Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ИУДЕЯ ПОД ГРЕЧЕСКИМ ВЛАДЫЧЕСТВОМ

ИУДЕЯ ПОД ГРЕЧЕСКИМ ВЛАДЫЧЕСТВОМ

Йефифото шель Йефет

Давая пророческую характеристику сыновьям, Hoax сказал о Йефете /Брешит 9:27j\ "Даст Бог простор Йефету (Йафт Элоким ле-Йефет)", и добавил: "И да поселится он 8 шатрах Шема". Первая часть пророчества приведена на языке Торы, ибо слово йафт (форма будущего времени от йафте) — даст простор — близко по написанию и звучанию к йафе - красивый, и потому придаёт пророчеству оба смысла. Вторая часть говорит о том, что, в конце концов потомки Йефета придут к шатрам Шема, домам учения Шема, где учат законы Бога Шема, и обоснуются там, сменив язычество на монотеизм в его христианском варианте, с дальнейшим продвижением к Торе (через реформацию, протестантство и т. д.).

Хотя яваним, греки, потомки Йефета, не унаследовали Тору и истинную мудрость [это удел Шема], но когда эллины распространили свои завоевания, исполнилось пророчество Ноаха - снизошло на них "йефифото шель Йефет" (раздолье, краса Йефета). И тогда греки переняли все премудрости Персии и Мидии [известные Исраэлю ещё при монархе Шломо, то есть почти 600 лет до этого, и от него полученные соседними народами: вавилонянами, персами и др.]. От греков эти знания получили народы Европы, назвав их "греческой мудростью". На греческом языке, отработанном в "Илиаде" и "Одиссее" [в последние годы жизни пророка Элиши - 3070-3090 /690-670/], стали создавать свои произведения поэты и драматурги, политики и философы. С той поры, как появились эти философы, мудрость и краса Эллады стали распространяться и получили мировую известность.

Наиболее известным из ранних поколений был Пифагор [последний период Иудейской монархии - 3270-3338], отличавшийся во многих науках и философии познаниями, в значительной степени почерпнутыми у еврейских мудрецов, проживавших в Египте. В тот же период, но немного позже, появился в Афинах его ученик - Сократ, получивший знания от Асафа* и Ахитофеля*. Он первый путём философских исследований пришёл к мнению, что можно исключить из реальной действительности бога, за что и был, несмотря на его великую славу, присуждён согражданами к смерти.

Платон, ученик Сократа, - современник Йирмеягу [ вторая половина 3300-х Тодов], по матери - родственник Филона Александрийского. Учился у Йирмеягу, и раби Натанэль передаёт слова Платона: Я был с Йирмеягу в Египте и вначале посмеивался над его словами, но, в конце концов, понял, что его речи - это слова Бога живого и что он - мудрец и пророк / Седер га-дорот, с. 122/. В этом же поколении были врач Гипо-крат и его сын - математик Эвклид. Эпикур, отрицавший вообще существование духовного мира и любой вид деятельности и проповедовавший лишь покой, жил в 3444 /316/ году*. С тех пор в еврействе утвердилось понятие апикорос для обозначения атеиста.

Виднейшим учёным, охватившим почти все современные ему области знания, благодаря произведениям которого греческая философия широко распространилась во всём мире, был Аристотель /3412-3474; 348-286/. Традиционно христиане считают его македонцем, однако в старинном манускрипте Эвсибио написано: "Следует знать, что большинство философских знаний пришло к нам от мудреца Аристотеля, который был иудеем, по происхождению из Йерушалаима, из колена Биньямина. По имеющимся у нас слухам, он пришёл из дальних мест Азии, спустился с гор к нам и жил у нас долгие годы. Он породил у нас философию, был очень щедр и много дал нам, и мы учились из его уст. Когда Александр пошёл на Йерушалаим, то отдал в собственность своему учителю книги Шломо. Аристотель перевёл оттуда философские материалы и использовал под своим именем".

В конце книги Гапалат га-гапала раби Ибн Рашад сообщает, что в городе Алькагара была книга, написанная Аристотелем в конце жизни, в которой он пишет, что отошёл от всего написанного им прежде... Он написал своему ученику Александру: Благословен Бог, делающий зрячими слепых, указывающий грешным путь, воздавший мне Своим милосердием и великим благодеянием и извлёкший меня из абсолютного невежества, в котором я находился, занимаясь философскими премудростями и судя обо всём лишь собственным умом, и написал об этом столько книг, как песка на берегу моря... До тех пор, пока в конце моих дней не начал я дискутировать с одним из исраэльских мудрецов [Шимоном-цадиком], и он показал мне свои крепкие познания в Торе, данной им (исраэльтянам) в наследие с Синая. И потянулось моё сердце к словам Торы, когда он показал мне знаки и чудеса в святых именах - истинных и открытых нашим чувствам. Я по глупости не знал, что большинство вещей — выше разума, а как увидел это, дал моему сердцу вдумываться всеми моими силами в еврейский Закон, основанный на цельных камнях, не как тёмная философия. Поэтому, дорогой мой ученик, великий царь Александр, да не вводят в заблуждение мои книги тебя и твоих друзей философов, ибо, если бы я смог собрать все мои книги, сжёг бы их всех, чтобы они не исковеркивали сознание людей. Я знаю, что получу большое наказание от Бога за то, что грешил и ввёл многих в грех... Ибо постигающие Тору идут к свету в свете жизни, а постигающие философию - в яму преисподней".

Абрабанель* указывает, что это произошло во времена Шимъона-цадика./По материалам Седер га-дорот стр. 135-136/.

И всё же интерес к философским произведениям Аристотеля не уменьшался, их распространяли и принимали во всех концах земли, они оказывали решающее влияние на развитие наук, мышления, логики среди народов мира и в последующих поколениях.

При всём этом эллинское миропонимание и культура, эллинизм как образ жизни всегда основывались на мифологии, идолопоклонстве. Даже Афины, "город мудрецов", переполняли скульптурные и иные изображения богов и богоравных героев — в храмах, капищах, на улицах, площадях и в частных домах, и везде им — алтари и возношения. И везде тот же культ человеческого тела, его красоты, силы и триумфального торжества, ибо лишь в этом видели греки-эллины реальное величие и превосходство, достойное восхваления.

Отсюда пошла сущность мира эллинизма, дошедшая до нас в латинской формулировке : Mens sana in согроге sano (здоровый дух - в здоровом теле). Здоровое тело продуцирует здоровый дух. Во главе всего -тело, а дух - приложится, если приложится. Недаром Чехов писал: "Римляне говорили: Mens sana in согроге sano. Не всё то правда, что говорили римляне или греки" /Собр. соч., т. 7, стр. 299/.

Сущность мира иудаизма открыта в Торе /Дварим 8:3/: "Не на хлебе лишь одном да живёт человек, но на всём, исходящем из уст Творца, - да живёт человек". В тексте написано адам, и в таких случаях всегда имеется в виду еврей, тем более что приведено это в связи с рассказом о даровании мана в пустыне. Речь идёт о том, что один лишь хлеб (материальное) не может обеспечить жизненность, жизненные силы, — это возможно только благодаря духовным силам, исходящим из велений-мицвот Торы, выполняемых евреем. Не природа обеспечивает жизнь, а "всё, исходящее из уст Творца".

Одним из главнейших принципов, законов иудаизма является цни-ут — высокая нравственность, целомудрие, скромность. Цниут требует от еврея самоустраниться от всего, что разрушает границы нравственности, то есть духовных и душевных качеств, необходимых человеку в обществе, правил, определяющих его поведение. Ведь этим человек отличается от скота. Сказано: "Веди себя целомудренно с твоим Богом" /Миха 6:8/.

Потому цниут нужна еврею даже наедине с собой, внутри своего дома, ибо в этом проявляется почитание Творца, Бога Исраэля, чьей славой полна вся земля. Не случайно сказано в Талмуде /Брахот 62/\ "Никто так не целомудрен, как тот, кто целомудрен в туалете". Воспитанный в нормах цниут, еврей воспринимает обнажение тела как преступление против нравственности, против Торы, против Творца, как то, что в иудаизме называется прицут — аморальность, распущенность, порочность, развращённость. Проснувшись, евреи должны надевать на себя халат ещё лёжа, чтобы встать с постели уже одетыми, а когда меняют одежду, не обнажать всё тело. И естественно, что Закон велит покрывать голову, не растрёпывать волос, ибо сказано: "Знай, что над тобой — наблюдающий глаз и слушающее ухо, и все твои дела записываются в книгу" /Авот 2:1/.

Важнейшим в цниут является поведение в супружеских отношениях. Давно проверено медициной и известно, что евреев, мужчину и женщину, соблюдающих законы семейной чистоты (таёарат ёа-миш-паха), в редких случаях поражают заболевания половых органов и другие болезни, связанные с половой сферой. Но это — вторичное. Главное в том, что соблюдение таёара (духовной чистоты) очищает душу, данную Богом, видящим, как евреи выполняют Его Закон, в том, что соблюдение норм таёарат мишпаха возводит супружескую жизнь на такую моральную высоту, какой нет у других народов, очищает и усиливает любовь между супругами. Прицут карается по законам Торы казнью карет — Творец, Бог Исраэля истребляет души евреев, опустившихся до половой распущенности, безнравственности.

Эллинисты — носители "передовой культуры всего передового и прогрессивного человечества" той эпохи — не могли понять решительного, непримиримого сопротивления евреев, которых они пришли облагодетельствовать и поднять из тьмы невежества, бескультурья и непонимания прекрасного. Но могли ли воспитанные в законах Торы евреи принять как передовой и лучший образ жизни эллинизм с его вакханалиями в честь Вакха, их бога вина и пьянства, с необузданностью пьянства и половой растленности? Как евреи с их таёарат мишпаха могли смириться с так почитаемыми и восхваляемыми греками гетерами, гетеросексуализмом, лесбианством [от греческого острова Лесбос], с обнажёнными спортсменами в гимнасии и на стадионе? Каково было евреям видеть, что греки оскверняют Эрец ёа-кодеш статуями и картинами, изображающими их голых богов и людей, иной раз в непристойных позах, да ещё возмущаются, почему "непросвещённые евреи" не благодарят за произведения искусства?

Совместимы ли такие миры? Можно ли жить в них обоих? Возможен ли подобный "плюрализм"? В эллинском мире герой — это победитель на олимпиаде, победитель в сражении. В еврейском мире: "Кто герой? — Кто покоряет своё (дурное) побуждение" /Авот 4:1/. Система приоритетов говорит сама за себя: в мире эллинизма во главе - материальное, телесное, науки, искусства и их законы; в мире иудаизма - духовное, Божественное, Тора и их законы. Миры эти несовместимы, антагонистичны; в лучшем случае, они могут лишь сосуществовать — параллельно и не сливаясь.

Империя Александра Македонского

Но не будем забегать вперёд. Вернёмся к Александру Македонскому и его завоеваниям. Тот самый персидский царь Дарий I Гистасп, о котором еврейский народ сохранил благодарную память за то, что он разрешил закончить постройку Второго Храма в Йе-рушалаиме, этот царь был одержим навязчивой идеей порабощения греков и развязал против них войну, продолжавшуюся с перерывами долгие годы.

В 3442 /318/ году фаланги Александра Македонского разгромили огромные персидские армии Дария III Кодомана. Персидская монархия распалась. А в 3445 году Александр Македонский вступил в Иудею. Еврейский историк и писатель сложной судьбы Йосеф бен Матитъяу, известный как Иосиф Флавий, в книге "Иудейские древности" рассказывает о том, что в то время, когда персидское государство агонизировало, Александр Македонский направил своих посланников к первосвященнику Шимъону ёа-цадику и потребовал у него вспомогательных войск. Первосвященник отклонил это требование и сказал: "Мы поклялись в верности персидскому государству и клятва для нас священна. Если Богу будет угодно передать нас другому властителю, то мы и ему, как верные подданные, будем оказывать повиновение".

Когда же Александр во главе войск двинулся в Йерушалаим, чтобы наказать его за непокорность, то ему навстречу вышло еврейское посольство из самых уважаемых граждан во главе с первосвященником Шимъоном ёа-цадиком. Александр сошёл с колесницы и низко поклонился шедшему впереди первосвященнику. Своему полководцу Парме-ниону, изумившемуся такой необыкновенной милости, Александр разъяснил: "Муж, подобный этому, явился мне во сне, прежде, чем я выступил в поход на Восток. Он предсказал, что моё предприятие закончится победой и славой. Увидев иудейского первосвященника, я вспомнил об этом сновидении и хочу поэтому оказать милость его народу".

Рассказ Иосифа Флавия может считаться достоверным, так как, в основном, он совпадает с изложением этого события в Талмуде. Александр даровал народу Иудеи многие привилегии. Он позволил беспрепятственно соблюдать законы Торы, первосвященника поставил наместником всей страны и освободил народ от податей в каждый седьмой год (шмита), когда Тора запрещает обработку земли.

Под властью Талмаев

После смерти Александра в 3454 /306/ году, созданная им империя была буквально разрублена на части мечами его полководцев. В Египте утвердился Талмай (Птолемей), превративший бывшую провинцию в самостоятельное государство. Чтобы не быть отрезанным от Азии, Птолемей решил захватить также Эрец Исраэль. Он разбил наместника Сирии Силикуса, а управляемую им провинцию вместе с Эрец Исраэль присоединил к своему государству. В этой войне Талмай обманом овладел Йерушалаимом, ограбил и увёл в плен многих жителей. Он сделал вид, будто пришёл, принести жертву в Йерушалаимском Храме и, когда обманутые жители открыли ему ворота, - захватил город. Вскоре греческий полководец Антигон вытеснил Талмая из Сирии и Эрец Исраэль. Кровопролитная борьба продолжалась на территории Эрец Исраэль, причиняя много страданий её жителям. Закончилась она гибелью Антигона в битве при Ипсе.

В это время был завершён окончательный раздел империи Александра Македонского между диадохами. Египет и Келесирия (так назывались области, включавшие Ливан и Эрец Исраэль) достались Талмаю, Сирия и остальные земли Передней Азии — Селевку. Так Иудея превратилась в одну из египетских провинций под властью Талмаев.

В целом, при династии Талмаев евреи находились в благоприятных условиях. Талмай I утвердил гражданское равноправие, которое даровал евреям ещё Александр. Новые египетские властители не стремились к насильственному насаждению эллинизма во всей их монархии. Правда, в самом Египте, как мы уже отмечали, процесс эллинизации шёл ускоренными темпами. Но в Эрец Исраэль дела обстояли по-другому. Талмай оставил Иудее фактически то же самоуправление, каким она пользовалась под персидским господством. Талмай, а потом и Селевки-ды, считали Иудею этносом (нацией) с центром в Йерушалаиме. Делами иудеев управляли первосвященник и Сангедрин, совет мудрецов. Духовным вождём нации был первосвященник, должность которого обычно передавалась по наследству. Он был высшим авторитетом во всём, что касалось Йерушалаимского Храма и Закона, кроме этого ему часто приходилось брать на себя защиту Йерушалаима, снабжение столицы водой и сбор налогов.

Шимъон га-цадик

В период завоевания Иудеи Египтом первосвященником был Шимъон га-цадик. Он был последним из Мужей Великого Собрания. Шимъон обладал всеми качествами духовного вождя нации, каких требовало то бурное время. Он видел, как полчища Антигона и Талмая опустошали Эрец Исраэль, видел, как войска Талмая разрушили стены Йерушалаима, воздвигнутые еще Нехемьей. Всё это время Шимъон давал народу пример стойкости и веры, призывал его неукоснительно следовать законам Торы. Шимъон сумел в короткий срок восстановить всё то, что потеряла Иудея в войне. Он добился от египетских властей разрешения на восстановление Йерушалаимской стены и сильно укрепил город. Он исправил все повреждения, причинённые Храму, провёл через подземный канал воду в Йерушалаим, и, таким образом, обеспечил столицу на случай засухи или осады. Он осуждал увлечение эллинизмом, приводившее к нарушению и даже забвению духовных и нравственных основ иудаизма. Шимъон любил говорить: "На трёх вещах держится мир — на Торе Бога, на служении Богу и на безвозмездном благодеянии".

Иудея пользовалась при династии Талмаев почти полной автономией, но её поборы ложились на народ тяжёлым бременем. Особенно угнетали крестьян Иудеи, обложенных поземельными и многими другими налогами. Не так легко было Иудее вносить в египетскую казну ежегодную дань в 20 талантов. Постепенно, на ведущие административные роли в стране стали выдвигаться представители аристократических семейств. Йосеф бен Товия обманом получил от Талмая право на откуп налогов в Иудее, бывшее прерогативой первосвященника Хоньйо II, сына Шимъона га-цадика..

Владычество Талмаев в Эрец Исраэль продолжалось около ста лет /3460-3559;300-201/. Это был период затишья, как потом оказалось, перед бурей. Административный порядок, введённый греками в Эрец Исраэль, достижения эллинистической цивилизации в чисто материальной сфере - в земледелии, финансах, строительстве и т. д., внешний блеск эллинской культуры, — всё это провоцировало изменения в социальной и духовной жизни Иудеи. По всей стране стали возникать города типа греческих полисов, где между еврейским и греческим населением сложились тесные общественные и экономические отношения. В жизнь еврейской элиты стали всё шире проникать греческие нравы, представления и обычаи.

И хотя болезнь поразила пока лишь аристократические, высшие слои населения, но она могла распространиться на весь народный организм. Стали нарушать мицвот Торы, законы шабат, в аристократических семьях пренебрегали даже брит мила (обрезанием), еврейские юноши, по примеру греков, в обнажённом виде стали заниматься спортом. Появились даже случаи идолопоклонства. Бен Сира* в своей книге рассказывает о евреях, стыдящихся Торы, и о нечестивых, отрёкшихся от Закона Бога Исраэля. Внешним признаком эллинизации стало распространение греческих имён среди иудеев.

В ту эпоху лишь часть еврейского населения Эрец Исраэль проживала в пределах автономной Иудеи. Области, которые примыкали к Иудее с северо-запада, тоже были заселены евреями, например, такие города, как Под, Раматаим. Во всём, что касалось духовной жизни, евреи Эрец Исраэль были связаны с Йерушалаимским Храмом, но в административном отношении они ещё принадлежали к разным областям. Еврейское население этих областей стремилось к политическому объединению с Йерушалаимом. Даже центр восстания Макабим, Модиин, находился, по-видимому, вне пределов автономной Иудеи. Многочисленным было еврейское население также в центральной и восточной Галилее. Весь север страны был фактически заселён потомками древних исраэльтян, крепкими в вере земледельцами, на которых не оказывали никакого влияния созданные в.Эрец Исраэль греческие города и поселения. Эти евреи и стали оплотом восстания Макабим против эллинистического владычества.

Под властью Селевкидов

Тем временем власти Талмаев над Иудеей пришёл конец. На египетский престол вступил Талмай IV Филопатр. При нём Селевкиды возобновили свои попытки отторгнуть Иудею от Египта. Сирийский царь Антиох III, называвший себя Великим, вторгся было на восточное прибрежье Йордана и в Иудею, но Талмай Филопатр разбил его и принудил к миру. В честь победы царь решил принести жертву в Йерушалаим-ском Храме. В Третьей книге Макабим рассказано, что, находясь в преддверии Храма, Талмай вдруг возымел желание войти в Святая Святых, куда доступ разрешён лишь первосвященникам раз в году - в Йом Кипур. Просьбы и мольбы когэнов и ропот населения не удержали царя. Он ступил на порог и упал. Из Храма царя вынесли на руках.

Возвратись в Египет, злопамятный царь решил выместить на местных евреях злобу, обуявшую его из-за позора, испытанного в Йеруша-лаиме. Он издал указ, по которому каждый, кто не признаёт господствующей в стране религии, не может занимать никакой государственной должности. Участие в языческом богослужении также было объявлено обязательным. Большинство евреев отказалось пожертвовать своими убеждениями во имя житейских благ, и они сразу утратили все свои должности и даже имущество. При Талмае IV, начавшем гонения на евреев, пришло в упадок и стало разрушаться египетское государств во. Подобные явления еще не раз будут встречаться в позднейшей еврейской истории в странах рассеяния.

После смерти своего египетского соперника, Антиох III вновь двинул войска в Иудею и вёл в течение ряда лет тяжёлую борьбу с египетским полководцем Скопом, которого разбил в 3559 /201/ году. Вся Иудея попала под власть сирийского царя. Антиох милостиво отнёсся к населению своей новой провинции. Он не только подтвердил все старые привилегии, которыми пользовались иудеи, но и даровал им новые льготы. Вскоре, однако, счастье изменило Антиоху. Мечтая о славе Александра Македонского, он отважился на борьбу с Римом и был наголову разбит римскими легионами при Магнезии. Антиох вынужден был не только выплатить победителям огромную контрибуцию, но и отправить своего сына, Известного впоследствии Антиоха Эпифана, в Рим, в качестве заложника. Через три года Антиох III погиб, и на сирийский престол вступил Селевк IV.

Чтобы добыть нужные средства для выплаты Риму контрибуции, Селевк, подстрекаемый эллинистами, попытался ограбить Йерушала-имский Храм. Это действие не было направлено против иудаизма и носило чисто меркантильный характер, однако оно означало начало конфронтации между иудеями и династией Селевкидов.

Грекам в Эрец Исраэль противостояли хасидим (благочестивые), о которых мы уже писали. Хасидим не представляли собой какой-либо организованной силы, наподобие партии. Это были просто евреи, желавшие лишь одного, - чтобы им не мешали жить по законам Торы. Именно они встали на защиту веры и, немногочисленные и неорганизованные по сравнению с могучей Селевкидской империей, подняли под руководством семьи когэнов из поселения Модиин — Хашмонаим (Хасмонеев) восстание против могущественной Сирийской империи с её финансовым богатством, государственным аппаратом и хорошо организованной регулярной армией. Хасидим не только отличались учёностью и благочестием, но и оказались прекрасными солдатами. Сказано в Первой книге Макабим: "Хвала Всевышнему была на их устах, и обоюдоострый меч в их руках".