Из всех рассказов о нём следует, что Корэш был человеком велико душным и благородным, который, создав силой оружия огромную им перию, умел с уважением относиться к чувствам и верованиям поко рённых народов. Он не переселял их в чужие земли, как это делали ас сирийские и вавилонские цари, а старался заручиться их верностью, предоставляя внутреннюю автономию, особенно в вопросах религии.

К евреям у Корэша сложилось особое отношение. Во времена Корэша персы по своему религиозному мировоззрению были ближе к ев реям, почитавшим единого Бога, чем к идолопоклонникам-вавилоня нам. Персы исповедовали религию Зороастры. Они почитали два вер ховных существа, ведущих между собой бесконечную борьбу: бога света и добра и бога тьмы и зла. Пророк Йешаягу резко осудил этот дуализм, противопоставив ему еврейскую веру в единого Бога. Тем не менее, с персами у евреев не было такого духовного антагонизма, как с вавило нянами. К тому же, во время взятия Вавилона Корэшу стало известно, что еврейские пророки предсказали ему победу и видят в нём послан ника Бога.

Ещё в 3379 /381/ году, когда Корэш победил Лидийского царя Креза, в его армии среди инородческих отрядов были и иудеи, первыми начавшие распространять сведения о личности Корэша, его веро терпимости и великодушии.

В 3388 /372/ году пробил час возмездия. Армия Корэша взяла Ва вилон, во многом благодаря помощи жрецов, недовольных религиоз ными реформами царя Бэлшацара. В Книге пророка Даниэля* описа ны последние дни Вавилонской монархии, знаменитый пир последне го вавилонского царя Вэлшацара. Ослеплённый гордыней царь повелел принести из сокровищницы похищенные Невухаднецаром из Йеруша лаимского Храма золотые сосуды, посвящённые Всевышнему. Тогда появилась рука, начертавшая на стене знаки, которые не умел ни про честь, ни разъяснить никто, кроме Даниэля. Он один понял роковую надпись и разъяснил её смысл царю и придворным. "Менэ, менэ, оте кал, у-фарсин", - гласили знаки, что означало, как объяснил Даниэль: иМенэ — отсчитал Творец (дни) царства твоего и завершил его. Текэл — ты взвешен был на весах и оказался обличённым. Перэс — рассечено твоё царство и отдано Мадаю и Парасу* 75:25-28/.

Всё случилось так, как объяснил пророк Даниэль. Взяв Вавилон, Корэш исполнил самое сокровенное желание иудеев: он разрешил им вернуться на родину, отстроить Храм и восстановить Йерушалаим. Это решение Корэша зафиксировано в декрете, изданном в 3389 /371/ году и дошедшем до нас в двух редакциях: одна на еврейском языке, в той форме, в которой он читался во всеуслышание царскими глашатаями; и вторая — на арамейском языке, в виде записи, найденной в государст венном архиве старинной Персидской столицы Экбатана. Вот арамей ский текст в дословном переводе: "Так говорит Корэш, царь Персидский: Все царства земли дал мне Всевышний, Бог небесный, и Он пове лел мне построить Дом в Йерушалаиме, что в Иудее. Кто есть из вас, из всего Его народа, да будет его Бог с ним, пусть он идет в Йерушалаим, что в Иудее, и строит Дом Всевышнего, Бога Исраэля, того Бога, кото рый в Йерушалаиме. Сегодня, после всевозможных анализов, историки не сомневаются в подлинности обеих редакций декрета Корэша.

Шивъат Цийон

 Декрет был встречен изгнанниками с огромной радостью и воодушевлением. Началось Возвращение в Цийон — Шивъат Цийон. Это явление не имело прецедента в тогдашней истории. Лишь евреям удалось вернуться на родину, из всех народов, угнанных в плен Ассирией и Вавилонией. Конечно, в намерение Корэша не входило воссоздание Еврейского государства в границах, существовавших при Давиде. Права, предоставленные декретом, предусматривали лишь возвращение изгнанников в Йерушалаим с целью восстановления Храма. Территория, выделенная для этого, также была незначительна даже по сравнению с размерами небольшой Иудейской монархии перед вавилонским изгнанием. Евреи получали лишь Храмовую гору и город Йерушалаим с прилегающей к нему областью, наподобие городов-полисов, появившихся в эллинский период. Фактически это было государство - Храм.

В своем решении Корэш руководствовался трезвым политическим расчётам. Он знал, что возвращение евреев в Йерушалаим оживит опустошённую страну, и она станет источником постоянного дохода для царской казны. Кроме того, он понимал, что в благодарном еврейском народе созданная им империя приобретает надёжного союзника и стража на стратегически важном пути в Египет.

У энергичного Корэша слово не расходилось с делом. Он приказал дать отправляющимся на родину евреям деньги на сооружение Храма. Персидский казначей Митридат получил царский приказ о выдаче уходящим евреям священной храмовой утвари, хранившейся в качестве военного трофея в вавилонском храме Бэла. После всех приготовлений, возвращенцы, общим числом до пятидесяти тысяч человек вместе со слугами отправились на разорённую родину. Исход из Вавилонии сразу же принял характер всенародного дела, и это свидетельствует о том, насколько сильна была в народе тяга к религиозному и национальному возрождению, несмотря на в общем-то благоприятные условия, в которых жили евреи в вавилонском плену. Правда, из-за этих условий не все евреи последовали за своими соотечественниками на родину. Многие из них за годы изгнания глубоко укоренились в Вавилонии, обзавелись собственностью и деловыми связями и даже занимали важные посты в государственном аппарате. Но и те евреи, которые остались пока в Ва-

вилонии, считали Йерушалаим и Храм центром своей духовной жизни, а Иудею - своей родиной. Они поддержали уходивших на родину золотом и серебром и помогли им приобрести вьючных животных.

Шивъат Цийон, возвращение в Цийон, было организовано с большой тщательностью. Списки возвращенцев и их права на владение земельной собственностью в Иудее были проверены старейшинами родов на основании устных и письменных свидетельств. Коганы*, ученики пророков и левиты составили духовное ядро всей этой группы. Исход возглавили два человека: Зрубавель — внук предпоследнего иудейского царя Йегояхина и Йегошуа — внук первосвященника, казнённого по приказу Невухаднецара. Йегошуа был потомком Цадока, первого из первосвященников, назначенных мелехом Давидом. Зрубавель происходил из дома Давида. Зрубавель представлял светскую власть, а Йегошуа — духовную. Именно Йегошуа было суждено стать первосвященником восстановленного Храма. Зрубавель был назначен персами правителем Иудеи и наделён всей полнотой административной власти.

На родину изгнанники прибыли через полгода после обнародования декрета Корэша. Они обнаружили в самой Иудее и в прилегающих к ней районах целый конгломерат племён и народностей. Кого только там не было: плиштим, амоним, эдомим, шомроним, моавим* и т. д. За эти годы они почувствовали себя хозяевами покинутой земли, и, конечно, не встретили возвращенцев с распростёртыми объятиями. Невежественные, погрязшие в идолопоклонстве — все эти племена враждебно отнеслись к возвратившимся подлинным хозяевам Иудеи, достигшим высокой степени духовного и национального самосознания. Многие из местных жителей захватили принадлежавшие евреям родовые наделы. Но всё это не могло умалить радости возвратившихся на родину, чувства которых переданы в пророческом псалме Давида /126/:

"Когда Всевышний возвращал изгнанников в Цийон, — Мы были, как во сне.

Уста наши были полны веселья и язык наш —- пения.

Все народы говорили:

Веселье сотворил Всевышний для них".

Там же содержится и предвидение грядущего:

"Сеявшие со слезами, будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена, возвратится с весельем,

неся свои снопы ".

Восстановление

Медлить было нельзя: необходимо было восстановить богослужение и еврейский образ жизни. Йегошуа и Зрубавель воздвигли алтарь на том же месте, где он стоял когда-то в Храме, и восстановили обряд жертвоприношения. Это произошло в 3390 /370/ г. в месяце Тишри, на который выпадают еврейские праздники — Рош fa-mam, Йом Кипур и Суккот*. Вновь, после 49-летнего перерыва, стали возносить жертвоприношения тамид*, совершаемые постоянно два раза в день — утром и вечером. Тогда же были начаты приготовления к строительству нового Храма. Для этой цели возвращенцы пожертвовали свои драгоценности, золото и деньги. Согласно разрешению Корэша, в Ливане был закуплен кедровый лес. А в месяце Ияре, через год после возвращения, приступили к закладке Храма. Величественно выглядели на этом торжестве когэны в Храмовых облачениях, левиты пели благодарственные гимны Богу, пророки предсказывали счастливые дни, люди смеялись и плакали, и не ясно было: кого больше — плачущих или смеющихся среди народа, собравшегося в этот день в Йерушалаиме.

Радостное настроение народа вскоре было омрачено. В северном Кнаане, на границе с Иудеей, жили племена, переселённые еще в VI веке до хр. л. из разных стран в область Шомрона — бывшей территории Исраэльской монархии. Эта смесь народов, называвшаяся шомроним (самаритяне), формально приняла еврейство, но сохранила множество языческих обычаев. Шомроним прислали в Йерушалаим послов с требованием разрешить им участвовать в строительстве Храма, как единоверцам. Сегодня трудно понять, вытекало ли их желание из религиозного рвения или же из выгоды. Зрубавель и Йегошуа отвергли это требование. Отказ был вызван не враждебной нетерпимостью, а разумной осторожностью: Зрубавель и Йегошуа опасались языческого влияния: шомроним могли внести языческие элементы даже в ритуал Храмового богослужения, ибо их религия состояла не только из веры в Бога Исраэля, но и включала языческие обряды и верования.

Тем не менее, отказ был дан в дипломатической форме, с тем, чтобы не оскорбить религиозных чувств шомроним и не обострить с ними отношений. Им было сказано, что царь Корэш повелел евреям построить Храм. При этом шомроним дали возможность участвовать в Храмовых богослужениях и возносить дары на алтаре.

И всё же с тех пор шомроним стали врагами евреев. Всеми способами — то силой, то хитростью — они мешали строительству Храма, устраивали нападения, разрушали уже отстроенные стены, подстрекали персидских чиновников против иудеев. Они слали царю Корэшу, а затем его сыну — Камбизу доносы, в которых обвиняли евреев в нелояльности к Персидский империи и в стремлении к воссозданию независимого государства. Корэш, до конца благоволивший к иудеям, погиб в одном из походов. Вступивший на престол Камбиз внял наветам шомроним, и строительство Храма приостановили. Новый персидский царь, едва вступив на престол, двинул войска империи против Египта. Поход персидской армии совершался через Иудею, испытавшую все связанные с этим тяготы. Продолжительный перерыв в строительстве Храма угнетающе подействовал на евреев, впавших в состояние апатии, которую не легко было преодолеть. К тому же не хватало учителей Закона, и народ стал забывать свою веру.

Камбиз погиб в неудачном египетском походе. На персидский престол после трёхлетней гражданской войны вступил Дарий Гистасп, умный и образованный человек, подобно Корэшу, без предубеждения относившийся к иудаизму. На втором году его правления в Иудее, переживавшей период духовного застоя, пророческий дух снизошёл на Хагая /2:21-23/: "И было слово Всевышнего к Хагаю и сказано: Скажи Зрубавелю, правителю Иудеи: Я потрясу небо и землю, и ниспровергну престолы и истреблю силу языческих царств, опрокину колесницы и сидящих в них, и низринуты будут кони и всадники их, один мечом другого. В тот день, — говорит Всевышний, — Я возьму тебя, Зрубавель, слуга Мой, и буду держать тебя, как печать, ибо Я избрал тебя".

В междоусобицах, раздирающих персидскую империю, пророк видел признак грядущего возрождения еврейского государства, которое должно наступить после окончания строительства Храма. Евреи считали, что строительство приостановилось из-за материальных лишений. Из пророчеств Хагая следует, что это не так. Пророк меняет местами причину и следствие. Лишения, которые испытывает народ, — это кара за его нерадивость: "Ожидаете многого, а выходит мало, и что принесёте домой, то Я развею. За что? Говорит Всевышний: За Мой дом, который в запустении, тогда как вы бежите каждый к своему дому" /Хагай 1:9/.

Народ внял словам пророка, и строительные работы возобновились. Они были вновь приостановлены, когда представители персидской администрации явились проверить, имеют ли право возвращенцы на восстановление Храма. Евреи знали лишь устный ивритский текст указа Корэша, а этого было мало. Но вскоре в государственных архивах персидского города Экбатана был найден арамейский подлинник указа. Последнее препятствие было устранено.

Второй Храм возведен

После четырёх лет напряжённой работы усилиями всей нации строительство Храма возведён было закончено 3 Адара 3408 /352/ года, через 70 лет после его разрушения, как и предсказал пророк Йирмеягу. Освящение Храма совпало с праздником Лесах, что тоже символизировало окончание периода неволи.

После завершения строительства Второго Храма мессианские чаяния предыдущих лет вновь сменились периодом застоя и апатии. Нигде больше не упоминается Зрубавель, с которым были связаны мессианские надежды и которого Йирмеягу называет "Давида отрасль праведная". Существует предположение, что персы, страшась возможности восстановления монархии в Иудее, отозвали Зрубавеля в Персию из-за его чрезмерной популярности. И с тех пор персы никогда больше не назначали наместником Иудеи потомка Давида.

Зато, как выяснилось, персы ничего не имели против восстановления статуса первосвященника. В книге пророка Зхарьи рассказано, что на голову Йегошуа была возложена корона из серебра и золота, когда он был провозглашён первосвященником Храма.

Это событие имело огромное значение для евреев, так как знаменовало не только религиозное возрождение, но и известную форму автономии, приемлемую как для евреев, так и для персов, не связывающих прерогатив первосвященника с политической независимостью.

Восстановление еврейского образа жизни

После окончания строительства Храма, перед пророками пророками и учителями Торы во всей неотложности встали проблемы искоренения остатков язычества, исправления нравов и, главное, укрепления веры, ибо в этом был залог выживания народа. Одно время даже казалось, что уроки катастрофы ничему не научили народ, упорствующий в своих заблуждениях.

Евреи стали постепенно вступать в тесные связи с соседямиязычниками и даже брать в жёны их дочерей, хранивших верность обычаям идолопоклонства, несовместимым с законами Торы.

Неудивительно, что дети от этих смешанных браков усваивали языческие верования. Вновь предостерегал и бичевал народ последний пророк эпохи возвращения в Цийон — Малъахи: "Вероломно поступает Иегуда, и мерзость совершается в Исраэле и в Йерушалаиме ибо унизил Йеёуда святыню Всевышнего, которую любил, и сочетался с дочерью чужого бога"/1:11/. "Помните Тору Моше, ...которую Я заповедал ему в Хореве для всего Исраэля, равно как и уставы, и законы / 4:4/.

Возрождение пришло из Вавилона вместе с вождями второго исхода, наступившего через 22 года после первого.